Скряги

Жи­ли на све­те муж с же­ной. Толь­ко и ду­мали с ут­ра до ве­чера, как бы раз­бо­гатеть. Ска­жет, бы­вало, же­на:

— Да­вай пор­тняж­ни­чать ста­нем, одеж­ду шить!

— Не де­ло это — пор­тняж­ни­чать, — от­ве­ча­ет муж. — День-день­ской игол­ку вты­кать да нит­ку тя­нуть. Ус­та­нешь толь­ко, а за­рабо­та­ешь са­мую ма­лость.

— Тог­да да­вай зай­мем­ся кра­силь­ным ре­мес­лом, — не уни­ма­ет­ся же­на.

— Кра­силь­ное ре­мес­ло и то­го ху­же. И са­ми в крас­ке, и вок­руг од­ни крас­ки. Что за жизнь! А ко­рыс­ти опять-та­ки ни­какой.

Спо­рили они, спо­рили и ре­шили на­конец ус­тро­ить пос­то­ялый двор. Ус­тро­ить-то ус­тро­или, и де­ла у них пош­ли неп­ло­хо, а бо­гатс­тва все рав­но не на­жили.

Бо­гатые гос­ти доб­ро при­везут, да с со­бой уве­зут. А с бед­ня­ка что возь­мешь? Он сам нищ да гол.

И вот заб­рел од­нажды на пос­то­ялый двор поч­тенный ста­рец — бо­рода бе­лая, по­сох длин­ный, на по­сохе крас­ной тушью и­ерог­ли­фы вы­веде­ны: «Ко­ли я вой­ду в во­рота, всех из­бавлю от за­боты». Уви­дал муж, что на­писа­но на по­сохе, и ду­ма­ет: «Не ина­че как это бес­смертный пред­ска­затель судь­бы».

Не вы­тер­пел он и спра­шива­ет:

— Гос­по­дин, а гос­по­дин! Рас­ска­жи, как ты лю­дей от за­бот из­бавля­ешь?

— Есть у ме­ня од­но зелье, — от­ве­ча­ет ста­рец, — кто выпь­ет его — обо всех нев­зго­дах за­будет! Пе­чали, тос­ки да за­бот — как не бы­вало!

Ус­лы­хали это муж с же­ной и ста­ли про­сить стар­ца, чтоб про­дал им вол­шебное зелье. Сог­ла­сил­ся ста­рец, от­ве­сил пол-ля­на.

Взя­ла же­на зелье и го­ворит му­жу:

— Ну, те­перь мы неп­ре­мен­но раз­бо­гате­ем, под­сы­пем бо­гатым гос­тям это­го по­рош­ка в рис или чай, и за­будут они здесь свои меш­ки да тю­ки.

И на­до же бы­ло так слу­чить­ся, что пря­мо на дру­гой день за­ехал на пос­то­ялый двор бо­гатый ку­пец. Лар­цы жем­чу­гом на­биты, меш­ки — яш­мой, ящи­ки — ко­рал­ла­ми да би­рюзой. А ук­ра­шений зо­лотых и се­реб­ря­ных — не счесть! Раз­го­релись у жад­ных хо­зя­ев гла­за. По­ка муж смот­рел, как ку­пец в сво­ей ком­на­те бес­ценные сок­ро­вища воз­ле ка­на скла­дыва­ет, же­на на кух­не в чай да в рис всы­пала гос­тю весь по­рошок до ка­пель­ки. Гость съ­ел весь рис, опо­рож­нил це­лый чай­ник чаю и спать лег. Жад­ные хо­зя­ева от не­тер­пе­ния всю ночь дро­жали и не сом­кну­ли глаз.

А ра­но ут­ром, толь­ко ку­пец у­ехал, ки­нулись к не­му в ком­на­ту: под­ле ка­на ры­щут, на ка­не ищут — ни­чего най­ти не мо­гут. По уг­лам ис­кать ста­ли, пол раз­во­роти­ли, кан ра­зоб­ра­ли, все нап­расно: не то чтоб дра­гоцен­ностей, ка­меш­ка — и то не наш­ли!

— Об­ма­нул нас прок­ля­тый ста­рик! — в ярос­ти зак­ри­чала же­на, — не вол­шебное это зелье, все ку­пец с со­бой увез, ни­чего не за­был!

— Ах, че­репашье от­родье! — еще гром­че за­вопил муж. — За­был! За пос­той уп­ла­тить за­был! Го­ворил нам ста­рик: «Кто выпь­ет зелье, обо всех нев­зго­дах за­будет!» А мы эти его сло­ва за­памя­това­ли!

Жад­ность, ви­дать, па­мять от­би­ва­ет!