Семейная драгоценность

В ста­рину жил на све­те один куз­нец, тру­долю­бивее не сы­щешь. И был у не­го сын, без ма­лого двад­цать год­ков пар­ню, вы­сокий, стат­ный, до еды охо­чий, а в ра­боте ле­нивый. Вот од­нажды куз­нец и го­ворит сы­ну:

— Весь век я тру­дил­ся, сы­нок, что есть в до­ме — все мо­ими ру­ками на­жито. А ты ра­ботать не хо­чешь, толь­ко ешь да пь­ешь, ни од­но­го ю­аня не за­рабо­тал. Что ж даль­ше-то бу­дет?

Про­пус­тил сын от­цов­ские сло­ва ми­мо ушей и го­ворит:

— Эка важ­ность ю­ань за­рабо­тать, да тут ни­како­го та­лан­ту не на­до!

От­ве­ча­ет отец:

— Лад­но, ко­ли за­рабо­та­ешь ю­ань, я те­бе це­лый сун­дук доб­ра от­дам.

Не тер­пится сы­ну сун­дук с доб­ром по­лучить, да нет у не­го ю­аня. Ра­ботать не­охо­та. Хо­дит он взад-впе­ред пе­ред во­рота­ми, не зна­ет, как быть.

Пог­ля­дела на не­го мать, по­жале­ла сы­на: как бы не из­велся он от дум, как бы не вы­сох, по­дош­ла она к не­му и го­ворит:

— Дам я те­бе ю­ань, пос­ко­рей от­цу от­не­си.

Взял лен­тяй ю­ань, узе­лок с едой прих­ва­тил, улег­ся в хо­лод­ке под де­ревом и уп­ле­та­ет за обе ще­ки. До са­мого ве­чера про­валял­ся, во­ротил­ся до­мой, как ни в чем не бы­вало, от­цу ю­ань от­дал и го­ворит:

— Вот те­бе ю­ань, да­вай сю­да сун­дук с доб­ром.

Взял куз­нец мо­нету, пог­ля­дел, в ру­ках по­вер­тел, в горн швыр­нул и го­ворит:

— Не за­рабо­тал ты этот ю­ань.

По­нял лен­тяй, что не ви­дать ему сун­ду­ка с доб­ром, рас­тре­вожил­ся. Спать лег, ни­как не ус­нет, с бо­ку на бок во­роча­ет­ся. Уз­на­ла про это мать, и на дру­гой день опять де­неж­ку ему да­ла. А лен­тяй взял де­неж­ку и опять це­лый день про­без­дель­ни­чал, толь­ко на этот раз прит­во­рить­ся ре­шил, бе­гом про­бежал два ли, весь вспо­тел, в дом вле­тел, аж за­пыхал­ся, от­дал от­цу ю­ань и го­ворит:

— Ну и на­ма­ял­ся я, по­ка этот ю­ань за­рабо­тал, пря­мо но­ги не дер­жат! Те­перь не­си сун­дук с доб­ром!

Взял куз­нец де­неж­ку, дол­го на нее гля­дел, по­том в ре­ку бро­сил, ко­торая воз­ле до­ма тек­ла, и го­ворит сер­ди­то:

— И этот ю­ань ты не за­рабо­тал!

Ви­дит лен­тяй, что ни­как не за­полу­чить ему сун­дук с доб­ром, взя­ла его до­сада, хоть по­мирай!

Смек­ну­ла тут мать, в чем де­ло, по­няла, что не доб­ро — зло сы­ну де­лала. Клик­ну­ла она его на дру­гой день и го­ворит:

— Отец доб­ра те­бе же­ла­ет, сы­нок. Ко­ли хо­чешь сун­дук по­лучить, пот­ру­дись чес­тно!

Пос­лу­шал­ся юно­ша мать, в тот же день из до­ма ушел. Шел, шел, по­ка все по­дош­вы стер, на­конец на улоч­ке од­ной под­ря­дил­ся брев­на тас­кать. До но­чи тас­кал, а как ар­тель­но­му за харч зап­ла­тил, гри­вен­ник один ос­тался. Ни­ког­да па­рень не ра­ботал и так на­ма­ял­ся, что с ног сва­лил­ся. Под­ня­ли его, опять стал брев­на тас­кать. Де­сять дней тру­дил­ся, ни мо­нет­ки не пот­ра­тил, ю­ань ско­пил. Ра­дос­тный до­мой во­ротил­ся и от­цу день­ги от­дал. Взял отец мо­нет­ки, пе­рес­чи­тал, опять в горн бро­сил. Не стер­пел сын, день­ги из ог­ня вых­ва­тил и го­ворит от­цу оби­жен­но:

— Де­сять дней я ра­ботал, по­ка этот ю­ань за­рабо­тал!

Об­ра­довал­ся отец и от­ве­ча­ет:

— Вер­но го­воришь, сы­нок! Те­перь я ви­жу, что эти день­ги ты сам за­рабо­тал. Не­бось не жал­ко бы­ло, ког­да я чу­жие в огонь ки­дал!

Ска­зал так куз­нец, вы­нес сун­ду­чок и опять го­ворит:

— Не зла­то-се­реб­ро, не ред­кие сок­ро­вища в этом сун­дучке — весь мой инс­тру­мент. Возь­ми его и пом­ни, что до­роже он зла­та-се­реб­ра, до­роже всех бо­гатств! Тру­дись! Век го­ря знать не бу­дешь!

Зас­ме­ял­ся сын ве­село и при­нял от­цов­ское нас­ледс­тво. Это и бы­ла се­мей­ная дра­гоцен­ность.