Жи­рен­ше и Байеке

Ехал как-то хан. С ним был Жи­рен­ше. Уви­дели они ста­рика, об­ра­баты­ва­юще­го зем­лю кет­ме­нем. Ког­да подъ­еха­ли, хан поп­ро­сил у не­го ню­хатель­но­го та­баку. Раз­го­вори­лись. Жи­рен­ше ви­дит, что ста­рик нег­лу­пый, спро­сил его:

— Бай­еке! Вста­вали ли вы ра­но по ут­рам?

Ста­рик от­ве­тил:

— Вста­вал да па­дал, вста­вал да па­дал!..

— А сколь­ко лет прош­ло с то­го вре­мени, ког­да бе­жала во­да из чер­ных пе­щер? — спро­сил Жи­рен­ше.

— Трид­цать лет, — от­ве­тил ста­рик.

Хан ни­чего не по­нял из это­го раз­го­вора и поп­ро­сил Жи­рен­ше по­яс­нить ему, что все это зна­чит?

Жи­рен­ше ска­зал:

— Пер­вый мой воп­рос: «Вста­вали ли вы ра­но по ут­рам?»— оз­на­ча­ет: есть ли у ста­рика де­ти. На это он мне от­ве­тил: «Вста­вал да па­дал, вста­вал да па­дал». Это зна­чит — рож­да­лись да уми­рали. По­том я спро­сил: «Сколь­ко лет прош­ло с тех пор, как тек­ла во­да из чер­ных пе­щер?». Он от­ве­тил, что прош­ло трид­цать лет. Эти­ми сло­вами ста­рик дал мне по­нять, что из глаз его тек­ли сле­зы трид­цать лет то­му на­зад.

Выс­лу­шав это, хан наз­на­чил Жи­рен­ше сво­им глав­ным ви­зирем.