Как заяц тигра перехитрил

Жил в го­рах про­вин­ции Кан­вон ста­рый тигр. Повс­тре­чал он од­нажды зай­ца и го­ворит:

— Го­лоден я и сей­час те­бя съ­ем!

А за­яц — уж очень был хи­тер — от­ве­ча­ет:

— До­рогой дя­дюш­ка! Не пой­дешь ли со мной? Я при­нес вся­кой вкус­ной еды!

По­шел тигр сле­дом за зай­цем. Спус­ти­лись они в до­лину. Вы­тащил за­яц один­надцать круг­лых ка­меш­ков, улыб­нулся и го­ворит:

— Ел ты ког­да-ни­будь та­кую вкус­ня­тину?

Пог­ля­дел тигр, лю­бопыт­но ему, и спра­шива­ет:

— А как их есть?

От­ве­ча­ет за­яц:

— Уж че­го про­ще! Брось их в огонь, а как пок­расне­ют, вы­тас­ки­вай да ешь. Жа­реные они вкус­нее!

Раз­вел за­яц огонь, ка­меш­ки в не­го бро­сил. Смот­рит тигр, как жа­рят­ся кам­ни, слюн­ки гло­та­ет. А за­яц ему го­ворит:

— До­рогой дя­дюш­ка! Сбе­гаю-ка я, со­усу те­бе при­несу со­ево­го! Что­бы вкус­нее бы­ло. Толь­ко смот­ри один не ешь, ме­ня по­дож­ди! Там все­го де­сять штук, это нам на дво­их!

Убе­жал за­яц, а тигр ка­меш­ки стал счи­тать. Смот­рит — не де­сять их, а один­надцать. Рас­крас­не­лись на ог­не кам­ни, рас­ка­лились. Одо­лела тиг­ра жад­ность. Схва­тил он ка­мешек, прог­ло­тил. Что­бы зай­цу мень­ше дос­та­лось. Все нут­ро се­бе сжег. От бо­ли чуть не сбе­сил­ся, в го­ры бро­сил­ся. Ме­сяц це­лый прог­ло­тить ни­чего не мог, так и хо­дил го­лод­ный.

Бро­дил он, бро­дил и опять зай­ца встре­тил. Си­дит за­яц воз­ле гус­то­го кус­тарни­ка пос­ре­ди по­ля. Как за­рычит тигр:

— Ну, ко­сой, во вто­рой раз ты ме­ня не об­ма­нешь! Из-за те­бя нут­ро се­бе сжег, ме­сяц це­лый го­лод­ный хо­дил! Сей­час я те­бя съ­ем!

Тря­сет­ся за­яц от стра­ха, а ви­ду не по­да­ет и го­ворит как ни в чем не бы­вало:

— Зна­ешь, дя­дюш­ка, сколь­ко здесь во­робь­ев! Под­ни­ми го­лову — сам уви­дишь! Я охо­чусь на них! Ты толь­ко пасть от­крой, я заб­ро­шу в нее ты­сячи во­робь­ев! Это ведь луч­ше, чем од­но­го ме­ня съ­есть.

Пог­ля­дел тигр, ви­дит — над кус­тарни­ком и вправ­ду во­робьи ле­та­ют. Го­ворит тигр зай­цу:

— А не об­ма­нешь?

От­ве­ча­ет за­яц:

— Ну что ты! Я же­лаю те­бе толь­ко доб­ра! Вой­ди в кус­тарник и от­крой пасть!

Во­шел тигр в са­мую се­реди­ну кус­тарни­ка, зад­рал го­лову, пасть рас­крыл. А за­яц возь­ми да и по­дож­ги кус­тарник. Тре­щит огонь, да так гром­ко, буд­то впрямь ты­сячи во­робь­ев на нем жа­рят­ся.

— Слы­шишь, дя­дюш­ка, — кри­чит за­яц, — сколь­ко во­робь­ев на­лете­ло?

Убе­жал за­яц, тиг­ра од­но­го ос­та­вил. Жар­ко тиг­ру. Вдруг смот­рит — огонь к не­му со всех сто­рон под­сту­па­ет, все бли­же, бли­же. Еле выр­вался из ог­ня. Вся шерсть на нем об­го­рела. А без шер­сти на хо­лод не вый­дешь. Си­дит тигр в ло­гове. Не­делю си­дит, дру­гую. Ждет, ког­да шерсть от­растет. И зу­бы на зай­ца то­чит. Уж так он зол на не­го! Так зол! От­росла на­конец шерсть у тиг­ра, и по­шел он к де­рев­не про­пита­ние ис­кать. А де­ло зи­мой бы­ло. Идет, смот­рит за­яц воз­ле реч­ки си­дит. Как за­рычит тигр:

— Два ра­за ты ме­ня об­хитрил. А в тре­тий раз не об­хитришь! Ну, что ска­жешь в свое оп­равда­ние?

А за­яц сми­рен­но так от­ве­ча­ет:

— Не по­нял ты, дя­дюш­ка! Все так слу­чилось, от­то­го что не сле­довал ты со­ветам мо­им. Пог­ля­ди, я рыб­ку лов­лю! Зи­мой ре­ка так и ки­шит ры­бой. А ведь ни­чего нет вкус­нее све­жень­кой рыб­ки! От­ве­дал бы!

Спра­шива­ет тигр:

— А как ты ее ло­вишь, рыб­ку? Мо­жет, опять хо­чешь ме­ня про­вес­ти? Смот­ри, это пос­ледний раз, боль­ше не по­щажу те­бя.

— Да не об­ма­ну я те­бя, дя­дюш­ка, — от­ве­ча­ет за­яц. — Зна­ешь по­говор­ку: раз не по­везет, два не по­везет, а на тре­тий по­везет! Пос­мотри на дно! Сра­зу ры­бок уви­дишь. Так вот, опус­ти хвост в во­ду и зак­рой гла­за. От­кро­ешь — а рыб­ка уже пой­ма­лась. Толь­ко смир­но си­ди, хвос­том не ше­вели, по­ка не ска­жу. Луч­шей удоч­ки, чем твой хвост, и не сы­щешь!

Пог­ля­дел тигр на дно, а там и вправ­ду рыб­ки пла­ва­ют. Опус­тил тигр хвост в во­ду, зак­рыл гла­за, ждет. А за­яц бе­га­ет, в во­ду гля­дит и кри­чит:

— Как ста­нет хвост тя­желым, так рыб­ка пой­ма­лась. Те­перь уже ско­ро. По­тер­пи.

А де­ло к ве­черу бы­ло. Мо­розец уда­рил. Ста­ла во­да за­мер­зать. За­мер­зла не вы­тащить тиг­ру хвост. А за­яц кри­чит:

— Дя­дюш­ка, дя­дюш­ка, вы­тащи хвост! Пос­мотришь, сколь­ко ры­бок на­ловил.

Хо­тел тигр вы­тащить хвост, да не тут-то бы­ло. Раз дер­нул, дру­гой — а хвост ни с мес­та. «Вон сколь­ко ры­бы, — ду­ма­ет тигр, — хвост те­перь не под­нять».

А за­яц го­ворит:

— Хо­тел ты, дя­дюш­ка, съ­есть ме­ня, да сам по­пал­ся. При­мерз твой хвост, так и ос­та­нешь­ся здесь!

Ска­зал и прочь убе­жал.

По­нял тут тигр, что не ви­дать ему боль­ше гор. Без хвос­та ведь не убе­жишь! Приш­ли ут­ром лю­ди, смот­рят — тигр на зад­них ла­пах си­дит. Так и пой­ма­ли его.