Чыныбек

Когда-то, давным-давно, жили по соседству два бая по имени Минбай и Джузбай. Первый имел тысячу овец, а второй — только сто.
Однажды сын Минбая вывел свою отару на пастбище, а сам крепко уснул. На отару напали волки и начали истреблять овец.
Увидел это сын Джузбая Чыныбек, который пас овец неподалеку, прибежал к сыну Минбая и начал будить его. Сын Минбая открыл глаза и, не разобрав в чем дело, набросился на Чыныбека с кулаками.
— Зачем ты меня разбудил? — кричал он. — Я видел чудесный сон. Теперь верни мне его!
— Что же это за сон? Расскажи,— попросил Чыныбек.
— Слушай. Снилось мне, будто из головы моей вышло золотое солнце, из ног выплыла серебряная луна. Потом раскрылась моя грудь, и оттуда посыпались алмазные звезды. Может ли сравниться со всем этим моя отара!
Чыныбек слушал и удивлялся. Золотое солнце, серебряная луна, алмазные звезды! Ведь это же целое богатство.
— А не продашь ли ты свой сон? — спросил он.
— Продам,— ответил тот. — Сколько овец зарезали волки, столько отдашь мне из своей отары.
Чыныбек согласился:
— Ладно. Давай считать, сколько у тебя не хватает овец.
Посчитали. Оказалось, что не хватает ста овец — столько, сколько их было у Чыныбека. Отдал он своих овец и, довольный, отправился домой.
Вышел к нему навстречу Джузбай, удивился:
— А где же наши овцы, сынок?
Чыныбек радостно улыбнулся и ответил:
— Отец, я отдал их за чудесный сон!
Не поверил Джузбай:
— Неужели ты отдал сто овец за сон?
— Не сердись, отец. Я расскажу тебе этот сон. Там были несметные богатства: золотое солнце, серебряная луна, алмазные звезды.
Разгневался Джузбай, закричал:
— Ты настоящий глупец! Разве сны покупают? Ты меня совсем разорил! Сейчас же пойди и верни мне сто овец. Без них и не возвращайся! Пора тебе уже ума набраться — с пустой головой трудно жить на свете.
Пошел Чыныбек куда глаза глядят. Долго бродил он по горным склонам, голодал, терпел жажду. Одежда его совсем износилась.
Не вытерпел Чыныбек, горько заплакал. В это время пролетала мимо ворона.
— Ворона, давай с тобой подружимся.   Уже много дней я терплю голод и жажду. Помоги мне,— обратился он к птице.
Ворона села на камень и ответила:
— Нет, я тебя не пожалею; ведь и ты не пожалел меня когда-то. Помнишь, как однажды запустил в меня камнем? Ты заслужил голодную смерть!
И ворона улетела.
Потом Чыныбек увидел голубя и со слезами обратился к нему:
— Голубок, дорогой, давай с тобой подружимся. Уже много дней я терплю голод и жажду. Помоги мне!
— Нет, я тебя не пожалею,— ответил голубок. — Вспомни, как среди зимы стайка голубков залетела к тебе во двор, а ты поставил силки, поймал бедняжек и зажарил их к ужину. Только я один и спасся из всей семьи. Теперь ты заслужил голодную смерть.
И голубок улетел.
Вспомнил Чыныбек свои детские шалости и горько раскаялся. Снова побрел он, голодный и усталый. Вечером силы его покинули, он свалился на землю и сразу уснул. К нему подъехал всадник на белом коне, ткнул камчой в спину и крикнул:
— Скорее вставай и садись позади меня!
Юноша проснулся, вскочил на коня позади всадника, и они помчались по горной тропе.
Наступил рассвет. Путники остановились, слезли с коня и тут только разглядели друг друга.
Увидел Чыныбек перед собой красивую девушку. А она, как только посмотрела ему в лицо, громко вскрикпула и выхватила стрелу из колчана.
— Не убивай меня,— взмолился юноша. — Я перед тобой ни в чем не виноват. Ты ведь сама велела мне сесть на лошадь. Чем стрелять, ты бы лучше пожалела меня да научила уму-разуму. Мой отец говорил, что с пустой головой трудно жить на свете. Может, ты и овец поможешь мне вернуть.
— Каких овец? — спросила девушка.
Чыныбек рассказал ей свою историю, и девушка долго хохотала над глупым юношей, который купил сон за сто овец.
Потом девушка поведала о себе. Она дочь волшебницы Гульгаакы, и зовут ее Айсулуу. Просватали ее за Омуралы, сына волшебника Сейиты. Сегодня ночью она должна была встретиться с Омуралы там, где спал Чыныбек, чтобы поехать к родителям жениха и там обвенчаться. Но Омуралы, как видно, ошибся в счете дней и не приехал к условленному месту, а Айсулуу приняла в ночной тьме Чыныбека за своего жениха.
