Как Ондар дурак принцессу в жены взял

Слу­чилось это во вре­мена двад­цать пя­того ко­роля Ко­гуре — слав­но­го Пхен­ганва­на. Жил воз­ле Пхень­яна, у кре­пос­тной сте­ны, юно­ша Он­дар со сво­ей ста­рой сле­пой ма­терью. Лю­бил юно­ша мать, по­читал. Бед­ные они бы­ли, бед­нее не­куда. Не всег­да ели до­сыта. Пой­дет Он­дар в го­ры, най­дет ко­ру вя­за да кор­ни ар­ро­рута — вот и весь их обед. А не най­дет — па­гач­жи бе­рет, к кре­пос­тной сте­не идет, по­да­яние про­сит.

Вы­махал Он­дар рос­том с бо­гаты­ря — шесть чхок, по­читай, бу­дет. Скро­ен лад­но, сбит креп­ко.

Нет у Он­да­ра оде­жон­ки, прик­ро­ет кое-как те­ло лох­моть­ями, в со­ломен­ные сан­да­лии обу­ет­ся, так и хо­дит зи­мой и ле­том. Во­лосы раз­лохма­чен­ные, ли­цо гряз­ное, не­умы­тое, толь­ко два боль­ших гла­за блес­тят.

Сме­ют­ся над Он­да­ром, по­теша­ют­ся лю­ди, ду­раком зо­вут. Ди­вят­ся: так мать по­чита­ет, что по­да­яние ра­ди нее со­бира­ет. Раз­ве не ду­рак?

А юно­ша и не ду­рак вов­се. Ума ему не за­нимать. А ка­кой силь­ный да храб­рый! И ли­цом при­гож. Его бы от­мыть да при­чесать — па­рень хоть ку­да! Раз­ве не обид­но Он­да­ру, что его ду­раком проз­ва­ли? Но та­кая уж у бед­ня­ка до­ля — тер­петь да стра­дать.

Бы­ла у ко­роля Пхен­ганва­на единс­твен­ная дочь. Ум­ни­ца да кра­сави­ца. А до че­го доб­ра! Что к бед­ня­ку, что к бо­гачу — ей все еди­но. Од­но пло­хо: чуть что — пла­чет прин­цесса, сле­зами за­лива­ет­ся, проз­ва­ли ее за это плак­сой. Да­дут ей мно­го ка­ши — пла­чет, ма­ло — то­же пла­чет. Спать хо­чет — пла­чет, не хо­чет — опять пла­чет.

Ду­ши не ча­ет ко­роль в доч­ке, не ру­га­ет ее, уго­вари­ва­ет:

— Не плачь! Бу­дешь пла­кать — от­дам те­бя за­муж за ду­рака Он­да­ра. Знат­ный юно­ша на та­кой плак­се не же­нит­ся. — Уго­вари­ва­ет, а сам сме­ет­ся. Шу­тит ко­роль, не всерь­ез го­ворит.

Вре­мя ле­тит не­замет­но. Вы­рос­ла прин­цесса. Еще кра­ше ста­ла, еще доб­рее. Шес­тнад­цать лет ей срав­ня­лось. Не пла­чет боль­ше прин­цесса, и плак­сой ее ник­то не зо­вет. Стал ей ко­роль же­ниха ис­кать и выб­рал сы­на са­нов­ни­ка — Ко. Сам са­нов­ник ког­да-то по­мог Пхен­ганва­ну взой­ти на прес­тол.

Всем хо­рош же­них: и зна­тен, и бо­гат, и ро­да древ­не­го. А уж как из лу­ка стре­ля­ет да на ко­не ска­чет! Лю­бого об­ска­чет. И на охот­ничь­их сос­тя­зани­ях в Ак­на­не осенью и вес­ной не най­ти ему рав­ных. Толь­ко не о нем меч­та­ет прин­цесса — об Он­да­ре-ду­раке! Не по ду­ше прин­цессе же­них. Толь­ко и зна­ет, что бо­гатс­твом сво­им хва­лит­ся да знат­ностью, дру­гих пре­зира­ет. Но что по­дела­ешь — та­кова во­ля от­ца. В честь же­ниха пир ус­тро­ил ко­роль во двор­це. Об­ла­чил­ся ко­роль в па­рад­ное оде­яние, зо­лотую ко­рону на­дел. Ря­дом с со­бой же­ниха уса­дил. А ка­кое платье на же­нихе! Так и свер­ка­ет раз­ноцвет­ны­ми ка­мень­ями.

