Семеро братьев

В ста­рину сто­яла у под­ножья вы­соких гор на бе­регу бес­край­не­го мо­ря де­ревуш­ка. Жил там ста­рик с семью сы­новь­ями. Стат­ны­ми да креп­ки­ми уро­дились сы­новья и рос­ту вы­соко­го. Стар­ше­го зва­ли Чжу­ан-ши — Не­дюжин­ная Си­ла, вто­рого Гуа-фэн — За­дуй Ве­тер, треть­его Те-хань — Же­лез­ный Де­тина, чет­верто­го Бу Па-жэ — Ни­почем Жа­ра, пя­того Гао-туй — Длин­ная Но­га, шес­то­го Да-цзяо — Боль­шая

Ступ­ня, седь­мо­го Да-коу — Боль­шой Рот.

Го­ворит од­нажды ста­рик сы­новь­ям:

— В нес­подруч­ном мес­те сто­ит на­ша де­рев­ня. Пой­дешь на за­пад — вы­сокие го­ры, свер­нешь на вос­ток — бес­край­нее мо­ре. Хоть из во­рот не вы­ходи! Отод­ви­нули б вы чу­ток и го­ры и мо­ре.

Сог­ла­сились сы­новья, в раз­ные сто­роны ра­зош­лись: од­ни — на за­пад, дру­гие — на вос­ток. По­дож­дал ста­рик нем­но­го, вы­шел за во­рота, смот­рит: ни гор, ни мо­ря, на все че­тыре сто­роны рав­ни­на прос­ти­ра­ет­ся, чер­ная зем­ля блес­тит — не рых­лая, не вяз­кая, не влаж­ная, не су­хая.

Го­ворит тог­да ста­рик сы­новь­ям:

— Не­гоже та­кую хо­рошую зем­лю пус­той ос­тавлять, на­доб­но на ней зла­ки раз­ные по­се­ять.

Сог­ла­сились сы­новья, па­хать да се­ять при­нялись. Вско­рос­ти на той рав­ни­не хле­ба вы­рос­ли — гла­зом не оки­нешь. Пше­ница — жел­тое зо­лото — вот-вот пос­пе­ет, про­со к не­бу тя­нет­ся, зо­лотом свер­ка­ет. Смот­рят ста­рик с сы­новь­ями — не на­раду­ют­ся. Им и нев­до­мек, что доб­ро это для них злом обер­нется.

Дош­ла весть про этот бла­годат­ный край до са­мого им­пе­рато­ра в сто­лице. Пос­лал он са­нов­ни­ков с ука­зом зер­но все до­чис­та в каз­ну заб­рать.

За­печа­лил­ся ста­рик, вздох­нул и го­ворит сы­новь­ям:

— Не ви­дать нам те­перь, де­туш­ки, хо­роших де­неч­ков, у го­суда­ря брю­хо, что без­донный ко­лодец, сколь­ко ни сыпь зем­ли — не за­сып­лешь. Толь­ко по­корись — всю жизнь бу­дешь как вол на не­го ра­ботать, как кля­ча воз во­зить.

Рас­серди­лись тут все се­меро сы­новей и го­ворят ра­зом:

— Не бой­ся, отец, мы прав­ду най­дем, к са­мому го­суда­рю в сто­лич­ный го­род пой­дем.

Толь­ко ста­ли братья к го­род­ской сте­не приб­ли­жать­ся, уви­дали их пол­ко­вод­цы, те, что во­рота сте­рег­ли. Ис­пу­гались, да­вай ско­рее во­рота нак­репко за­пирать, же­лез­ные за­совы зад­ви­гать, ог­ромные зам­ки со скри­пом да с ляз­гом, зак­ры­вать, са­ми в баш­нях поп­ря­тались.

По­дош­ли братья к во­ротам, тут стар­ший, Не­дюжин­ная Си­да, как зак­ри­чит:

— От­во­ряй­те во­рота, мы в сто­лицу идем к го­суда­рю прав­ду ис­кать!

Зат­ряслись от стра­ха пол­ко­вод­цы, выг­ля­нули и го­ворят:

— Где это ви­дано, чтоб прос­тые му­жики с го­суда­рем рас­сужда­ли!

Рас­сердил­ся тут стар­ший брат, как тол­кнет во­рота, толь­ко гро­хот раз­дался, по­пада­ли во­рота да баш­ни, пыль в не­бо стол­бом под­ня­лась, по­сыпа­лись кир­пи­чи да кам­ни — один в од­ну сто­рону ка­тит­ся, дру­гой — в дру­гую, при­дави­ли всех пол­ко­вод­цев.

Вош­ли се­меро брать­ев в го­род, по­дош­ли к двор­цо­вым во­ротам. А они то­же креп­ко-нак­репко за­пер­ты: ни ще­ли, ни ще­лоч­ки. Тут и го­ворит вто­рой брат, За­дуй Ве­тер, стар­ше­му:

— От­дохни ма­лость, а я пок­ри­чу.

Вы­тянул он шею и как зак­ри­чит:

— От­во­ряй­те во­рота! Мы в сто­лицу приш­ли к го­суда­рю прав­ду ис­кать!

