Император и мышь

Жил в преж­ние вре­мена им­пе­ратор, глу­пый был, ему бы толь­ко слад­ко по­есть, на­ряд­но одеть­ся да на­род обоб­рать, де­нег с не­го по­боль­ше по­лучить.

И вот од­нажды за­велась в зо­лотых им­пе­ратор­ских по­ко­ях мышь. Ис­пу­гал­ся го­сударь, по­тому как от­ро­дясь мы­шей не ви­дывал, и ре­шил, что это не­чисть ка­кая-ни­будь. Со стра­ху в даль­них по­ко­ях схо­ронил­ся, уж и не знаю, сколь­ко дней в трон­ной за­ле не по­яв­лялся. Ста­ли са­нов­ни­ки во­ен­ные да штат­ские со­вет дер­жать и по­реши­ли, что во двор­це обо­ротень объ­явил­ся.

Вре­мя идет, ви­дит мышь — все бо­ят­ся ее прог­нать: и им­пе­ратор и са­нов­ни­ки. Сов­сем об­нагле­ла. Хвос­том по­махи­ва­ет, каж­дый день по зо­лотым по­ко­ям взад-впе­ред про­хажи­ва­ет­ся впе­ревал­ку, им­пе­ратор­ский ха­лат с дра­кона­ми прог­рызла, по­яс, неф­ри­том от­де­лан­ный, про­ела. Пу­ще преж­не­го ис­пу­гались тут им­пе­ратор да его са­нов­ни­ки. Во­ен­ные го­ворят: че­лове­ка най­ти на­доб­но, чтоб чу­дище из­ло­вил, штат­ские со­вету­ют мо­ления ус­тра­ивать, жер­твы чу­дищу при­носить. Сов­сем рас­те­рялись го­суда­ревы приб­ли­жен­ные, не зна­ют, как тут быть, под ко­нец ре­шили и во­ен­ных и штат­ских пос­лу­шать­ся: ут­ром и ве­чером пе­ред чу­дищем триж­ды пок­лон со­вер­шать, на рас­све­те и в су­мер­ках бла­гово­ния воз­жи­гать да пос­ко­рей дос­ки вы­весить, а на дос­ках на­писать: ищем-де лю­дей муд­рых, с по­няти­ем, чтоб смог­ли зве­ря ди­ковин­но­го из­ло­вить. Вни­зу мышь на­рисо­вать и при­писать: «Кто из­ло­вит обо­рот­ня, де­сять ты­сяч слит­ков зо­лота по­лучит да цвет­но­го ат­ла­су ты­сячу кус­ков».

Уви­дел мо­лодой кресть­янин объ­яв­ле­ние, смеш­но ему ста­ло: не обо­ротень там на­рисо­ван, са­мая что ни на есть обык­но­вен­ная мышь. И ре­шил он из­ло­вить ее. Встал спо­заран­ку, спря­тал в ру­кав боль­шо­го ко­та, во дво­рец от­пра­вил­ся. Смот­рит — го­сударь да са­нов­ни­ки пе­ред жер­твен­ным сто­лом на ко­ленях сто­ят, пок­ло­ны бь­ют. На сто­ле мышь си­дит на зад­них лап­ках, в пе­ред­них пи­рожок мас­ле­ный дер­жит, за обе ще­ки уп­ле­та­ет. Гля­дит кресть­янин на ду­раков этих твер­до­лобых, хо­хочет во все гор­ло: не вол­ка ис­пу­гались, не ры­си, мы­ши обык­но­вен­ной. Ус­лы­хали им­пе­ратор да са­нов­ни­ки — сме­ет­ся кто-то, го­ловы по­вер­ну­ли, а это, ока­зыва­ет­ся, кресть­янин. Хо­тели тот­час свя­зать его да су­дить. А кресть­янин спо­кой­но так го­ворит:

— Не тре­вожь­тесь, по­жалуй­ста, я обо­рот­ня при­шел до­вить!

Ска­зал и ко­та вы­пус­тил. Уви­дел кот мышь, к жер­твен­но­му сто­лу ки­нул­ся, мышь нас­мерть заг­рыз. Им­пе­ратор и са­нов­ни­ки аж гла­за вы­лупи­ли, рты ра­зину­ли. Они и мы­ши от­ро­дясь не ви­дали, а ко­та и по­дав­но.

Взял кресть­янин ко­та на ру­ки, прочь по­шел. Вспо­лошил­ся тут им­пе­ратор: и так удер­жи­ва­ет кресть­яни­на, и эдак уго­вари­ва­ет:

— Уй­дешь ты, а вдруг сно­ва не­чисть ка­кая объ­явит­ся, что тог­да де­лать! Ос­та­вай­ся во двор­це им­пе­рато­ра ох­ра­нять!

Кресть­янин пи в ка­кую. Под­нес ему го­сударь еще де­сять ты­сяч слит­ков зо­лота, еще ты­сячу штук ат­ласной ма­терии при­бавил. Сог­ла­сил­ся тог­да кресть­янин зве­ря сво­его го­суда­рю ос­та­вить, ко­торый ко­том зо­вет­ся, не­чисть вся­кую ло­вит.

Во­ротил­ся кресть­янин до­мой, зо­лото да пар­чу бед­ным роз­дал. Уз­нал про это жад­ный по­мещик и ду­ма­ет: «Мне бы де­сять ты­сяч слит­ков зо­лота по­лучить да ты­сячу штук ат­ла­са! Не бы­ло бы бо­гаче ме­ня в Под­не­бес­ной». Чем боль­ше ду­ма­ет, тем силь­нее жад­ность в нем раз­го­ра­ет­ся. О ту по­ру за­думал им­пе­ратор на­лож­ниц во дво­рец наб­рать, во все сто­роны лю­дей ра­зос­лал кра­сивых де­вушек ис­кать. А ко­му охо­та род­ную дочь го­суда­рю в на­лож­ни­цы от­да­вать? Толь­ко бо­гач об­ра­довал­ся. Вот, ду­ма­ет, уда­ча при­вали­ла, та­кое раз в ты­сячу лет бы­ва­ет. Дос­тал сва­деб­ный па­лан­кин ра­зук­ра­шен­ный, при­наря­дил дочь, к им­пе­рато­ру по­вез. А сам ду­ма­ет: «Ну, я-то по­боль­ше зо­лота да ат­ла­са по­лучу, чем кресть­янин». Толь­ко лоп­ну­ли все его на­деж­ды. При­вел по­мещик дочь к им­пе­рато­ру, а им­пе­ратор ему и го­ворит:

— Нет боль­ше во двор­це обо­рот­ней, всех кот заг­рыз, вот я и жа­лую те­бе это­го ко­та, де­сять ты­сяч слит­ков зо­лота да ты­сячу штук ат­ла­са от­дал за не­го.

Так и по­лучил по­мещик ко­та вза­мен до­чери. До­сад­но ему и обид­но, да раз­ве ос­ме­лит­ся он пе­речить им­пе­рато­ру? Де­лать не­чего, за­печа­лил­ся по­мещик, го­лову по­весил, с ко­том до­мой во­ротил­ся.