Три мудрых совета

У од­но­го бо­гато­го ка­заха был единс­твен­ный сын. Он пос­то­ян­но пас ло­шадей. Од­нажды к не­му по­дошел не­из­вес­тный че­ловек и го­ворит:

— Ди­тя мое! Дай мне ло­шадей, я те­бе за это дам три муд­рых со­вета. Юно­ша сог­ла­сил­ся и от­дал це­лый ко­сяк ло­шадей. Не­из­вес­тный ска­зал:

— Ди­тя мое! Не будь со­пер­ни­ком то­му, у ко­го от­ве­дал хлеб-соль; от го­тово­го уго­щения не от­ка­зывай­ся (У му­суль­ман бы­ло при­нято: ес­ли уго­дишь на го­товую пи­щу, то дол­жен неп­ре­мен­но от­ве­дать ее. да­же ес­ли не хо­чешь есть); и ес­ли пра­вая ру­ка твоя нач­нет дра­ку, то ле­вая дол­жна раз­ни­мать.

Ска­зал не­из­вес­тный че­ловек эти сло­ва, заб­рал ло­шадей и скрыл­ся.

Ког­да юно­ша вер­нулся до­мой, то все рас­ска­зал от­цу. Отец раз­гне­вал­ся на сы­на, стал его ру­гать, а по­том выг­нал вон.

Дол­го ски­тал­ся юно­ша по раз­ным мес­там. При­шел он как-то в го­род и по­дошел к хан­ско­му дво­ру. За­мети­ли его хан­ские ох­ранни­ки.

— Что ты здесь де­ла­ешь? Не хо­чешь ли быть по­лез­ным че­лове­ком? — об­ра­тились они к при­шель­цу.

— От­че­го же? — ска­зал юно­ша. — Ведь я не ка­лека. Ес­ли есть де­ло, то по­чему же не за­нять­ся? Праз­дно­го бог убь­ет!..

Стра­жа приш­ла к ха­ну и до­ложи­ла, что по­явил­ся в го­роде юно­ша чу­жес­тра­нец, ви­димо, очень ум­ный, и изъ­яв­ля­ет же­лание слу­жить ему. Хан поп­ро­сил при­вес­ти это­го чу­жес­тран­ца. Ког­да юно­шу при­вели, он очень пон­ра­вил­ся ха­ну. Хан наз­на­чил его сво­им те­лох­ра­ните­лем.

Юно­ша вы­пол­нял служ­бу ис­прав­но. Прош­ло не­кото­рое вре­мя. Же­на ха­на влю­билась в юно­шу и как-то го­ворит ему:

— Я бу­ду тво­ей… Бу­дем же лю­бить друг дру­га, шу­тить, ве­селить­ся.

Юно­ша вспом­нил со­вет не­из­вес­тно­го че­лове­ка: «Не будь со­пер­ни­ком то­му, у ко­го от­ве­дал хлеб-соль», — и от­ка­зал же­не ха­на. Тог­да хан­ша ре­шила отом­стить юно­ше. Она по­жало­валась ха­ну, что юно­ша груб с ней, не да­ет про­ходу.

— Я ве­лю его убить, — ска­зал хан.

Тай­но он при­казал сво­им ис­топни­кам бро­сить ут­ром на го­рячие уг­ли то­го, кто к ним при­дет пер­вым. За­тем по­доз­вал юно­шу и ска­зал ему, чтоб он ут­ром от­пра­вил­ся к ис­топни­кам и при­нес ме­шок уг­лей. Юно­ша ска­зал: «Слу­ша­юсь, так­сыр», — и на дру­гой день от­пра­вил­ся к ис­топни­кам.

По до­роге он встре­тил ста­руш­ку.

— Ди­тя мое! — ска­зала ста­руш­ка. От­ве­дай у ме­ня хле­ба-со­ли!..

Юно­ша поб­ла­года­рил ста­руш­ку и ска­зал:

— У ме­ня спеш­ное де­ло, я иду по при­каза­нию ха­на.

На это ста­руш­ка за­мети­ла ему, что еще ра­но и он ус­пе­ет схо­дить по важ­но­му де­лу. Тог­да юно­ша вдруг вспом­нил вто­рой муд­рый со­вет не­из­вес­тно­го че­лове­ка: «От го­тово­го уго­щения, не от­ка­зывай­ся», — и во­шел в юр­ту к ста­руш­ке.

В это вре­мя хан­ская же­на, уз­нав об ожи­да­ющей юно­шу страш­ной смер­ти, в от­ча­янии при­бежа­ла к ис­топни­кам, что­бы в пос­ледний раз пос­мотреть на не­го, но бы­ла тут же схва­чена и бро­шена в огонь. А юно­ша, за­кусив у ста­руш­ки, от­пра­вил­ся к ис­топни­кам, взял у них ме­шок уг­ля и при­нес ха­ну.