Вот му­зыка за­иг­ра­ла, за­си­яли ог­ни, по­яви­лись са­нов­ни­ки в пыш­ных одеж­дах — буд­то все звез­ды, что в не­бе си­яют, все цве­ты, что рас­тут на зем­ле, сю­да соб­ра­лись.

Ждут ко­роль и гос­ти прин­цессу — а она не идет. По­сыла­ют за ней раз, дру­гой, тре­тий — на­конец по­яви­лась. Платье на ней — са­мое прос­тое, не к слу­чаю. Буд­то и не не­вес­та она. По­дивил­ся ко­роль, спра­шива­ет:

— Что с то­бой, дочь моя?

От­ве­ча­ет прин­цесса:

— Ты уж ме­ня прос­ти, отец, толь­ко не мо­гу я вы­пол­нить твою во­лю.

Не ве­рит ко­роль ушам сво­им, в ли­це пе­реме­нил­ся. А прин­цесса спо­кой­но го­ворит:

— Пом­нишь, еще ког­да я ма­лень­кой бы­ла, ты ска­зал, что от­дашь ме­ня за Он­да­ра. Не толь­ко ко­ролю, да­же прос­то­люди­ну не прис­та­ло на­рушать свое обе­щание.

Зак­ри­чал тут ко­роль:

— Ты мне пе­речить?!

А прин­цесса на сво­ем сто­ит:

— Та­кова бы­ла твоя во­ля, и я не смею ее на­рушить! Ни за ко­го не пой­ду, толь­ко за су­жено­го!

Рас­сердил­ся ко­роль, сос­ко­чил с тро­на, как зак­ри­чит:

— Уби­рай­ся вон, дрян­ная дев­чонка, что­бы ду­ху тво­его во двор­це не бы­ло!

Са­нов­ни­ки сто­ят да мол­чат. Ни­как в толк не возь­мут, что слу­чилось.

А ко­роль го­ворит:

— Ты мне боль­ше не дочь, раз не же­ла­ешь вы­пол­нить мою во­лю.

Ска­зал так ко­роль и уда­лил­ся в по­кои. Уви­дели это са­нов­ни­ки, не зна­ют, что и де­лать. А прин­цесса из двор­ца убе­жала су­жено­го сво­его ис­кать, Он­да­ра-ду­рака. Шла-шла, толь­ко под ве­чер его дом наш­ла. Сто­ит дом за кре­пос­тной сте­ной, у оди­ноко­го вя­за.

Вош­ла прин­цесса в дом, а Он­да­ра нет, он в го­ры ушел, дре­вес­ную ко­ру со­бирать. Толь­ко ста­руха сле­пая си­дит, вся в лох­моть­ях.

— Здесь Он­дар жи­вет? — го­ворит прин­цесса.

— А ты кто бу­дешь? — спра­шива­ет ста­руха.

— Он­дар ваш сын? — опять спра­шива­ет прин­цесса.

— Сын, — от­ве­ча­ет ста­руха.

От­легло у прин­цессы от сер­дца, ста­ла она ог­ля­дывать­ся да прис­матри­вать­ся. Вот ка­кое жи­лище у ее су­жено­го! Зем­лянка, вы­рытая в го­ре, свер­ху ко­рой дре­вес­ной прик­ры­та, на слу­чай дож­дя. Два про­ема вмес­то две­рей меш­ко­виной за­веше­ны. Ни ра­зу та­кого прин­цесса не ви­дела. Она и пеш­ком ни­ког­да не хо­дила — на про­гул­ку ее в па­лан­ки­не нес­ли, це­лая сви­та прид­ворных.

По­дош­ла прин­цесса к ста­рухе, взя­ла за ру­ку, спра­шива­ет:

— Где ваш сын?

Ис­пу­галась ста­руха, отод­ви­нулась от прин­цессы и го­ворит:

— А за­чем те­бе мой сын? Он ни­чего пло­хого не сде­лал. А что дре­вес­ную ко­ру в го­рах со­бира­ет да по­да­яние про­сит, так это от нуж­ды. Ни в чем он не ви­новат.

