Жиренше-Шешен

Од­важды Аз-Джа­нибек пос­лал Жи­рен­ше ос­мотреть мес­тность, ку­да мож­но бы­ло бы пе­реко­чевать а­улом. Ког­да Жи­рен­ше по­ехал, к не­му при­со­еди­нил­ся ка­кой-то по­жилой че­ловек на ка­рем ино­ход­це. На пу­ти Жи­рен­ше ска­зал:

— Да­вай зас­та­вим ки­петь де­ревян­ный ко­тел!

Ког­да про­еха­ли еще нем­ножко, Жи­рен­ше ска­зал:

— Да­вай за­меним ху­дых ло­шадей жир­ны­ми!

Че­ловек, ехав­ший под­ле не­го, ска­зал:

— Ка­кой глу­пый! Раз­ве у нас есть жир­ные ло­шади?

До­еха­ли они до од­ной ре­ки. То­варищ пос­лал Жи­рен­ше уз­нать брод. Жи­рен­ше съ­ез­дил, вер­нулся и го­ворит:

— Ви­дел два бро­да: один да­леко, но близ­ко; дру­гой близ­ко, но да­леко.

То­варищ го­ворит:

— Ка­кой ты глу­пый! Го­воришь: да­леко, но близ­ко; близ­ко, но да­леко. По­кажи мне близ­кий брод!

Жи­рен­ше по­казал ему близ­кий брод, а сам у­ехал на даль­ний. Жи­рен­ше ско­ро пе­решел че­рез ре­ку, а за близ­ким бро­дом ока­залась топь, ста­рик за­вяз и на­силу выб­рался на бе­рег. Вы­лез из гря­зи, по­еха­ли опять вмес­те. Повс­тре­чали боль­шой та­бун. Жи­рен­ше ска­зал:

— Этот скот бо­гача, у ко­торо­го мно­го де­тей.

Подъ­еха­ли к дру­гому та­буну, Жи­рен­ше опять ска­зал:

— У это­го бо­гача нет де­тей.

Едут даль­ше. На до­роге по­каза­лась боль­шая бе­лая юр­та. Из юр­ты выш­ла де­вуш­ка дочь спут­ни­ка Жи­рен­ше. Она всег­да встре­чала от­ца и дер­жа­ла ло­шадь, ког­да он сле­зал с сед­ла.

Жи­рен­ше по­ехал даль­ше.

Дочь спро­сила от­ца, кто этот спут­ник? Отец от­ве­тил до­чери:

— Это глу­пый че­ловек, дочь моя!

— А что он ска­зал глу­пого? — спро­сила дочь.

— Ког­да мы вы­еха­ли от Джа­нибе­ка, — ска­зал отец, — он пред­ло­жил вски­пятить де­ревян­ный ко­тел. Раз­ве мож­но ки­пятить в де­ревян­ном кот­ле? По­том он ска­зал: «Ос­та­вим ху­дых ло­шадей, ся­дем на жир­ных». А жир­ных ло­шадей нет. По­том ска­зал еще, что есть два бро­да, один да­леко, но близ­ко, дру­гой близ­ко, но да­леко. Раз­ве это не глу­пос­ти? Дочь выс­лу­шала от­ца и го­ворит:

— Он ум­ный че­ловек, а вы, отец — глу­пый! Де­ревян­ный ко­тел вски­пятить, зна­чило по­курить труб­ку. Ос­та­вим ху­дых ло­шадей, ся­дем на жир­ных зна­чило: по­кор­мим ло­шадей. Брод близ­кий, но да­лекий — зна­чит, он близ­ко, но ху­дой, топ­кий; да­лекий, но близ­кий — зна­чит, до не­го даль­ше, но по не­му пе­ре­езд че­рез ре­ку удоб­нее. У бая од­но­го та­буна мно­го де­тей это он уз­нал по­тому, что в та­буне все ло­шади бы­ли ху­дые, за­ез­женные: про ваш та­бун он ска­зал, что у хо­зя­ина де­тей нет, по­тому что все ло­шади, он ви­дел, жир­ные. Это ум­ный че­ловек, его нуж­но поз­вать в дом и угос­тить.

— Сту­пай са­ма и приг­ла­си, — ска­зал отец. Де­вица дог­на­ла Жи­рен­ше и при­вела в свою юр­ту. Угос­ти­ла его. Во вре­мя еды Жи­рен­ше пос­мотрел на де­вицу и пог­ла­дил усы, де­вица пог­ла­дила од­ну ко­су. Жи­рен­ше пог­ла­дил бо­роду — де­вица пог­ла­дила во­лосы. Жи­рен­ше сог­нул свои паль­цы в ку­лак — ему сде­лали пос­тель. Лег­ли спать. Ког­да отец де­вицы зас­нул, Жи­рен­ше по­дошел к до­чери хо­зя­ина и го­ворит:

— Я пог­ла­дил усы, это зна­чит, я спра­шивал, даст ли мне те­бя твой отец, ес­ли я дам ско­та столь­ко, сколь­ко во­лос в мо­их усах.

— А я пог­ла­дила од­ну ко­су, — ска­зала де­вуш­ка, — это зна­чит: отец не от­даст ме­ня да­же за столь­ко ско­та, сколь­ко по­лос в мо­ей ко­се.

— Я пог­ла­дил бо­роду, — про­дол­жал Жи­рен­ше, — этим и хо­тел спро­сить, не от­даст ли те­бя отец за столь­ко ско­та, сколь­ко во­лос в мо­ей бо­роде. — Не от­даст да­же за столь­ко, — ска­зала де­вица, — сколь­ко на мо­ей го­лове во­лос.

— Ка­ким об­ра­зом возь­му те­бя? — спро­сил тог­да Жи­рен­ше. А есть ли у те­бя скот? спро­сила де­вица. — Есть толь­ко один си­вый бык. — от­ве­тил Жи­рен­ше. — За­режь это­го бы­ка, — ска­зала де­вица. — При­вези мя­со к на­шей юр­те и спрячь его в раз­ных мес­тах юр­ты. По­том иди к ха­ну, при­кажи поз­вать сы­щика, ска­жи, что у те­бя по­терял­ся си­вый бык. и про­си обыс­кать весь на­род, а пос­ле всех пусть обы­щут на­шу юр­ту. Отец мой трус. От стра­ха он, мо­жет быть, вы­даст ме­ня за те­бя.

Жи­рен­ше сде­лал так. как ска­зала де­вица: взял сы­щика, обыс­кал весь на­род, пош­ли к от­цу де­вицы и наш­ли мя­со в его юр­те. Заб­ра­ли хо­зя­ина и но­вели к ха­ну. Он пе­репу­гал­ся и го­ворит:

— От­дам весь мой скот, толь­ко от­пусти!

— Не от­пу­щу, — го­ворит Жи­рен­ше. Хо­зя­ин обе­щал от­дать все иму­щес­тво, но Жи­рен­ше не сог­ла­ша­ет­ся.

— Что же ты возь­мешь? — спро­сил он Жи­рен­ше.

— От­дай дочь! — ска­зал Жи­рен­ше. Хо­зя­ин бе­лой юр­ты от­дал тог­да свою дочь Жи­рен­ше. Имя де­вицы бы­ло Ка­ращаш, что зна­чит — чер­ные во­лосы. Жи­рен­ше же­нил­ся на ней.