Жадный бай и Ал­дар-Ко­се

Жил на све­те Ши­гай-бай, проз­ванный за не­обык­но­вен­ную жад­ность Шик-бер­ме­сом (Шик — ро­са. Шик-бер­мес — не да­ющий кап­ли во­ды). Во всей сте­пи не бы­ло че­лове­ка ску­пее его. Мно­го бы­ло у не­го ба­ранов, бы­ков и ло­шадей. Но жад­ность бо­гача не зна­ла пре­делов. Свя­щен­ный за­кон гос­тепри­имс­тва для бая не су­щес­тво­вал. Вход в юр­ту Ши­гай-бая был зак­рыт для при­ез­жих. За всю свою жизнь он ни­кому не дал кус­ка.

— Ну, ме­ня бы он на­кор­мил! — уве­рен­но ска­зал Ал­дар-Ко­се. — Не ду­маю, — от­ве­тил из­вес­тный ос­трос­лов Жи­рен­ше.

Они пос­по­рили и уго­вори­лись: ес­ли Ал­дар-Ко­се ухит­рится по­есть у Ши­гай-бая, то Жи­рен­ше от­даст Ал­да­ру-Ко­се все, что тот пот­ре­бу­ет. Зап­ра­вив по­лы ха­лата за по­яс, Ал­дар-Ко­се сел на ко­ня и от­пра­вил­ся в путь. К ве­черу он до­ехал до а­ула Ши­гай-бая. Ос­то­рож­но доб­равшись до юр­ты бо­гача, Ал­дар-Ко­се уви­дел вок­руг нее ра­зос­тлан­ный ка­мыш. Жад­ный бай по шо­роху уз­на­вал о приб­ли­жении гос­тя и ус­пе­вал спря­тать пи­щу, ко­торую ва­рили до­ма.

Ал­дар-Ко­се по­тихонь­ку соб­рал ка­мыш и про­ложил се­бе до­рогу к юр­те. Он на­шел ма­лень­кую ды­роч­ку в кош­ме и заг­ля­нул внутрь. На та­гане ки­пел ко­тел. Ши­гай-бай де­лал кол­ба­су. Хо­зяй­ка ощи­пыва­ла гу­ся. Слу­жан­ка опа­лива­ла ба­ранью го­лову, а доч­ка ме­сила тес­то. Ал­дар-Ко­се не­ожи­дан­но во­шел в юр­ту и от­дал са­лем.

В один миг ис­чезли кол­ба­са, гусь, ба­ранья го­лова и тес­то.

Гость сде­лал вид, что ни­чего не за­метил.

Ши­гай-бай ска­зал с прит­ворной улыб­кой:

— Ра­ды ви­деть те­бя, Ко­се! Са­дись и будь гос­тем. Толь­ко прос­ти, по­пот­че­вать те­бя не­чем.

— И на доб­ром сло­ве спа­сибо! — от­ве­тил Ал­дар-Ко­се и за­нял са­мое по­чет­ное мес­то в юр­те.

— Что но­вого в сте­пи? — по­ин­те­ресо­вал­ся хо­зя­ин.

— А что ты хо­чешь знать, доб­рей­ший Ши­гай-бай? То, что я ви­дел, или то, что я слы­шал?

— Слу­хи час­то бы­ва­ют ложью. Я им не ве­рю. Луч­ше рас­ска­жи про то, что ты ви­дел.

Ал­дар-Ко­се стал рас­ска­зывать:

— Еду я к те­бе и ви­жу: по до­роге пол­зет длин­ная-пред­линная змея. Уви­дела она ме­ня, за­шипе­ла и свер­ну­лась так же, как та кол­ба­са, ко­торую ты спря­тал под се­бя, доб­рей­ший Ши­гай-бай. Я схва­тил ка­мень ве­личи­ной с ба­ранью го­лову, вро­де той, на ко­торой си­дит твоя слу­жан­ка. Бро­сил я ка­мень в змею, она от уда­ра рас­плю­щилась и ста­ла, как тес­то, ко­торое на­ходит­ся под тво­ей до­черью. Ес­ли я ска­зал хоть од­но сло­во неп­равды, пусть ме­ня ощи­па­ют, как гу­ся, спря­тан­но­го тво­ей же­ной.