— Значит, теперь мы с тобой жених и невеста,— сказал Чыныбек.
— Что же, от своей судьбы не уйдешь. Я согласна. В моем курджуне немалое богатство, а моего ума хватит на двоих.
Поехали они в чужой аил, поженились, купили хорошую юрту, обзавелись скотом, и молодая жена начала учить своего мужа всякой премудрости.
Прошло много дней. Весть о том, что Айсулуу вышла замуж за джигита по имени Чыныбек, дошла до Омуралы. Он пришел в ярость и решил убить Чыныбека, чтобы вернуть себе Айсулуу. Собрал он своих джигитов и поехал на поиски любимой. Об этом узнала Айсулуу, рассказала Чыныбеку, какая грозит им опасность, и превратила его в белую юрту. Стала юрта на пути у Омуралы и его джигитов. Хорошо отдохнуть после долгого пути, поесть жирного мяса, которое варилось в большом котле, висевшем над очагом! Но увидел Омуралы юрту, и взяло его сомнение.
— Эта юрта имеет какую-то тайну,— сказал он. — Здесь ее прежде не было. Может быть, это сам Чыныбек встал на моем пути, превратившись в юрту. А ну, бейте юрту плетьми беспощадно!
Взяло джигитов сомнение: как это человек может привратиться в юрту? И они решили, что хозяин юрты просто ушел куда-то и скоро, наверное, вернется.
Слезли все с коней и вошли в юрту. Джигиты сняли котел с очага, но он оказался очень тяжелым, и они уронили его. Кипящий бульон ошпарил всех, кто был в юрте, кто не остался в живых.
Чыныбек вернулся домой и рассказал своей жене, как погубил Омуралы со всеми его джигитами. После этого они продолжали жить в покое, но старик Сейит узнал о гибели сына и поклялся отомстить за него. Тем же путем отправился он к Чыныбеку.
А Чыныбек, чтобы спастись от волшебника, преврался в белого верблюжонка. Но Сейит сразу узнал его, поймал и на аркане привел к себе домой. Вбил он в землю железный колышек, накрепко привязал верблюжонка и начал безжалостно бить, приговаривая:
— Верни мне невестку, оживи моего погибшего сына.
Горько заплакал верблюжонок. Увидели это дочери старого Сейита Ашимжан и Кишимжан, стали просить отца, чтобы он не мучил бедное животное.
— Дорогой отец, разве человек может превратиться в верблюжонка? Лучше отдай его нам. Мы поведем его к соленому озеру. Если будет там пить воду, значит, он настоящий верблюжонок, а если не будет,— значит, это Чыныбек. Тогда мы вернем его назад, и расправляйся с ним как хочешь.
Отец согласился, отдал верблюжонка дочерям.
Девушки повели верблюжонка к соленому озеру, но как только он ступил в воду, то превратился в свинец и пошел ко дну. Девушки заплакали, вернулись к отцу и рассказали о случившемся.
Старик разозлился.
— Я же говорил, а вы меня не послушали. Я знал, что так случится. Ну что же, пойдемте к озеру, покажите мне то место, где он пошел ко дну.
Они пришли к озеру, и девушки показали на самое мелкое место. Сейит зачерпнул воды, и на ладонях его оказался кусочек свинца. Но только он собрался схватить его, как Чыныбек превратился в паука и побежал вверх
по тополю.
— Постой же, я тебя перехитрю,— пробормотал Сейит и превратился в воробья. А Чыныбек превратился в кобчика, напал на воробья, и только перышки от того посыпались.
Так Чыныбек победил могущественного волшебника Сейита.
Вернулся он к своей жене и рассказал обо всем.
«Надо нам отсюда уехать»,— решили они. И, откочевав к аилу Карахана, поставили там свою юрту.
Но недолго продолжалась их спокойная жизнь на новом месте.
Однажды Карахан, которого люди прозвали так за то, что он был зол и завистлив, выехал со своими джигитами на соколиную охоту. Пустил хан своего сокола на зайца, но сокол на него даже не посмотрел — прямо полетел к юрте Чыныбека и сел на нее.
Подскакал хан к юрте и грозно потребовал:
— Эй, кто дома? Снимите моего сокола.
Айсулуу шепнула Чыныбеку:
— Наверняка это сам хан. Выйди и поскорее сними его сокола.
— Выйди сама, любимая,— ответил Чыныбек. — Хан ничего плохого не сможет тебе сделать.
Айсулуу вышла из юрты, и хан, увидев ее красоту, от неожиданности свалился с коня.
— Разве вы никогда не видали молодой женщины?— сказала она хану с упреком, подсадила его на коня и подала сокола.
Карахан влюбился в Айсулуу. Собрав своих приближенных, он потребовал, чтобы они помогли ему заполучить красавицу. Но никто не мог ничего придумать.