Кри­чал, кри­чал За­дуй Ве­тер, да ник­то не от­ве­тил. Рас­сердил­ся он, в рот наб­рал воз­ду­ха по­боль­ше и как ду­нет! Ну, пря­мо ура­ган на­летел; не за­кача­лись во­рота, не за­шата­лись ка­мен­ные стол­бы с дра­кона­ми — вмиг все на зем­лю по­пада­ли. Ис­пу­гались прид­ворные да во­ена­чаль­ни­ки, выг­ля­нуть не сме­ют. По­дош­ли се­меро брать­ев к го­суда­ревым по­ко­ям — ник­то им не по­мешал. Тут тре­тий брат, Же­лез­ный Де­тина, и го­ворит вто­рому:

— От­дохни, бра­тец, а я пой­ду с им­пе­рато­ром по­тол­кую.

Ска­зал и в го­суда­ревы по­кои нап­ра­вил­ся. А го­сударь с пе­репу­гу по­жел­тел и быс­тро так го­ворит:

— Где это ви­дано, чтоб му­жик с го­суда­рем раз­го­вари­вал, го­ните его пос­ко­рее да го­лову ему ру­бите.

Ус­лы­хал его сло­ва Же­лез­ный Де­тина, рас­сме­ял­ся и от­ве­ча­ет:

— Ты, го­сударь, спер­ва пос­мотри, ка­кие у ме­ня ру­ки!

Хо­тел он ру­ку од­но­му из во­ена­чаль­ни­ков по­казать, пря­мехонь­ко на свер­ка­ющий меч нат­кнул­ся, на са­мое ос­трие. Раз­дался звон, ис­кры во все сто­роны по­сыпа­лись, раз­ле­тел­ся меч, как го­ворит­ся, на че­тыре час­ти, на пять ку­соч­ков. Го­сударь со стра­ху аж с тро­на ска­тил­ся. Ки­нулись са­нов­ни­ки его под­ни­мать, на­силу во внут­ренние по­кои уве­ли. Ви­дит им­пе­ратор — не убить ему брать­ев, при­казал он тог­да ог­нем их спа­лить.

Вмиг ог­ненные ша­ры за­горе­лись. Столь­ко их, что и не счесть. Дым гус­той ва­лит, к брать­ям под­би­ра­ет­ся.

Го­ворит тут чет­вертый брат, Ни­почем Жа­ра:

— Отой­ди­те в сто­рону, пе­редох­ни­те, я один справ­люсь!

Нас­ту­пил он но­гой на ог­ненный шар, ус­мехнул­ся и го­ворит:

— Хо­лод­но что-то, огонь­ку бы под­ба­вили!

Под­ско­чил тут им­пе­ратор от стра­ха, при­казал тот­час ог­ромное вой­ско соб­рать, всех се­мерых брать­ев ра­зом в мо­ре стол­кнуть.

Го­ворит тут пя­тый брат, Длин­ная Но­га:

— Не тре­вожь­тесь, дав­но по­ра мне в мо­ре ис­ку­пать­ся!

Сде­лал он шаг, сде­лал дру­гой, пря­мо в си­нее мо­ре во­шел. А во­да ему и до щи­коло­ток не дос­та­ла.

По­качал юно­ша го­ловой и го­ворит:

— До че­го же мел­ко, и не ис­ку­па­ешь­ся! Рыб­ки, что ли, по­ловить?

Сог­нулся он в три по­гибе­ли, стал дву­мя ру­ками ры­бу из мо­ря хва­тать, хва­та­ет и на бе­рег бро­са­ет. Ры­бы чер­ные, ры­бы бе­лые, в чжан дли­ной, в де­сять чжа­нов, ог­ромные ры­бины в сто чжа­нов — всех по­вытас­ки­вал. Це­лая ку­ча из рыб на бе­регу вы­рос­ла, с ма­лую го­ру бу­дет.

Ждут братья Длин­ную Но­гу, ни­как не дож­дутся. Тут и го­ворит шес­той брат, Боль­шая Ступ­ня:

— Схо­жу-ка я, по­зову его.

Сту­пил он шаг и на мор­ском бе­регу очу­тил­ся. Го­ворит он пя­тому бра­ту:

— Ви­дать, за­был ты, за­чем мы к го­суда­рю приш­ли, раз стал ры­бу ло­вить!

Не дал седь­мой браг, Боль­шой Рот, шес­то­му все до кон­ца ска­зать и го­ворит:

— Не ста­нет го­сударь о прав­де тол­ко­вать. А ко­ли ста­нет — го­суда­рем быть пе­рес­та­нет.

Не спро­сил Боль­шой Рот у брать­ев со­вета, всю во­ду мор­скую од­ним ду­хом вы­пил. По­вер­нулся, рот ра­зинул, как хлы­нет у не­го изо рта во­да, так и хле­щет. Ус­тре­мились вол­ны мор­ские ко двор­цу, гро­хочут гроз­но, оп­ро­кину­ли сте­ны вы­сокие, так и уто­нул в вол­нах им­пе­ратор со сво­ими са­нов­ни­ками да пол­ко­вод­ца­ми.