Ши­гай-бай по­баг­ро­вел от ярос­ти и бро­сил кол­ба­су в ко­тел. Хо­зяй­ка опус­ти­ла ту­да же ощи­пан­но­го гу­ся, а слу­жан­ка опа­лен­ную го­лову ба­рана: И хо­ром они вос­клик­ну­ли:

— Ва­ритесь пять ме­сяцев!

Ал­дар-Ко­се быс­тро ра­зул­ся, пос­та­вил свои са­поги у две­ри и от­ве­тил:

— От­дохни­те, мои са­пож­ки, де­сять ме­сяцев!

Пос­ле это­го он рас­тя­нул­ся на кош­ме, так как вре­мя бы­ло поз­днее, и прит­во­рил­ся спя­щим. Хо­зя­ева ус­лы­шали его храп и то­же улег­лись спать.

Ал­дар-Ко­се дож­дался, ког­да хо­зя­ева креп­ко зас­ну­ли, по­тихонь­ку встал, под­крал­ся к кот­лу, вы­ловил гу­ся, съ­ел его, по­том дос­тал ба­ранью го­лову и за­кон­чил ужин кол­ба­сой.

На­сытив­шись, он из­ре­зал на ку­соч­ки ко­жаные са­поги хо­зяй­ской доч­ки и ки­нул их в ко­тел.

Сы­тый и до­воль­ный сво­ей про­дел­кой, Ал­дар-Ко­се лег спать.

Ночью Ши­гай-бай прос­нулся, раз­бу­дил по­тихонь­ку до­маш­них и ве­лел по­дать ужин. Гос­тя он не приг­ла­сил.

Ста­ли хо­зя­ева есть. Же­вали-же­вали жес­ткую ко­жу, ни­как не мог­ли раз­же­вать, чуть зу­бы не пе­рело­мали.

— Спрячь мя­со до зав­тра, — ска­зал Ши­гай-бай, — а нам на­лей сур­пы.

Прош­ла ночь. Соб­рался ут­ром Ши­гай-бай в по­ле, поз­вал же­ну и го­ворит ей на ухо:

— Дай мне с со­бой ай­ра­на, толь­ко не­замет­но, что­бы не ви­дел Ко­се.

Же­на на­пол­ни­ла вы­дол­блен­ную тык­ву ай­ра­ном и да­ла му­жу. Ши­гай-бай су­нул тык­ву в кар­ман и хо­тел вый­ти из юр­ты. Но Ко­се уви­дел, что кар­ман его от­то­пырил­ся, ки­нул­ся хо­зя­ину на шею и при­нял­ся его об­ни­мать.

— Ну, про­щай, доб­рей­ший Ши­гай-бай, се­год­ня, воз­можно, я у­еду. А сам вер­тит бая из сто­роны в сто­рону, тор­мо­шит его изо всех сил.

Ай­ран из тык­вы ль­ет­ся на но­ги баю. Тот тер­пел, тер­пел и не вы­дер­жал. Бро­сил тык­ву и зак­ри­чал:

— На, пей мой ай­ран, пей, пусть лоп­нет твое брю­хо!

Ушел в этот день Ши­гай-бай го­лод­ный из до­му. Идёт он степью и ду­ма­ет: «Как мне из­ба­вить­ся от та­кого вред­но­го гос­тя?» На дру­гое ут­ро сно­ва бай го­ворит же­не ше­потом:

— Ис­пе­ки, же­на, ле­пеш­ку, но толь­ко так, чтоб Ко­се не ви­дел!

Ис­пекла же­на ле­пеш­ку, вы­нула ее из го­рячей зо­лы и да­ет му­жу. Толь­ко он от­ку­сил ку­сок, вхо­дит Ал­дар-Ко­се. Ши­гай-бай ми­гом су­нул ле­пеш­ку за па­зуху. Но Ал­дар-Ко­се за­метил это.

— Дол­жно быть, я се­год­ня у­еду! — ска­зал он и об­нял хо­зя­ина, слов­но про­ща­ясь. — Лю­без­ный и доб­рей­ший Ши­гай-бай! Я не знаю, как бла­года­рить те­бя за твое гос­тепри­имс­тво…

Го­воря эти сло­ва, он все силь­нее и силь­нее при­жимал к се­бе хо­зя­ина. Го­рячая ле­пеш­ка жгла баю го­лый жи­вот. На­конец Ши­гай-бай не вы­тер­пел и крик­нул:

— Чтоб те­бе по­давить­ся, Ко­се, мо­им хле­бом! На, ешь! — Но Ал­дар-Ко­се съ­ел ле­пеш­ку и не по­давил­ся.

