Догадливый судья

Од­нажды один про­давец шёл­ка от­пра­вил­ся из Пхень­яна на яр­марку. Взял он с со­бой трид­цать ма­лень­ких свёр­тков шёл­ка, сел на ос­ла и по­ехал. В до­роге зас­та­ла его ночь, но поб­ли­зос­ти не бы­ло ни де­рев­ни, ни заб­ро­шен­ной фан­зы. Толь­ко нев­да­леке от до­роги воз­вы­шалась гроб­ни­ца, ок­ру­жён­ная ши­рокой сте­ной. По обе сто­роны мо­гиль­но­го хол­ма сто­яли две ка­мен­ные ста­туи.

Здесь и ре­шил про­вес­ти ночь про­давец. Свя­зал он все свёр­тки вмес­те, по­ложил их под го­лову, лёг и зас­нул. Креп­ко спал утом­лённый пут­ник, а ког­да прос­нулся, — уви­дел, что под го­ловой у не­го вмес­то шёл­ка ле­жит боль­шой ка­мень. Зап­ла­кал про­давец. Не ос­та­лось у не­го боль­ше ни де­нег, ни то­вара, и не знал он, как про­кор­мить свою семью.

Ду­мал-ду­мал нес­час­тный, что ему де­лать, и ре­шил от­пра­вить­ся в бли­жай­шую де­рев­ню, — по­жало­вать­ся на во­ров судье. А в той де­рев­не нас­то­ящий судья у­ехал на­дол­го в Се­ул. И вмес­то не­го жи­тели сде­лали судь­ёй од­но­го ста­рика. Этот ста­рик был та­кой же кресть­янин, как и все. Он сла­вил­ся спра­вед­ли­востью и боль­шим умом. И по­это­му на­род ува­жал его.

Выс­лу­шал ста­рик жа­лобу про­дав­ца и спро­сил:

— Ты ни­кого не ви­дел поб­ли­зос­ти от гроб­ни­цы?

— Ни­кого, — от­ве­тил про­давец. — Толь­ко по обе сто­роны мо­гиль­но­го хол­ма сто­яли две ка­мен­ные ста­туи.

— Тог­да пусть дос­та­вят ста­туи в суд. Они бу­дут сви­дете­лями.

Изу­мились кресть­яне: не со­шёл ли с ума их судья? Где это ви­дано, что­бы ка­мен­ные ста­туи бы­ли сви­дете­лями в су­де? Но ведь с судь­ёй спо­рить нель­зя. Как ска­зал ста­рик, так и сде­лали.

Вся де­рев­ня соб­ра­лась у две­рей до­ма, где ста­рик чи­нил свой спра­вед­ли­вый и стро­гий суд. Все хо­тели ус­лы­шать, как судья бу­дет доп­ра­шивать ста­туи.

Но ста­рик раз­ре­шил впус­тить в зал толь­ко трид­цать че­ловек. Преж­де чем на­чать суд, ста­рик сам пе­рес­чи­тал, точ­но ли в ком­на­те на­ходит­ся трид­цать че­ловек. А ког­да убе­дил­ся в этом, то на­чал суд.

По­нача­лу судья про­чёл нес­коль­ко стра­ниц из за­меча­тель­ных тво­рений ки­тай­ских пи­сате­лей, по­том ог­ла­сил за­коны Ко­реи, ко­торые ка­рали во­ров тяж­ким на­каза­ни­ем, и, на­конец, поз­во­лил го­ворить про­дав­цу шёл­ка.

Про­давец рас­ска­зал всё, что с ним слу­чилось.

Пос­ле это­го ста­рик тор­жес­твен­но и стро­го об­ра­тил­ся к ка­мен­ным ста­ту­ям, ко­торые бы­ли ус­та­нов­ле­ны в ком­на­те су­да:

— От­ве­чай­те, — ко­го вы ви­дели в ту ночь, ког­да во­ры по­хити­ли шёлк?

Ста­туи, ко­неч­но, мол­ча­ли. Тог­да судья гром­ко ска­зал:

— За то, что вы не хо­тите от­ве­тить на мои воп­ро­сы, я при­гова­риваю вас к двад­ца­ти уда­рам пал­ка­ми. Бу­дете знать!

И ста­рик по­дал знак стра­же.

Стра­жа схва­тила тя­жёлые ду­бовые пал­ки и при­нялась ду­басить ими ка­мен­ные ста­туи. Тут все, кто си­дел в ком­на­те, не вы­дер­жа­ли и на­чали сме­ять­ся.

Ус­лы­шав смех, раз­гне­ван­ный судья вско­чил с мес­та и зак­ри­чал:

— Сме­ять­ся над при­гово­ром судьи — прес­тупле­ние! И я объ­яв­ляю вам на­каза­ние: каж­дый из вас дол­жен пе­ред за­катом сол­нца при­нес­ти сю­да штраф: один свёр­ток шёл­ка. А кто не при­несёт, тот бу­дет бит пал­ка­ми. Сту­пай­те и то­ропи­тесь!

Тут, ко­неч­но, все на­чали уп­ра­шивать ста­рика:

— Гос­по­дин судья, сжаль­тесь! Вы же зна­ете, что в на­шей де­рев­не шёл­ком не тор­гу­ют и нам не у ко­го ку­пить столь­ко шёл­ко­вой ма­терии.

Но судья ска­зал:

— Кто из вас вер­нётся без шёл­ка, по­чувс­тву­ет, боль­но ли бь­ют ду­бовые пал­ки!

Тог­да все пос­пе­шили ра­зой­тись, по­тому что зна­ли: их судья зря слов не го­ворит.

Как судья ду­мал, так и слу­чилось. К за­кату сол­нца все трид­цать че­ловек по­ложи­ли к но­гам судьи по свёр­тку шёл­ка — ров­но трид­цать свёр­тков.

Про­давец уви­дел это и ра­дос­тно зак­ри­чал на всю ком­на­ту:

— Это мой шелк! Это мои свёр­тки!

Судья ска­зал:

— Ко­неч­но, твои!

И, об­ра­тив­шись к тем, кто при­нёс шёлк, спро­сил:

— У ко­го вы ку­пили его?

Все в один го­лос ска­зали:

— У на­шего ла­воч­ни­ка. Он дол­го не хо­тел нам про­давать, но мы зап­ла­тили ему втри­доро­га, по­тому что не хо­тели быть би­тыми.

— Зна­чит, ла­воч­ник и ук­рал этот шёлк! — ска­зал судья. — От­ни­мите у не­го свои день­ги и при­веди­те это­го во­ра ко мне. Он по­лучит сто уда­ров пал­ка­ми по пят­кам.

По­том ста­рик пос­мотрел на всех и до­бавил:

— Это ка­мен­ные ста­туи по­мог­ли нам най­ти прес­тупни­ка: ес­ли бы я не при­казал их бить, вы бы не сме­ялись. Ес­ли бы вы не сме­ялись, я бы вас не ош­тра­фовал. Ес­ли бы я вас не ош­тра­фовал, вы бы не бро­сились ис­кать шёлк и не ста­ли бы пла­тить за не­го втри­доро­га. Вот и вы­ходит, что во­ра нам по­мог­ли най­ти ста­туи.