Глупый муж

Был у од­ной жен­щи­ны глу­пый муж. Ни­чего де­лать не умел, за что ни возь­мет­ся, все у не­го вкривь да вкось.

Пос­ла­ла его как-то же­на к ро­дичам ткац­кий ста­нок взять. Идет он на­зад, при­томил­ся, сел у до­роги от­дохнуть. От ску­ки при­нял­ся ста­нок раз­гля­дывать. Раз­гля­дыва­ет и ду­ма­ет: «Че­го это я те­бя на се­бе та­щу, ко­ли у те­бя че­тыре но­ги? Сту­пай-ка сам, быс­трее ме­ня при­дешь».

Пос­та­вил он ста­нок пос­ре­ди до­роги, сам до­мой по­шел.

Во­ротил­ся, а же­на про ста­нок спра­шива­ет.

От­ве­ча­ет ду­рак:

— Сам при­дет. У не­го че­тыре но­ги.

Го­ворит ему же­на:

— Что ты, что ты, раз­ве мо­жет ста­нок хо­дить, но­ги-то у не­го де­ревян­ные! Бе­ги ско­рей об­ратно!

А тут на дво­ре тем­неть ста­ло, и ре­шил ду­рак ут­ром схо­дить.

По­шел он на дру­гой день за стан­ком, смот­рит — а ста­нок от ро­сы весь мок­рый.

Го­ворит ду­рак:

— Бе­дола­га! Аж вспо­тел, так спе­шил.

Ска­зал так ду­рак, взял ста­нок, до­мой по­нес.

В дру­гой раз сот­ка­ла же­на по­лот­но, ве­лела ду­раку на ба­зар снес­ти.

Идет ду­рак по до­роге, смот­рит: два стол­ба сто­ят. А ду­рак те стол­бы за лю­дей при­нял и да­вай кри­чать:

— Эй! Ко­му по­лот­на?

Стол­бы, са­мо со­бой, мол­чат.

А ду­рак опять кри­чит:

— По­лот­но ку­пите!

По­дошел он к стол­бам, по­ложил по­лот­но и го­ворит:

— Вот вам по­лот­но, да­вай­те день­ги!

Не­пода­леку ко­за хо­дит, бле­ет: ме-е-е!

А ду­раку пос­лы­шалось: «Не-ет!»

Го­ворит ду­рак:

— Се­год­ня не по­лучу, зав­тра при­ду!

Ска­зал так и по­шел до­мой.

Спра­шива­ет же­на:

— Ко­му по­лот­но про­дал?

От­ве­ча­ет ду­рак:

— Двум пар­ням. Чуд­ные ка­кие-то! Сто­ят у до­роги, мол­чат. А как про день­ги спро­сил, сра­зу «не-ет» го­ворят.

Выс­про­сила обо всем же­на, смек­ну­ла, в чем де­ло, пос­ла­ла его на­зад ско­рее по­лот­но при­нес­ти.

При­шел ду­рак к стол­бам, а уз­ла с по­лот­ном нет.

Вдруг смот­рит — идет по до­роге на­род, ви­димо-не­види­мо, все в бе­лое оде­ты, хо­ронят ко­го-то.

Пог­ля­дел ду­рак, по­думал, что это они его по­лот­но ук­ра­ли, и да­вай кри­чать:

— От­дай­те мое по­лот­но, не то всех изобью!

Ус­лы­хали это лю­ди, под­бе­жали к ду­раку, по­коло­тили.

Во­ротил­ся он до­мой, же­не по­жало­вал­ся, а она и го­ворит:

— Ду­рак! Ведь это ты по­хоро­ны ви­дал. По­мог бы им гроб нес­ти, они б те­бя не по­били, спа­сибо ска­зали.

— Лад­но, — от­ве­ча­ет ду­рак, — на­перед ум­ней бу­ду.

Ска­зал он так, про­гулять­ся по­шел.

Смот­рит ду­рак — не­сут рас­писной па­лан­кин но­силь­щи­ки, и как зак­ри­чит:

— Эй вы! Дай­те я вам гроб по­могу до­нес­ти!

Ус­лы­хали это но­силь­щи­ки, по­били ду­рака.

Во­ротил­ся он до­мой, пла­чет, а же­на пос­ме­ива­ет­ся:

— Ну и бес­толко­вый же ты! Сва­деб­ный па­лан­кин за тра­ур­ные но­сил­ки при­нял, на­до бы­ло улы­бать­ся и в ла­доши хло­пать.

От­ве­тил ду­рак:

— На­перед ум­ней бу­ду, — и лег спать.

Вы­шел ут­ром на ули­цу, смот­рит — у со­седей дом за­горел­ся. По­бежал пог­ля­деть. Нра­вит­ся ду­раку, как пла­мя по­лыха­ет, за­улы­бал­ся он и ну хло­пать в ла­доши да прип­ля­сывать.

Опять его по­коло­тили.

Идет он до­мой, при­чита­ет:

— Бед­ный я, нес­час­тный, все-то ме­ня бь­ют, ни­кому уго­дить не мо­гу.

Ус­лы­хала же­на, аж ру­ками всплес­ну­ла и го­ворит:

— Ду­рак ты, ду­рак, кто ж на по­жаре в ла­доши хло­па­ет? Взял бы луч­ше вед­ро с во­дой, за­лил огонь!

Ус­лы­хал это Ду­рак и ду­ма­ет: «Как уви­жу по­жар — неп­ре­мен­но по­тушу».

По­шел он по де­рев­не, на куз­ни­цу наб­рел. Смот­рит — огонь по­лыха­ет, ис­кры во все сто­роны раз­ле­та­ют­ся. Схва­тил ду­рак вед­ро с во­дой, за­лил огонь. При­бежа­ли куз­не­цы, да­вай его бить, так из­би­ли, что еле до до­му доб­рался.

— Эх ты, — го­ворит же­на, — кто ж в куз­ни­це огонь за­лива­ет? Луч­ше б мо­лотом по на­коваль­не по­коло­тил, те­бе б куз­не­цы спа­сибо ска­зали!

Об­ра­довал­ся ду­рак:

— Вот и хо­рошо, бу­ду знать на­перед, что де­лать!

Идет ду­рак, смот­рит — де­рут­ся двое, пал­ка­ми раз­ма­хива­ют, кри­чат гром­ко.

Под­бе­жал ду­рак, схва­тил пал­ку, да­вай их ду­басить.

За­были те двое про свою дра­ку, ки­нулись на ду­рака, ед­ва но­ги унес.

А же­на опять го­ворит:

— Ду­рачи­на ты, прос­то­филя, не бить на­до бы­ло — раз­ни­мать.

За­пом­нил ду­рак, что же­на ему ска­зала, да сам не рад: сце­пились два бы­ка, а он да­вай их раз­ни­мать.

Под­нял его бык на ро­га, на со­сед­ний пус­тырь заб­ро­сил. Толь­ко к ве­черу наш­ли ду­рака еле жи­вого.