Хитрый батрак Тольсве

В дав­ние вре­мена жил у од­но­го бо­гача бат­рак, и зва­ли его Толь­све. Ум­ный он был да хит­рый.

Це­лый год в по­те ли­ца тру­дят­ся бат­ра­ки, спи­ну гнут, а зи­ма при­ходит ос­та­ют­ся ни с чем. Вот и ре­шил Толь­све как сле­ду­ет про­учить жад­но­го бо­гача.

Соб­рался как-то бо­гач в Се­ул — эк­за­мен на дол­жность дер­жать. Взял Толь­све с со­бой, что­бы в пу­ти прис­лу­живал.

Бо­гач едет на ос­ли­ке, а Толь­све пеш­ком идет. Из­не­мог­ли пут­ни­ки от жа­ры, да и ос­лик ед­ва пле­тет­ся. Го­ворит бо­гач бат­ра­ку:

— Ви­дишь, вон там хар­чевня? Сбе­гай-ка, при­неси мне чаш­ку кук­су в хо­лод­ном буль­оне.

По­бежал Толь­све, ку­пил чаш­ку кук­су, не­сет, а сам ду­ма­ет: «На­вер­ня­ка жад­ный ста­рик все один сло­па­ет». По­дошел Толь­све к де­реву, а там в те­ни бо­гач раз­легся. Су­нул Толь­све па­лец в чаш­ку с кук­су. Бо­гач уви­дал и как за­вопит:

— Как ты сме­ешь со­вать свои гряз­ные паль­цы в мой кук­су?

— Ту­да му­ха по­пала, ни­как не вы­тащу! — от­ве­ча­ет Толь­све.

Рас­сердил­ся бо­гач, вле­пил Толь­све зат­ре­щину и го­ворит:

— Си­ди тут, сте­реги ос­ла! Я сам схо­жу за кук­су! Толь­ко смот­ри не зе­вай! Не за­метишь, как раз­бой­ни­ки гла­за вы­колют. Они здесь киш­мя ки­шат, ведь Се­ул уже близ­ко! И вож­жи дер­жи пок­репче, а то как бы без ос­ла не ос­тать­ся!

Ушел бо­гач, а Толь­све смот­рит — на са­мом сол­нце­пеке кресть­яне в по­ле ра­бота­ют. По­жалел их Толь­све, по­доз­вал од­но­го ста­рика и го­ворит:

— Выс­лу­шай ме­ня, поч­тенный, и сде­лай все, как я ска­жу. От­режь вож­жи, за­бери ос­ла и пок­ла­жу. В тю­ках еда и нес­коль­ко кус­ков шел­ка. Раз­дай бед­ня­кам.

Увел ста­рик ос­ла, а Толь­све зак­рыл гла­за и сто­ит, об­рывки вож­жей в ру­ках дер­жит.

Вер­нулся бо­гач, спра­шива­ет:

— Эй, что сто­ишь как ис­ту­кан? Ку­да ос­ла по­девал?

— Ис­пу­гал­ся, что раз­бой­ни­ки гла­за вы­колют, вот и зак­рыл их.

Чуть не лоп­нул бо­гач от злос­ти, не зна­ет, что де­лать. Бе­сит­ся, кри­чит на Толь­све:

— Ах ты, бол­ван! Сни­май ско­рее ру­баш­ку!

Снял Толь­све ру­баш­ку, бо­гач на­писал на ней что-то и го­ворит:

— Уби­рай­ся до­мой, что­бы ду­ху тво­его здесь не бы­ло!

Идет Толь­све до­мой и ду­ма­ет: что же это бо­гач на­писал на его ру­баш­ке? По­дошел к про­хоже­му, поп­ро­сил про­читать. Про­хожий про­читал, по­качал го­ловой:

— Пло­хи твои де­ла, бат­рак, убь­ют те­бя ско­ро.

— Убь­ют? — ис­пу­гал­ся Толь­све.