— А я и не го­ворю, что ви­новат, — от­ве­ча­ет прин­цесса, — толь­ко на­доб­но мне с ним встре­тить­ся, хо­чу об од­ном де­ле его поп­ро­сить.

Не ве­рит ста­руха, до­пыты­ва­ет­ся:

— О ка­ком еще де­ле? Не ви­жу я те­бя, а за­пах чую: неж­ный, при­ят­ный! И ру­ки не­нат­ру­жен­ные — мяг­кие, буд­то ва­та. О чем же ты мо­жешь про­сить мо­его бед­но­го сы­на? Нет, не за­тем ты приш­ла!

Дол­го уго­вари­вала прин­цесса ста­руху, преж­де чем та ска­зала, что в го­ры ушел ее сын, со­бирать ко­ру вя­за.

— Ве­чере­ет уже, — го­ворит прин­цесса, — пой­ду-ка я Он­да­ра встре­чать. — И выш­ла из до­ма.

Бе­жит по тро­пин­ке прин­цесса, чуть бы­ло на Он­да­ра не на­лете­ла — он как раз до­мой воз­вра­щал­ся.

Го­ворит прин­цесса:

— Пос­лу­шай, ты не Он­дар?

— А за­чем я те­бе? — спра­шива­ет Он­дар.

И рас­ска­зала прин­цесса Он­да­ру все как есть. Ушам сво­им не по­верил Он­дар и спра­шива­ет:

— Уж не тро­нулась ли ты умом?

— Будь это все неп­равдой, как бы я очу­тилась здесь?

— Не ве­рю я те­бе. То ли ты дух, то ли ли­са-обо­ротень. Где это ви­дано, что­бы прин­цесса выш­ла за бед­ня­ка? — Ска­зал так Он­дар и убе­жал в стра­хе.

Не рас­серди­лась на Он­да­ра прин­цесса, не оби­делась. По­дума­ла: не мог он в та­кое по­верить.

Всю ночь про­вела она под от­кры­тым не­бом, за­мер­зла. А ут­ром вош­ла в зем­лянку. Го­ворит ей ста­руха:

— Где это ви­дано, где это слы­хано, что­бы прин­цесса за бед­ня­ка за­муж пош­ла? В бед­ном до­ме жи­ла?

От­ве­ча­ет прин­цесса:

— Еще в ста­рину го­вори­ли: лю­ди мо­гут быть счас­тли­вы, да­же ес­ли де­лят­ся мер­кой зер­на, а одеж­ду шь­ют из лос­кутков по­лот­на. Для люб­ви не нуж­ны ни бо­гатс­тво, ни знат­ность.

Что тут ска­жешь?

И ста­ла прин­цесса же­ной Он­да­ра. Дом ку­пила, во­ла. Она, ког­да из двор­ца убе­жала, зо­лото с со­бой прих­ва­тила, се­реб­ро да ка­менья дра­гоцен­ные.

Жи­вут муж с же­ной ду­ша в ду­шу. И по­няла тут прин­цесса, что ни­какой Он­дар не ду­рак. Лук ему ку­пила, стре­лы, ко­ня. Что­бы вы­учил­ся из лу­ка стре­лять да на ко­не ска­кать. Что­бы ро­дине мог пос­лу­жить ве­рой и прав­дой.

Что по си­ле сво­ей, что по ста­ти — ни­кому не ус­ту­пит Он­дар. Смыл грязь с ли­ца — до че­го хо­рош стал! Гла­за ум­ные, жи­вые — два звон­ких бу­бен­ца. А о сно­ров­ке и сме­кал­ке — го­ворить не­чего. Толь­ко лук Он­дар в ру­ки взял луч­ше всех стре­лять стал. Толь­ко на ко­ня сел — всех об­ска­кал. Но­сит­ся Он­дар по го­рам и до­линам, на зве­рей охо­тит­ся. Ис­куснее охот­ни­ка не сыс­кать.

