Братья

В од­ной де­рев­не жил кресть­янин с же­ной, и у них бы­ло два сы­на. С го­дами де­ти под­раста­ли, а ро­дите­ли ста­рели. Ког­да Чан Мо — так зва­ли стар­ше­го сы­на — ми­нуло двад­цать лет, он же­нил­ся.

Как по­лага­ет­ся стар­ше­му сы­ну, Чан Мо не по­кинул сво­их прес­та­релых ро­дите­лей. Он ос­тался жить с ни­ми, что­бы на ста­рос­ти лет отец и мать не зна­ли ни­каких за­бот. Вско­ре же­нил­ся и млад­ший брат. Его зва­ли Чан Су. По­селил­ся он на дру­гом кон­це де­рев­ни и стал об­за­водить­ся сво­им хо­зяй­ством. Не­лег­ко ему бы­ло. Пос­тро­ил кое-как чи­би, смот­рит — зем­лю па­хать не­чем. Дос­тал плуг — нет де­нег на бы­ка. Об­за­вёл­ся бы­ком — по­мещи­ку за зем­лю не­чем пла­тить.

Но был Чан Су тру­долю­бив: вы­ходил он ра­ботать на по­ле рань­ше всех со­седей, а до­мой воз­вра­щал­ся поз­же дру­гих.

Не­лег­ко жи­лось млад­ше­му бра­ту, да и стар­ше­му жи­лось труд­но. Ведь ему при­ходи­лось за­ботить­ся не толь­ко о сво­их де­тях и же­не. На­до бы­ло всег­да пом­нить и о ста­рых ро­дите­лях.

И хоть жи­ли братья впро­голодь и мно­го у них бы­ло вся­ких за­бот, но жи­ли они друж­но, в сог­ла­сии.

Вот од­нажды осенью Чан Мо пе­рес­чи­тал свои за­пасы ри­са и по­думал: «Не мно­го у ме­ня зер­на: все­го-то де­сять меш­ков. Но ведь у млад­ше­го бра­та ещё мень­ше. На­до ему по­мочь, да так, что­бы он и не уз­нал об этом».

И, ког­да стем­не­ло, Чан Мо взва­лил на пле­чи ме­шок са­мого луч­ше­го зер­на и по­нёс к до­му млад­ше­го бра­та. По до­роге встре­тил он ка­кого-то че­лове­ка, толь­ко не ра­зоб­рал в тем­но­те, — ко­го.

При­нёс Чан Мо к до­му бра­та ме­шок, по­ложил его и пос­пе­шил об­ратно. Он ре­шил при­нес­ти бра­ту ещё один ме­шок.

Вер­нулся Чан Мо до­мой и ни­чего по­нять не мо­жет: как бы­ло у не­го де­сять меш­ков, так де­сять и ос­та­лось, не умень­ши­лось.

Но не­ког­да бы­ло ему раз­ду­мывать. Взва­лил он ещё один ме­шок на пле­чи и по­нёс его к сво­ему бра­ту.

На об­ратном пу­ти опять встре­тил он пос­ре­дине до­роги че­лове­ка и опять не ра­зоб­рал в тем­но­те — ко­го.

Вер­нулся Чан Мо к се­бе — сно­ва та­кая же ис­то­рия: как бы­ло у не­го де­сять меш­ков, так и ос­та­лось. Что за чу­деса!

«Ко­ли так, — ре­шил Чан Мо, — от­не­су-ка я бра­ту ещё па­роч­ку меш­ков».

И он сно­ва от­пра­вил­ся по зна­комой тро­пин­ке в дру­гой ко­нец де­рев­ни. А в это вре­мя взош­ла лу­на, ос­ве­тила тро­пин­ку и ид­ти с но­шей ста­ло лег­ко.

Но ед­ва Чан Мо до­шёл до се­реди­ны пу­ти, как уви­дел, что навс­тре­чу ему идёт че­ловек, и то­же с меш­ком на пле­чах. А ког­да че­ловек приб­ли­зил­ся, Чан Мо уз­нал в нём млад­ше­го бра­та.

— Ку­да ты идёшь так поз­дно? — спро­сил Чан Мо.

— А ку­да это вы идё­те в та­кое вре­мя? — спро­сил Чан Су.

И оба бра­та сра­зу всё по­няли и ра­дос­тно рас­сме­ялись.

Ока­зыва­ет­ся, Чан Су то­же ре­шил по­мочь бра­ту, по­делить­ся с ним сво­им уро­жа­ем. И они в один и тот же час на­чали но­сить друг дру­гу меш­ки с ри­сом.

Вот по­чему рис у Чан Мо не убы­вал, хо­тя он уже от­нёс бра­ту два меш­ка.

Рас­сме­ялись братья ещё раз и креп­ко об­ня­лись. И хо­тя меш­ки с ри­сом бы­ли тя­желы, но на сер­дце брать­ев бы­ло лег­ко. Ещё бы, ведь брат­ская лю­бовь и друж­ба лю­бую но­шу де­ла­ют лёг­кой!