Как жестокого градоначальника проучили

Жил ког­да-то в про­вин­ции Чол­ла гра­дона­чаль­ник до то­го жес­то­кий, что жи­тели из-за не­го по­кида­ли род­ные края, на чуж­би­ну бе­жали. Не­нави­дели его лю­то.

Соб­ра­лись од­нажды под­чи­нен­ные и ста­ли ду­мать, как бы его уре­зонить, и го­ворят меж­ду со­бой:

— Ни­како­го житья от гра­дона­чаль­ни­ка нет. То­го и гля­ди жи­тели все раз­бе­гут­ся.

Ду­мали они, ду­мали и ре­шили на хит­рость пой­ти.

Как-то раз, пос­ле ут­ренне­го при­ема чи­нов­ни­ков, ког­да гра­дона­чаль­ник чи­тал, как обыч­но, кни­гу в сво­ем ка­бине­те, с ним вдруг слу­чилось та­кое, о чем ник­то ни­ког­да и не слы­хивал.

При­нес ему слу­га чай и вдруг как уда­рит его по ли­цу. Опе­шил гра­дона­чаль­ник, а ког­да опом­нился, стук­нул но­гой в ок­но и за­орал во все гор­ло:

— Схва­тить не­годяя!

И тут сно­ва слу­чилось то, че­го ни­ког­да не слу­чалось. Слу­ги с мес­та не дви­нулись, нес­мотря на при­каз. Гра­дона­чаль­ник аж вски­пел весь, соз­вал под­чи­нен­ных, рас­ска­зал, что с ним слу­чилось. Но под­чи­нен­ные и слу­шать не ста­ли, рас­сме­ялись и от­ве­ча­ют:

— Вы шу­тите, гос­по­дин! Раз­ве пос­ме­ет слу­га под­нять на на­чаль­ни­ка ру­ку?!

Ни­чего вра­зуми­тель­но­го гра­дона­чаль­ник от­ве­тить не мог и все орал да орал.

Пос­ла­ли к гра­дона­чаль­ни­ку до­мой слуг. Приш­ли слу­ги и го­ворят:

— С гра­дона­чаль­ни­ком слу­чилась боль­шая бе­да, за­болел он, с ума спя­тил.

Тот­час сын и дочь при­бежа­ли, пог­ля­дели в за­моч­ную сква­жину, а отец ме­чет­ся, что ни по­падет под ру­ку — бь­ет, на пол бро­са­ет. Смот­реть страш­но. Взя­ли сын и дочь по­мощ­ни­ка гра­дона­чаль­ни­ка, вмес­те с ним в ка­бинет вош­ли. А у гра­дона­чаль­ни­ка гла­за кровью на­лились, пот с не­го ль­ет. По­дума­ли тут сын с до­черью, что отец и впрямь с ума спя­тил. Рас­ска­зал он, что с ним слу­чилось, а де­ти не ве­рят — что не­нор­маль­но­го слу­шать!

Го­ворит сын:

— Ус­по­кой­ся, отец! Врут слу­ги, буд­то ты спя­тил! Ты от ус­та­лос­ти за­болел…

Рас­сердил­ся гра­дона­чаль­ник, на­пус­тился на сы­на:

— Ни­чего я не за­болел! Это слу­ги все нап­ле­ли. А ты им по­верил! Пре­датель ты, а не сын, вот что я те­бе ска­жу, уби­рай­ся не­мед­ленно до­лой с глаз мо­их!

Жал­ко сы­ну от­ца, по­сове­товал он ему ле­каря выз­вать, ле­карс­тво при­нять. Зак­ри­чал тут гра­дона­чаль­ник:

— Не бол­тай че­пухи! За­чем мне ле­карс­тво? Я не боль­ной!

Выг­нал гра­дона­чаль­ник род­ных, це­лый день ме­тал­ся по до­му. Злость его одо­лела. А по­мощ­ник смот­рит и ду­ма­ет: «И впрямь спя­тил!»

Даль­ше — ху­же.

Не ест гра­дона­чаль­ник, не пь­ет; да­же не ку­рит. Орет и орет. На всех. Без раз­бо­ра.

По все­му у­ез­ду раз­несся слух о спя­тив­шем чи­нов­ни­ке.

Дош­ла эта пе­чаль­ная весть и до гу­бер­на­тора. Гу­бер­на­тор ко­ролю до­ложил. При­казал ко­роль гра­дона­чаль­ни­ка с дол­жнос­ти смес­тить.

Не один год про­шел. За­ехал как-то по пу­ти в Се­ул гу­бер­на­тор к быв­ше­му гра­дона­чаль­ни­ку.

При­шел и спра­шива­ет, ос­то­рож­но так:

— Ну, как се­бя чувс­тву­ешь? Слы­шал, нез­до­ров ты…

— Здо­ров я! Со­вер­шенно здо­ров! — вскри­чал тут гра­дона­чаль­ник и в ко­торый раз при­нял­ся рас­ска­зывать, как все бы­ло.

Выс­лу­шал его гу­бер­на­тор и го­ворит:

— Те­бе, вид­но, еще по­лечить­ся на­до. Иди от­ды­хай, не ста­ну те­бя ут­руждать.

Не ска­зал боль­ше гра­дона­чаль­ник ни сло­ва. В пос­тель лег и ду­ма­ет: «Так и вправ­ду не­дол­го рех­нуть­ся».

И так бы­вало вся­кий раз: сто­ило гра­дона­чаль­ни­ку за­ик­нуть­ся о слу­чив­шемся, до­мочад­цы тот­час за ле­карем бе­жали, ле­карс­тво при­нима­лись го­товить. Что тут по­дела­ешь? И ре­шил гра­дона­чаль­ник ни­чего боль­ше не го­ворить.

Труд­но ска­зать, сколь­ко лет ми­нуло. Сов­сем ста­рым стал быв­ший гра­дона­чаль­ник. Поз­вал он как-то вну­ков к се­бе и стал рас­ска­зывать:

— Жил ког­да-то гра­дона­чаль­ник. При­шел к не­му слу­га, чай при­нес, а по­том как хва­тит его ку­лаком по ли­пу! Рас­сердил­ся гра­дона­чаль­ник, рас­ска­зал об этом дру­гим, а те су­мас­шедшим его соч­ли. Но мо­жет, они-то и бы­ли су­мас­шедшие? А вы, де­ти, как ду­ма­ете?

Ни­чего не от­ве­тили вну­ки, по­бежа­ли к от­цу с ма­терью, го­ворят, сно­ва де­душ­ка со­шел с ума.

Вздох­нул быв­ший гра­дона­чаль­ник и го­ворит:

— Кто же все-та­ки су­мас­шедший? Они или я?