Тогда он решил избавиться от Чыныбека. Вызвал его к себе, ласково встретил, щедро угостил, потом сказал:
— Славный джигит Чыныбек, твоя юрта стоит далеко. Ты, наверное, соскучился жить без развлечений. Давай поиграем с тобой в прятки. Если я отыщу тебя, то отдашь мне свою жену, а сам уедешь отсюда далеко и навсегда.
Делать было нечего; пришлось Чыныбеку согласиться.
Первым спрятался хан.
Бегал Чыныбек, разыскивал хана, но нигде не мог найти его.
— Эй, Чыныбек, ты что ищешь? — спросила Айсулуу.
Чыныбек рассказал ей об игре с ханом.
— Ты напрасно не мучай себя. Войди в конюшню, там увидишь большого белого козла, схвати его за бороду и бей беспощадно. Хан этого не стерпит и примет свой обычный вид.
Обрадовался Чыныбек, побежал в конюшню, схватил белого козла за бороду и начал бить.
— Славный джигит Чыныбек, на этот раз ты выиграл,— сказал хан жалобно.
Карахан спрятался во второй раз. Снова Чыныбек искал его и нигде не мог найти.
— Зачем ты понапрасно бегаешь? Иди вверх по оврагу, там стоит одинокий тополь. Бери топор и начни рубить его,— сказала Айсулуу.
Чыныбек взял топор, пошел вверх по оврагу, отыскал одинокий тополь и начал рубить его.
— Опять ты выиграл, Чыныбек,-— раздался голос, и хан снова предстал перед ним.
В третий раз спрятался Карахан.
Айсулуу позвала к себе Чыныбека и сказала:
— Теперь хана поблизости не найдешь. На берегу далекого болотистого озера лежит черный верблюд. Вырежь двенадцать крепких палок, пойди к озеру и бей верблюда, пока не сломаются твои двенадцать палок. Тогда только он примет человеческий вид.
Чыныбек так и сделал. Он вырезал двенадцать палок и пошел к болотистому озеру. Там он нашел черного верблюда и бил его до тех пор, пока не сломались всё палки.
Опять пришлось хану признать, что он проиграл:
— И на этот раз выиграл ты, Чыныбек. Теперь твоя очередь прятаться. Посмотрим, как ты от меня спрячешься!
Айсулуу решила помочь мужу. Превратила его в наперсток, надела этот наперсток на палец и села зашивать подол своего платья.
Хан искал Чыныбека повсюду — и на верхушке карагача, и в чашечке цветка, и на дне горной речки. Даже на облака поглядывал — не спрятался ли там хитрый Чыныбек.
Злой и усталый вернулся Карахан.
— Славный джигит Чыныбек, ты выиграл,— сказал он.
Тут наперсток соскочил с пальца Айсулуу, и Чыныбек принял свой настоящий вид.
В следующий раз Айсулуу превратила Чыныбека в нитку, вдела в иголку и даже завязала узелок.
Хан бродил по лесу, по горам, нигде не мог найти его и, когда совсем устал, опять крикнул:
— Выигрыш за тобой, Чыныбек.
В третий раз Айсулуу превратила мужа в иголку и воткнула себе под воротник. И опять хан искал его, обливаясь от усталости потом, но нигде не мог найти и наконец горестно воскликнул:
— Опять ты выиграл, Чыныбек!
— Я же был здесь. Как вы меня не заметили? — скавал Чыныбек, усмехаясь.
Карахан побледнел от злости, но сдержался и сказал сладким голосом:
— Чыныбек, ты очень умный и храбрый джигит. Но перед тем как передать тебе ханство, прошу одной милости: я хочу, чтобы о тебе узнали не только на этом, но и на том свете. Ступай на небо к моему отцу и через семь дней принеси от него письмо.
Чыныбек рассказал Айсулуу, чего требует хан.
Посоветовались они между собой и от имени покойного отца хана написали такое письмо: «Сын мой, ты хорошо ханствуешь и слава твоя велика. Чтобы ты никогда не потерял свою власть, явись ко мне за добрым советом».
Спрятал Чыныбек письмо в карман, через семь дней явился к хану и вручил ему.
Хан прочитал письмо, очень обрадовался и объявил всем:
— Мой покойный отец зовет меня к себе, я должен на время отправиться к нему!
Потом хан потребовал от Чыныбека, чтобы он доставил его к покойному отцу.
Чыныбек согласился, попросил аркан длиной в сто саженей, большой чурбан и повел хана на вершину горы. Там Чыныбек привязал хана арканом к чурбану и сбросил с вершины. «Вот теперь ты, хан, встретишься со своим отцом»,— сказал Чыныбек.
Так бесславно погиб злой и завистливый Карахан. Никто о нем не горевал.
А Чыныбек собрал народ и объявил:
— Выбирайте хана справедливого, умного, чтобы помогал он своему народу и был храбрым перед врагом!