По­чему в мо­ре во­да со­лёная

Рас­ска­зыва­ют о том, что мно­го лет то­му на­зад жи­ли два бра­та. Ван-стар­ший был силь­нее и всег­да оби­жал млад­ше­го — Ва­на-вто­рого. А ког­да умер их отец, Ва­ну-вто­рому ста­ло ещё ху­же. Ван-стар­ший заб­рал се­бе всё от­цов­ское нас­ледс­тво: и фан­зу, и буй­во­ла, и всё иму­щес­тво. А Ва­ну-вто­рому ни­чего не дос­та­лось. Жил он с же­ной в боль­шой нуж­де.

Од­нажды в до­ме у Ва­на-вто­рого не ос­та­лось ни зёр­нышка, что­бы сва­рить хоть су­пу. И приш­лось ему пой­ти к стар­ше­му бра­ту. Пок­ло­нил­ся он Ва­ну-стар­ше­му и го­ворит:

— Стар­ший брат, одол­жи мне нем­но­го ри­су.

Но брат его был жа­ден и на­от­рез от­ка­зал­ся по­мочь ему.

Не зная, как ему быть, от­пра­вил­ся Ван-вто­рой ло­вить ры­бу к Жёл­то­му мо­рю. Но и тут жда­ла его не­уда­ча — ни од­ной ры­бы не по­палось.

Идёт он до­мой с пус­ты­ми ру­ками, по­весив го­лову. И вдруг ви­дит — на до­роге ле­жит жёр­нов.

«Мо­жет, и при­годит­ся», — по­думал он, под­нял его и по­нёс до­мой.

А до­ма же­на его спра­шива­ет:

— Хо­роший был улов? Мно­го ли ры­бы при­нёс?

— Нет, же­на. Нет ры­бы. Вот при­нёс те­бе жёр­нов.

— Ах, Ван-вто­рой, ведь мо­лоть-то нам не­чего — в до­ме ни зёр­нышка!

По­ложил Ван-вто­рой жёр­нов на пол да с до­сады и тол­кнул его но­гой. А жёр­нов вдруг за­вер­телся и при­нял­ся мо­лоть. Глядь, а из-под не­го соль сып­лется. Мо­лол он всё быс­трее и быс­трее, со­ли ста­нови­лось всё боль­ше и боль­ше.

Об­ра­дова­лись муж с же­ной сво­ей уда­че. А жёр­нов всё вер­телся да вер­телся. Ку­ча со­ли всё рос­ла и рос­ла. Стал ду­мать Ван-вто­рой, ку­да де­вать соль и как ос­та­новить ему жёр­нов. Ду­мал, ду­мал, ни­чего не мог при­думать. На­конец до­гадал­ся пе­ревер­нуть жёр­нов, и толь­ко тог­да он ос­та­новил­ся.

И с тех пор как в хо­зяй­стве слу­чались нех­ватки, Ван-вто­рой тол­кал жёр­нов. На­мелет со­ли, сколь­ко ему нуж­но, и про­даст. И за­жили они с же­ной в до­воль­стве.

Стар­ший брат уз­нал о счастье млад­ше­го, и одо­лела его за­висть. При­шёл он к млад­ше­му и го­ворит:

— Вто­рой брат, одол­жи-ка мне жёр­нов.

Очень не хо­телось млад­ше­му бра­ту от­да­вать свою на­ход­ку, но он не пос­мел ос­лу­шать­ся. А Ван-стар­ший так то­ропил­ся унес­ти жёр­нов, что Ван-вто­рой не ус­пел рас­ска­зать ему, как его ос­та­нав­ли­вать.

До­воль­ный, стар­ший брат при­нёс жёр­нов до­мой и тол­кнул его но­гой. Жёр­нов за­вер­телся и при­нял­ся мо­лоть соль. Мо­лол он без ос­та­нов­ки, и всё быс­трее и быс­трее. Ку­ча со­ли всё рос­ла и рос­ла. И вот уже она дош­ла до са­мой кры­ши. Сте­ны зат­ре­щали, вот-вот и дом раз­ва­лит­ся.

Ис­пу­гал­ся Ван-стар­ший, не знал он, как ос­та­новить жёр­нов. Взял да и вы­тол­кнул его из до­му. А жёр­нов по­катил­ся с го­ры пря­мо в мо­ре и уто­нул.

И до сих пор на дне мо­ря вер­тится жёр­нов и всё ме­лет да ме­лет соль. Вот по­чему в мо­ре во­да со­лёная.