Бай опять ушел в по­ле го­лод­ный.

Прош­ло нес­коль­ко дней. Ши­гай-бай ни­как не мог от­де­лать­ся от неп­ро­шено­го гос­тя. Каж­дое ут­ро тот со­бирал­ся в путь, но пос­ле ос­та­вал­ся до сле­ду­юще­го дня.

Ал­дар-Ко­се при­ехал к Ши­гай-баю на во­роном же­реб­це с бе­лой при­мет­ной лы­синой. Он сто­ял в ко­нюш­не вмес­те с ло­шадь­ми хо­зя­ина. Бо­гач ре­шил отом­стить Ал­да­ру-Ко­се и за­резать его же­реб­ца. Но Ко­се уз­нал о злом на­мере­нии бо­гача, под­слу­шав его раз­го­вор с же­ной.

«По­годи, ты еще по­жале­ешь, вред­ный бай!»— ска­зал се­бе Ко­се и от­пра­вил­ся на ко­нюш­ню.

Он за­мазал на­возом лы­сину сво­ей ло­шади, а на лбу од­ной из ло­шадей Ши­гай-бая, то­же во­роной мас­ти, на­рисо­вал ме­лом бе­лое пят­но.

В пол­ночь Ши­гай-бай по­шел в ко­нюш­ню и кри­чит от­ту­да:

— Ко­се! Вста­вай, твоя ло­шадь за­пута­лась в по­воду. Сей­час она по­дох­нет!

— Так за­режь ее ско­рее, что­бы не про­пало мя­со! — ска­зал Ал­дар-Ко­се и по­вер­нулся на дру­гой бок.

Ши­гай-бай и за­резал во­роно­го же­реб­ца с бе­лым пят­ном на лбу.

Ут­ром хо­зя­ин и гость пош­ли све­жевать ло­шадь. Ал­дар-Ко­се опус­тился воз­ле нее на ко­лени и стал жа­ловать­ся на судь­бу, от­нявшую у не­го пос­ледне­го ко­ня. Не­замет­но он стер ме­ловую лы­сину и ра­дос­тно вос­клик­нул:

— Сла­ва ал­ла­ху! Это не моя ло­шадь, доб­рей­ший Ши­гай-бай. Ты ошиб­ся. У мо­ей — бе­лое пят­но на лбу.

Не­дол­го ду­мая, Ал­дар-Ко­се по­бежал к та­буну, на­шел свою ло­шадь, стер на­воз и под­вел ее к Ши­гай-баю. — Вот мой конь! Бо­гач в при­пад­ке гне­ва го­тов был ра­зор­вать на час­ти Ал­да­ра-Ко­се, но с боль­шим тру­дом сдер­жался.

На­конец, к ог­ромной ра­дос­ти бая, Ал­дар-Ко­се по-нас­то­яще­му стал со­бирать­ся до­мой. Пос­мотрел он на свои рва­ные са­поги и ска­зал:

— На­до их по­чинить. Не дашь ли мне биз (Биз — ши­ло. Биз — имя жен­щи­ны), доб­рей­ший Ши­гай-бай?

Бай то­ропил­ся в степь к сво­им ба­ранам и от­ве­тил:

— Же­на, дай ему, что он про­сит!

Вы­шел хо­зя­ин из юр­ты, а Ал­дар-Ко­се го­ворит ста­рухе:

— Ши­гай-бай ве­лел мне от­дать ва­шу дочь Биз!

— Да ты с ума со­шел! — воз­му­тилась ста­руха. — Да раз­ве я от­дам кра­сави­цу та­кому про­ходим­цу, как ты!

— Не на­до кри­чать, бай­би­ше, — от­ве­тил спо­кой­но Ал­дар-Ко­се. — Муж при­казал, а твое де­ло — слу­шать­ся.

— Мой муж не ду­рак. Уби­рай­ся вон!