— Да, — от­ве­ча­ет про­хожий, — на тво­ей ру­баш­ке на­писа­но:

«Как толь­ко этот не­годяй воз­вра­тит­ся, убей­те его!»

Стал ду­мать Толь­све, что де­лать. Ду­мал, ду­мал и при­думал. Под­мигнул нез­на­ком­цу, про­шеп­тал ему что-то на ухо. Тот рас­сме­ял­ся и кис­точкой на­писал на спи­не Толь­све:

«Толь­све — очень ум­ный и очень пос­лушный. Я в дол­гу пе­ред ним. Ес­ли мне по­везет, я сдам ус­пешно эк­за­мен, счи­тай­те, что это бла­года­ря на­шему Толь­све. По­тому хо­чу от­дать ему в же­ны на­шу млад­шую дочь, вы­делить са­мый луч­ший учас­ток зем­ли из на­ших уго­дий и выс­тро­ить ему но­вый дом. Ваш отец».

Проч­ла это же­на бо­гача, вздох­ну­ла и го­ворит:

— Ни­чего не по­дела­ешь, при­дет­ся от­дать дочь за бат­ра­ка.

Сын то­же по­сето­вал, но сми­рил­ся: та­кова во­ля от­ца.

При­вали­ло вдруг бат­ра­ку счастье: же­на кра­сави­ца, учас­ток зем­ли да но­вый дом под че­репи­цей в при­дачу.

Воз­вра­тил­ся бо­гач до­мой, уз­нал, что Толь­све же­нил­ся на его до­чери, раз­гне­вал­ся — при­казал за­вязать бат­ра­ка в ме­шок и в мо­ре бро­сить.

По­тащи­ли слу­ги ме­шок к мо­рю. По до­роге про­голо­дались. По­ложи­ли ме­шок под де­ревом, а са­ми в хар­чевню уш­ли.

Тут как раз с по­ля кресть­яне идут. Ви­дят — ле­жит ме­шок под де­ревом, в меш­ке что-то ше­велит­ся. По­дош­ли кресть­яне поб­ли­же, а Толь­све как зак­ри­чит:

— Спа­сите, лю­ди доб­рые, раз­вя­жите ме­ня!

Ми­гом раз­вя­зали кресть­яне ме­шок. Вы­лез из не­го Толь­све, поб­ла­года­рил кресть­ян, рас­ска­зал все как бы­ло. Спря­тали кресть­яне Толь­све, а в ме­шок здо­ровен­но­го ка­бана за­суну­ли.

Вер­ну­лись слу­ги — ме­шок на мес­те ле­жит. По­тащи­ли его к мо­рю, в вол­ны бро­сили — ду­ма­ют, рас­пра­вились на­конец с Толь­све.

Да толь­ко че­рез ме­сяц-дру­гой за­яв­ля­ет­ся вдруг бат­рак, жи­вой-здо­ровый. По­дошел к бо­гачу, пок­ло­нил­ся низ­ко и го­ворит:

— По­бывал я на дне мор­ском, у са­мого ца­ря мор­ско­го Дра­кона. Жил не ту­жил! Там бы мне нав­сегда и ос­тать­ся, да все вас вспо­минал, мо­его бла­годе­теля. И Дра­кону рас­ска­зал про вас. Ждет он вас в гос­ти, до­рогие да­ры при­гото­вил, за доб­ро от­пла­тить хо­чет. Ни­чего, ска­зал, пусть с со­бой не бе­рет, толь­ко жер­нов прих­ва­тит.

Об­ра­довал­ся бо­гач, по­верил бат­ра­ку, ми­гом в до­рогу соб­рался за до­роги­ми да­рами, при­вязал к по­ясу ка­мен­ный жер­нов, бро­сил­ся в вол­ны и уто­нул.

А Толь­све с же­ной воз­вра­тил­ся в де­рев­ню, и за­жили они счас­тли­во.