Нас­ту­пила вес­на, по­ра, ког­да лю­ди жер­твы Не­бу при­носят, и по это­му слу­чаю сос­тя­зания охот­ни­ков ус­тра­ива­ют. Стал Он­дар к сос­тя­зани­ям го­товить­ся, а же­на ему и го­ворит:

— Ты са­мый ис­кусный стре­лок и са­мый луч­ший на­ез­дник. Ты всех по­бедишь!

Пусть те­перь все уз­на­ют, ка­кой у нее муж! И ко­роль пусть уз­на­ет! И быв­ший ее же­них, хвас­тун Ко. Все сде­лала прин­цесса, что­бы муж по­беди­телем стал. Ко­ня вол­шебно­го ему раз­до­была. А конь — пер­вое де­ло. Так ей ко­нюх двор­цо­вый од­нажды ска­зал. Хо­чешь вра­га одо­леть — ко­ня его за уз­дечку пой­май! Ну и ко­неч­но же сме­лость нуж­на!

И вот на­конец нас­ту­пил тре­тий день треть­ей лу­ны. День ве­сен­не­го жер­твоп­ри­ноше­ния Не­бу. И вес­ной и осенью це­ремо­нию эту ус­тра­ива­ют с осо­бой пыш­ностью в Ак­на­не, не­пода­леку от Пхень­яна.

С дав­них пор так по­велось в го­сударс­тве Ко­гуре. Охот­ни­ки в этот день уби­ва­ют мно­го раз­ных зве­рей: оле­ней, ко­суль — и при­носят их в жер­тву ду­хам гор и рек. Вес­ной мо­лят Не­бо, что­бы зем­ля уро­дила, а осенью бла­года­рят за обиль­ный уро­жай. На­роду со­бира­ет­ся ви­димо-не­види­мо. При­быва­ет и ко­роль со сво­ей мно­гочис­ленной сви­той.

Пе­ред це­ремо­ни­ей сос­тя­зания ус­тра­ива­ют. Из пя­ти рай­онов сто­лицы при­ходят пять луч­ших охот­ни­ков. А кто силь­ный да сме­лый, то­же мо­жет по­пытать счастья.

Вес­на толь­ко на­чина­лась. Зац­ве­ли на хол­мах Ак­на­на аб­ри­косы, сли­вы и виш­ни. Дав­но со­шел с ре­ки Пхэ­ган лед, к са­мой во­де ивы скло­нились. Теп­ло! Вок­руг сол­нышко яр­ко све­тит. Вос­се­да­ет ко­роль в вы­соком да прос­торном па­лан­ки­не, а ря­дом с па­лан­ки­ном стра­жи сто­ят, одеж­ды на них зо­лотые да се­реб­ря­ные, сте­регут стра­жи ко­роля.

Пять охот­ни­ков, пять глав­ных со­пер­ни­ков, так и свер­ка­ют дос­пе­хами. Прос­то­люди­ны то­же при­наря­дились, хва­лят­ся друг пе­ред друж­кой, кто луч­ше.

Про­води­ла му­жа прин­цесса на праз­дник и са­ма пош­ла, свек­ровь с со­бой взя­ла.

За­иг­ра­ла му­зыка. Выс­тро­ились в ше­рен­гу охот­ни­ки — соб­ра­лось их тут нес­коль­ко сот. Мо­лодой Ко сре­ди них. Весь в зо­лоте, так и си­яет. И шлем на нем зо­лотой, и пан­цирь, и сам хо­рош да при­гож. Толь­ко и Он­дар ему не ус­ту­пит, хоть нет на нем зо­лотых дос­пе­хов. На го­лове — чоль­пхун, ук­ра­шен­ный перь­ями. Кос­тюм неж­но-го­лубо­го цве­та; на но­гах — са­поги, в ру­ках — лук с на­тяну­той те­тивой, за спи­ной — кол­чан со стре­лами. А до че­го ста­тен! Ни­чуть не ху­же во­инов в бо­гатых дос­пе­хах.

Сто­ит прин­цесса на скло­не го­ры, не на­любу­ет­ся му­жем.

Ог­ля­дел ко­роль стрел­ков, рас­по­ряди­тель дал знак, и на­чалось сос­тя­зание. С гром­ки­ми кри­ками рва­нулись всад­ни­ки с мес­та. Зар­жа­ли ко­ни. Шум под­нялся на всю ок­ру­гу. Пыль под­ня­лась до са­мого не­ба. Но вот всад­ни­ки скры­лись из ви­ду, и все стих­ло.