— Тог­да спро­сим его, бай­би­ше.

По­бежа­ли они вдо­гон­ку за ба­ем. Ал­дар-Ко­се крик­нул:

— О доб­рей­ший Ши­гай-бай! Бай­би­ше не да­ет мне биз! А без биз я не мо­гу тро­нуть­ся в путь.

Ши­гай-бай ис­пу­гал­ся, что Ал­дар-Ко­се еще за­дер­жится в его а­уле, и крик­нул же­не:

— От­дай ему ско­рее биз, и пусть он уби­ра­ет­ся на все че­тыре сто­роны!

Ста­руха да­же рот ра­зину­ла от удив­ле­ния. Ал­дар-Ко­се быс­тро осед­лал сво­его ко­ня, по­садил впе­реди се­бя де­вуш­ку, ко­торая дав­но меч­та­ла по­кинуть скря­гу-от­ца, и скрыл­ся в сте­пи.

При­вез Ал­дар-Ко­се Биз в свой а­ул, ос­та­вил ее, а сам от­пра­вил­ся к Жи­рен­ше. Рас­ска­зал он, как про­вел жад­но­го бая, и го­ворит:

— Ты мне про­иг­рал. Я по­жил у Ши­гай-бая и был сыт.

— Ну, что же, — от­ве­тил Жи­рен­ше, — об­ма­нуть бая-ду­рака нет­рудно. Ты вот поп­ро­буй ме­ня об­ма­ни. Тог­да по­лучишь все, что же­ла­ешь!

Ал­дар-Ко­се сог­ла­сил­ся, и они, по­кинув а­ул, от­пра­вились в степь. Жи­рен­ше ехал вер­хом, а Ал­дар-Ко­се шел пеш­ком.

Прош­ли друзья нем­но­го, вдруг Ал­дар-Ко­се ос­та­новил­ся и го­ворит:

— Что­бы те­бя про­вес­ти, мне ну­жен пес­трый ме­шок, а он ос­тался до­ма. При­дет­ся вер­нуть­ся.

— Возь­ми мо­его ко­ня, что­бы не те­рять вре­мени! — пред­ло­жил Жи­рен­ше.

Ал­дар-Ко­се сел на ло­шадь, отъ­ехал нем­но­го и ска­зал:

— Вот я те­бя и об­ма­нул. Бы­ла у те­бя ло­шадь, а те­перь нет ее! Счас­тли­во ос­та­вать­ся, Жи­рен­ше!

Ал­дар-Ко­се ус­ка­кал, а Жи­рен­ше по­бежал до­мой. Рас­ска­зал он же­не про свою бе­ду.

— Хо­рошо, — ска­зала же­на. — Си­ди до­ма и жди ме­ня с ло­шадью.

Взя­ла она ста­рое оде­яло, свер­ну­ла его так, слов­но ре­бен­ка спе­лена­ла, и по­бежа­ла пе­ресечь до­рогу Ал­да­ру-Ко­се. Встре­тились они, тро­нулись даль­ше вмес­те. Ал­дар-Ко­се едет на ло­шади, а жен­щи­на идет пеш­ком. Доб­ра­лись до реч­ки. Ви­дит Ал­дар-Ко­се, что его спут­ни­ца со­бира­ет­ся вброд пе­рехо­дить ре­ку, и го­ворит ей:

— Дай мне ре­бен­ка, я пе­реве­зу на тот бе­рег.

— Он мо­жет прос­нуть­ся, — от­ка­залась жен­щи­на.

— Тог­да возь­ми мою ло­шадь и пе­ре­ез­жай.

— Спа­сибо!

Се­ла жен­щи­на на ло­шадь, доб­ра­лась до се­реди­ны ре­ки и крик­ну­ла:

— И са­мого хит­ро­го хит­ре­ца про­ведет прос­тая жен­щи­на. Не го­рюй, Ал­дар-Ко­се, ты, ка­жет­ся, еще мо­лод! Ког­да вы­рас­тут у те­бя бо­рода и усы, мо­жет быть, жен­щи­ну и про­ведешь! Же­лаю те­бе уда­чи!

Пе­реб­ра­лась жен­щи­на на дру­гой бе­рег, по­маха­ла ему ру­кой и ус­ка­кала на ло­шади сво­его му­жа.