Уви­дав юно­шу со­вер­шенно нев­ре­димым, хан при­шел в изум­ле­ние. В то же вре­мя ха­ну до­ложи­ли, что его же­на ис­чезла из двор­ца. Ку­да она де­валась — ник­то не знал. Хан пос­лал уз­нать к ис­топни­кам, ка­кими судь­ба­ми юно­ша ос­тался жив. Ис­топни­ки от­ве­тили, что они в ис­полне­ние по­веле­ния ха­на бро­сили в огонь его же­ну, так как она приш­ла к ним пер­вая.

Ког­да ха­ну при­нес­ли та­кой от­вет, он наз­вал юно­шу кол­ду­ном и хо­тел весь свой гнев вы­мес­тить на нем. Ви­дя это, юно­ша ска­зал:

— Так­сыр! Ес­ли вы по­щади­те ме­ня, я вам до­ложу всю ис­ти­ну!

— Хо­рошо, го­вори, — ска­зал хан.

— Я был сы­ном бо­гато­го от­ца и пас сво­их ло­шадей. Од­нажды ко мне по­дошел не­из­вес­тный че­ловек и ска­зал: «Ди­тя мое! Дай мне ко­сяк ло­шадей, я те­бе за это ска­жу три муд­рых со­вета». Я ис­полнил его прось­бу, а он мне ска­зал: «Не будь со­пер­ни­ком то­му, у ко­го от­ве­дал хлеб-соль», «От го­тово­го уго­щения не от­ка­зывай­ся» и «Ес­ли пра­вая ру­ка твоя нач­нет дра­ку, то ле­вая дол­жна раз­ни­мать». Вы­учив это, ве­чером я при­шел до­мой и за рас­то­читель­ность был из­гнан из до­му. Пос­ле дол­гих ски­таний я при­шел в этот го­род и стал слу­жить ва­шей ми­лос­ти…

Все это вре­мя и днем и ночью ха­ным не да­вала мне по­коя и про­сила, что­бы я ее по­любил. Ес­ли по­любить ее, по­думал я, зна­чит, ид­ти про­тив пер­во­го муд­ро­го со­вета: «Не будь со­пер­ни­ком то­му, у ко­го от­ве­дал хлеб-соль», — по­это­му я всег­да ук­ло­нял­ся от ис­ку­шения. Ког­да вы пос­ла­ли ме­ня за уг­лем, мне встре­тилась ста­руш­ка. Она приг­ла­сила ме­ня к се­бе в юр­ту от­ве­дать го­товую пи­щу. Тог­да я вспом­нил вто­рой муд­рый со­вет: «От го­тово­го уго­щения не от­ка­зывай­ся». Я во­шел в юр­ту к ста­руш­ке и на ско­рую ру­ку за­кусил, по­том по­шел к ис­топни­кам и при­нес вам уг­лей. А где ха­ным и что с ней ста­ло, я не знаю. Вот и все, что я хо­тел вам ска­зать.

Хан выс­лу­шал юно­шу вни­матель­но, а по­том ска­зал:

— Ты, юно­ша, не ви­новен! Же­на же моя са­ма се­бя на­каза­ла.

Пос­ле это­го хан щед­ро наг­ра­дил юно­шу, дал ему ко­ня и от­пустил до­мой.

Дол­го ехал он. На­конец по­казал­ся род­ной а­ул. Юно­ша стал ду­мать: «Да, по­рядоч­но прош­ло вре­мени с тех пор, как я ушел из до­му. Ин­те­рес­но, что те­перь де­ла­ет моя же­на?!» С этою ду­мой он ночью во­шел в свою юр­ту и зас­тал там нез­на­комо­го джи­гита. Он вы­нул саб­лю и за­мах­нулся, что­бы на­нес­ти удар, но в этот миг вспом­нил тре­тий муд­рый со­вет: «Ес­ли пра­вая ру­ка нач­нет дра­ку, то ле­вая дол­жна раз­ни­мать», — и схва­тил ле­вою ру­кою свою пра­вую, в ко­торой бы­ла саб­ля. Же­на прос­ну­лась и ста­ла кри­чать, но, уви­дев му­жа, за­мол­кла. Муж стал уко­рять же­ну в не­вер­ности. Она на это ему ска­зала:

— Ког­да ты по­кинул дом, я жда­ла ре­бен­ка… Юно­ша не кто иной, как твой сын!..

Отец бро­сил­ся к сы­ну, стал его креп­ко об­ни­мать. По­том стран­ник из­ви­нил­ся пе­ред же­ной.

Так он вер­нулся в род­ной а­ул, к сво­ей семье.