Ста­ли тут лю­ди га­дать, кто по­беди­телем вый­дет, ре­шили:

— Ко по­беди­телем вый­дет, ник­то с ним срав­нить­ся не мо­жет, раз­ве что не­бес­ный бо­гатырь.

Во­роти­лись охот­ни­ки. Впе­ред дю­жий па­рень выр­вался, ог­ромно­го ка­бана та­щит. Не пой­мут лю­ди: кто та­кой? Ни­ког­да в гла­за его не ви­дали. Толь­ко не сын это са­нов­ни­ка, не мо­лодой Ко! Он­дар это был.

Под­бе­жал к ко­ролю рас­по­ряди­тель и го­ворит:

— На сос­тя­зании по­бедил прос­то­людин Он­дар, он за кре­пос­тной сте­ной жи­вет.

За­шуме­ли тут все, зак­ри­чали. Пред­стал Он­дар пе­ред ко­ролем. Смот­рит на Он­да­ра ко­роль, мол­чит. Дол­го смот­рел, по­том спра­шива­ет:

— Зна­чит, те­бя Он­да­ром зо­вут? — А сам глаз с Он­да­ра не сво­дит.

Пок­ло­нил­ся тут низ­ко Он­дар и от­ве­ча­ет:

— Да, ва­ше ве­личес­тво, Он­да­ром ме­ня зо­вут.

Ус­мехнул­ся ко­роль и го­ворит:

— Но, уж ко­неч­но, не тот ты Он­дар, ко­торо­го ду­раком проз­ва­ли.

От­ве­ча­ет Он­дар как ни в чем не бы­вало:

— Тот са­мый, ва­ше ве­личес­тво, — гор­до так от­ве­ча­ет.

Лю­бо-до­рого пос­мотреть на Он­да­ра. Нас­то­ящий бо­гатырь! Что осан­ка, что ли­цо, что гла­за! По­нял тут ко­роль, что пе­ред ним его зять, а ска­зать ни­чего не мо­жет, в се­бя ни­как не при­дет.

А прин­цесса сто­ит в тол­пе, смот­рит на му­жа и улы­ба­ет­ся. Ей ли не ра­довать­ся! Сбы­лась ее за­вет­ная меч­та. Ник­то те­перь не пос­ме­ет ска­зать, что ее муж, ее Он­дар — ду­рак.

На­пали как-то на Ко­гуре вра­жес­кие во­ины. Про­тив них выс­ту­пил со сво­им вой­ском сам ко­роль. Он­дар храб­ро сра­жал­ся в пер­вых ря­дах и сыг­рал не­малую роль в раз­гро­ме вра­га.

Тог­да на­конец ко­роль приз­нал его сво­им зя­тем, раз­ре­шил сыг­рать свадь­бу и по­жало­вал Он­да­ру ти­тул та­хена.

Пхен­ганва­на сме­нил на прес­то­ле его сын Ян­ганван. По­шел Он­дар к но­вому ко­ролю и го­ворит:

— Сил­ла зах­ва­тила наш се­вер­ный край. Но лю­ди не хо­тят жить в не­воле. Дай­те мне вой­ско, и я от­во­юю у вра­га зем­ли на­ших пред­ков.

Знал ко­роль, ка­кой пре­дан­ный и храб­рый Он­дар, и дал ему вой­ско.

Хо­рошо тог­да ска­зал Он­дар:

— Ес­ли не от­во­юю на­ши зем­ли, на­зад не вер­нусь.

И Он­дар не вер­нулся. Шаль­ная стре­ла его сра­зила в бит­ве с сил­ланца­ми за кре­пость Адан. Пыш­но и тор­жес­твен­но хо­рони­ли ге­роя. Но вот что стран­но ник­то не мог сдви­нуть гроб с мес­та. Тог­да к гро­бу по­дош­ла прин­цесса, пог­ла­дила му­жа ру­кой и ска­зала:

— Из жиз­ни на­до ухо­дить спо­кой­но.

Гроб тут же под­ня­ли и со­вер­ши­ли пог­ре­бение.

Весь на­род Ко­гуре оп­ла­кивал Он­да­ра.