Как родилась песня

С дав­них пор ки­тай­цы ве­ли тор­говлю с ко­рей­ца­ми. Бо­гатые куп­цы вез­ли то­вары мо­рем и су­шей. А где тор­га­ши-тол­сто­сумы, там и об­ман. До­шел как-то один ку­пец на сво­их па­рус­ных лод­ках до ре­ки Ре­сен­ган и ос­та­новил­ся в при­мор­ском се­лении. Бой­ко тор­гу­ет, на все ла­ды то­вар свой рас­хва­лива­ет: си­тец, ук­ра­шения, раз­ные без­де­луш­ки. Заш­ла как-то раз к не­му в лав­ку из­вес­тная в тех мес­тах кра­сави­ца. Рас­щедрил­ся тут ку­пец, за­деше­во от­дал шелк са­мый луч­ший, зо­вет кра­сави­цу сно­ва в лав­ку прий­ти за по­куп­ка­ми. Что за­думал ку­пец, кра­сави­це нев­до­мек, она и приш­ла. И так ста­ра­ет­ся ку­пец жен­щи­ну улес­тить, и эдак — ни­чего у не­го не вы­ходит. Рас­серди­лась жен­щи­на и уш­ла. Но куп­цы — на­род хит­рый. День­га­ми не возь­мут — вся­кими улов­ка­ми одо­ле­ют. А на­доб­но вам ска­зать, был ку­пец мас­тер в шах­ма­ты иг­рать. Вот и пред­ло­жил му­жу кра­сави­цы, кресть­яни­ну, по­сос­тя­зать­ся с ним. Се­ли они иг­рать. Вы­иг­ры­ва­ет ку­пец и вы­иг­ры­ва­ет. По­том вдруг сде­лал два не­вер­ных хо­да и про­иг­рал. Сгреб кресть­янин в ку­чу де­неж­ки и еще на пар­тию нап­ра­шива­ет­ся. Сог­ла­сил­ся ку­пец и опять про­иг­рал. Вдвое боль­ше.

— Так, по­жалуй, ты все свои то­вары спус­тишь, — го­ворит кресть­янин.

— Люб­лю от­ча­ян­ных иг­ро­ков, — от­ве­ча­ет ку­пец, а сам рас­став­ля­ет фи­гуры, третью пар­тию хо­чет иг­рать. Толь­ко на­чали иг­ру, а ку­пец мат объ­яв­ля­ет.

— Спло­ховал ма­лость, — го­ворит кресть­янин. — Да­вай еще пар­тию.

Так, пар­тию за пар­ти­ей, кресть­янин все де­неж­ки про­иг­рал, с ко­торы­ми на ба­зар при­шел. Да еще бы­ка с по­воз­кой в при­дачу. Стал в долг иг­рать. Уже ночь на дво­ре, а они все иг­ра­ют. И за каж­дый ход ку­пец му­жу кра­сави­цы вод­ку под­но­сит. На­по­ил его и го­ворит:

— Зна­ешь что, друг, — ставь на кон же­ну! Вы­иг­ра­ешь — все дол­ги про­щу и лав­ку от­дам в при­дачу.

— Сог­ла­сен, — от­ве­ча­ет до­вер­чи­вый муж, а сам еле во­роча­ет язы­ком.

Жер­тву­ет ку­пец пеш­ку за пеш­кой, сло­нов обо­их от­дал. Ра­ду­ет­ся до­вер­чи­вый муж. В гла­зах ал­чность. Бо­гатс­тво ме­рещит­ся, собс­твен­ная тор­говля, же­на за кас­сой в лав­ке си­дит… Но тут ку­пец не­ожи­дан­но ри­нул­ся в ата­ку. Кто ря­дом был, так и ах­ну­ли.

— Уго­вор до­роже де­нег, — го­ворит ку­пец. — Ты про­иг­рал же­ну. Те­перь она моя.

Весь хмель со­шел с кресть­яни­на. Опус­тил он го­лову и за­пел грус­тную пес­ню про свою бе­ду.

А ку­пец тем вре­менем ве­лит слу­гам же­ну кресть­яни­на к не­му при­вес­ти, кра­сави­цу…

Рас­про­дал ку­пец то­вар, взял кра­сави­цу и поп­лыл до­мой. Толь­ко не да­ет­ся ему кра­сави­ца, бь­ет по ли­цу, ца­рапа­ет… Плы­вет ко­рабль пос­ре­ди си­него мо­ря. Вдруг кра­сави­ца выр­ва­лась от зло­дея, вы­бежа­ла на па­лубу, по­вер­ну­лась в сто­рону род­ной зем­ли, воз­де­ла ру­ки к не­бу и неж­ным го­лосом за­пела. По­нес­ли ее грус­тную пес­ню вол­ны к са­мому мор­ско­му Вла­дыке. Раз­гне­вал­ся на куп­ца Вла­дыка, мо­ре взба­ламу­тил, бу­рю нас­лал. Был на ко­раб­ле у куп­ца ста­рец, убе­лен­ный се­дина­ми. Ска­зали мат­ро­сы стар­цу:

— Вет­ра нет, а бу­ря ра­зыг­ра­лась на мо­ре. От­веть, от­че­го?

Ука­зал муд­рец на кра­сави­цу и го­ворит:

— Из-за нее мо­ре бу­шу­ет. От­нял хо­зя­ин же­ну у кресть­яни­на, обес­честить хо­чет. И ес­ли не об­ра­зумит­ся, не от­даст му­жу же­ну — уто­нет ко­рабль…

Ис­пу­гал­ся ку­пец, ве­лел на­зад плыть.

Уви­дела кра­сави­ца му­жа, бро­силась к не­му, пес­ню за­пела. Пес­ню о ре­ке Ре­сен­ган. Из­ли­ла она в той пес­не свою оби­ду, пе­чаль раз­лу­ки и ра­дость встре­чи.