Жи­рен­ше

Жи­рен­ше был боль­шой го­ворун и ос­тряк. Он ду­мал, что ни­кого нет ос­тро­ум­нее его. Как-то об этом он ска­зал од­но­му про­хоже­му че­лове­ку:

— Нет ни­кого в ми­ре ос­тро­ум­нее ме­ня.

— Неп­равда, — ска­зал про­хожий, — есть це­лая стра­на, где лю­бой маль­чик ос­тро­ум­нее и ум­нее те­бя.

Взял Жи­рен­ше с со­бой нес­коль­ко дру­зей-джи­гитов и по­ехал отыс­ки­вать эту стра­ну. Дол­го они ез­ди­ли. На­конец при­еха­ли. Вош­ли в пер­вый а­ул и ви­дят: си­дит чер­но­воло­сая жен­щи­на и до­ит чер­ную ко­рову. Оде­та она бы­ла в чер­ное платье с ра­зор­ванны­ми под­мышка­ми; че­рез эти пор­ванные мес­та бы­ла вид­на бе­лая ру­баха.

По­дош­ли они к жен­щи­не, Жи­рен­ше спро­сил:

— Не ви­дали ли вы чер­ную ко­рову, у ко­торой бе­лые под­мышки?

Жен­щи­на от­ве­тила, что она ви­дела, как за этой ко­ровой шел ры­жий бык. Жи­рен­ше по­нял, что она под чер­ной ко­ровой под­ра­зуме­вала се­бя, а под ры­жим бы­ком его, Жи­рен­ше.

По­еха­ли они даль­ше. Встре­тили на до­роге де­сяти­лет­нюю де­воч­ку. Жи­рен­ше спро­сил ее:

— Ты ка­кого а­ула?

Де­воч­ка от­ве­тила, что она и са­ма еще не зна­ет, ка­кого а­ула. Жи­рен­ше дол­жен был соз­нать­ся, что по­лучил очень ум­ный от­вет. Де­воч­ка дей­стви­тель­но не зна­ла, в ка­кой а­ул ее от­да­дут за­муж.