Как одолел юноша лисицу оборотня

Жил дав­ным-дав­но один бо­гач. И был у не­го сын. Толь­ко очень хо­телось то­му бо­гачу дочь иметь. Сколь­ко де­нег из­вел он на пред­ска­зате­лей судь­бы да на по­жер­тво­вания хра­мам, и не ска­жешь. Ус­лы­шало Не­бо его моль­бу и пос­ла­ло ему дочь. Уж так пек­лись о ней отец с ма­терью, так, слов­но она бес­ценное сок­ро­вище. Рос­ла де­воч­ка кре­пень­кой, ни­ког­да не бо­лела.

Уже срав­ня­лось ей пять лет, ког­да на семью сва­лилось нес­частье. Что ни ночь — дох­нет ко­рова. А бы­ло у них нес­коль­ко сот го­лов ро­гато­го ско­та. И от­че­го дох­нет — ник­то не зна­ет. Ни хво­ри ни­какой, ни ран. Ска­зал про то хо­зя­ину пас­тух, и ве­лел хо­зя­ин сте­речь ко­ров не толь­ко днем, но и ночью.

Спря­тал­ся пас­тух в тем­ном уг­лу ко­ров­ни­ка, ка­ра­улить стал. Уже и пол­ночь нас­ту­пила. Смот­рит пас­тух, вош­ла в ко­ров­ник хо­зяй­ская дочь, сма­зала ру­ку кун­жутным мас­лом, су­нула в брю­хо ко­рове, пе­чен­ку ко­ровью вы­тащи­ла и съ­ела в один при­сест. А ко­рова сдох­ла.

Пас­тух ис­пу­гал­ся, еле ут­ра дож­дался, к хо­зя­ину по­бежал. Так, мол, и так, го­ворит. Не по­верил хо­зя­ин и как зак­ри­чит:

— Да как сме­ешь ты мою дочь сра­мить!

И ве­лел убить лже­ца. Дру­гого пас­ту­ха в ко­ров­ник пос­лал. Но и он рас­ска­зал хо­зя­ину то, что пер­вый. При­казал хо­зя­ин и это­го пас­ту­ха убить. А по­том еще од­но­го, а ко­ровы дох­нут и дох­нут. Пос­ле ло­шади ста­ли дох­нуть и свиньи. А хо­зя­ин толь­ко и зна­ет, что пас­ту­хов уби­вать. Всех пе­ребил. Ни од­но­го не ос­та­лось. А ес­ли бы и ос­тался, все рав­но к бо­гачу в ра­бот­ни­ки не на­нял­ся.

Де­лать не­чего. Пос­лал бо­гач сы­на в ко­ров­ник. Спря­тал­ся тот в уг­лу, смот­рит — в пол­ночь сес­тра в ко­ров­ник вош­ла, вы­тащи­ла у ко­ровы пе­чень и съ­ела. При­шел сын к от­цу, так, мол, и так, го­ворит. Ус­лы­шала это мать, ста­ла сы­на ко­рить:

— Ты за­чем сес­тру род­ную ху­лишь? За­висть ра­зоб­ра­ла? Нет боль­ше сил мо­их та­кое тер­петь.

Рас­сердил­ся отец, сы­на из до­му выг­нал. А дочь еще пу­ще ле­ле­ять и хо­лить стал.

Сгу­била де­воч­ка скот, за лю­дей при­нялась. Мать с от­цом и то не по­жале­ла. Убе­жали все жи­тели из де­рев­ни. Дух смер­ти в ней во­царил­ся.

А сын, ког­да отец его выг­нал, в го­ры ушел. Повс­тре­чал там буд­дий­ско­го мо­наха и стал учить­ся у не­го вол­шебс­тву. Шло вре­мя. Ис­тоско­вал­ся юно­ша по ро­дите­лям и в путь соб­рался. А ког­да про­щал­ся с мо­нахом, тот ему три бу­тыл­ки дал — крас­ную, бе­лую и си­нюю — и ска­зал:

— Возь­ми, в бе­ду по­падешь — при­годят­ся.

Спря­тал юно­ша бу­тыл­ки за па­зуху, сел на ло­шадь и от­пра­вил­ся в род­ную де­рев­ню. При­ехал, а в де­рев­не ни­кого нет. Дом род­ной — в за­пус­тенье, мхом да бурь­яном по­рос. Сес­тра на сол­нышке гре­ет­ся. Уви­дела бра­та об­ра­дова­лась. Дав­но че­ловечь­его мя­са не ела.

— Ты где про­падал? — спра­шива­ет. — Сос­ку­чилась я.

— Где отец с ма­терью? — спра­шива­ет брат.

— В мо­гилах ле­жат, — от­ве­ча­ет сес­тра.

По­нял тут брат, что это сес­тра их сгу­била, и ре­шил бе­жать, свою жизнь спа­сать. Го­ворит юно­ша:

— Про­голо­дал­ся я, сес­тра! Сор­ви лук-ре­пей, что вон там, воз­ле са­да, рас­тет, по­есть при­готовь.

Вы­тащи­ла сес­тра нит­ки и го­ворит:

— Не бе­гай боль­ше из до­ма. Возь­ми нит­ки, од­ним кон­цом се­бя об­вя­жи, дру­гой — мне от­дай, по­ка я лук бу­ду рвать.

Не стал брат пе­речить. Все сде­лал, как ве­лела сес­тра. Но толь­ко она уш­ла, раз­мо­тал юно­ша нит­ку, при­вязал ко­нец к стой­ке, не­замет­но вы­шел из до­ма, сел на ло­шадь и ум­чался.

Вер­ну­лась сес­тра, смот­рит — ис­чез брат, и пог­на­лась за ним.

— Ос­та­новись! — кри­чит, а са­ма вот-вот ух­ва­тит­ся за ло­шади­ный хвост. Вых­ва­тил тут брат из-за па­зухи крас­ную бу­тыл­ку и бро­сил в сес­тру. Выр­ва­лось из бу­тыл­ки пла­мя, обож­гло сес­тру. Выс­ко­чила она из ог­ня, сно­ва пог­на­лась за бра­том, то­го и гля­ди нас­тигнет. Бро­сил брат бе­лую бу­тыл­ку. Из нее игол­ки дож­дем по­сыпа­лись. Убе­жала от иго­лок сес­тра, опять пог­на­лась за бра­том. Тог­да юно­ша си­нюю бу­тыл­ку бро­сил. Вы­лилась из нее во­да — це­лое мо­ре, — уто­нула сес­тра. Смот­рит юно­ша, не де­вуш­ка на по­вер­хность вып­лы­ла ли­сица, и по­нял, что бы­ла его сес­тра обо­рот­нем.