Легенда о Сондоре

Ког­да в зим­нюю по­ру в про­вин­ци­ях Кен­ги­до и Чхун­чхон­до бы­ва­ет осо­бен­но хо­лод­но, лю­ди обыч­но так го­ворят:

— Ну и сту­жа! Не ина­че как нын­че день смер­ти Сон­до­ра.

По­чему Сон­до­ра и ка­кое он име­ет от­но­шение к хо­лоду, рас­ска­зыва­ет та­кая ле­ген­да.

В Ко­рее, во вре­мена ди­нас­тии Ли, Ли Квар не­ожи­дан­но под­нял мя­теж про­тив ко­роля Ин­чжо, и ко­ролю приш­лось бе­жать из Се­ула на ос­тров Кан­хва­до. Пра­вил лод­кой гре­бец по име­ни Сон­дор, за­меча­тель­ный мас­тер сво­его де­ла, пе­реп­лывший не од­но мо­ре.

Пог­ло­щен­ный не­весе­лыми ду­мами, ко­роль все вре­мя смот­рел на не­бо, а ког­да вдруг опус­тил го­лову, то за­метил, что лод­ка мчит­ся пря­мо к по­рогу, где бу­шу­ет во­да. Ка­залось, бе­да не­мину­ема, ес­ли не по­вер­нуть лод­ку. По­думал ко­роль, что ло­доч­ник за­мыс­лил не­доб­рое, по­доз­вал са­нов­ни­ка, ука­зал на по­рог и спра­шива­ет:

— А не опас­но нам ид­ти в ту сто­рону?

Са­нов­ник и сам так ду­мал, по­тому и от­ве­тил, что да, опас­но. Ус­лы­шал это ло­доч­ник и го­ворит:

— Не из­воль­те бес­по­ко­ить­ся, я ве­ду лод­ку как на­до.

А по­рог все бли­же и бли­же. Раз­волно­вал­ся ко­роль, при­казы­ва­ет ло­доч­ни­ку по­вер­нуть лод­ку, а тот ни в ка­кую. Тут ко­роль не стер­пел и как зак­ри­чит:

— Убить не­годяя!

Сон­дор при­нял­ся объ­яс­нять — так, мол, и так, по­тому-то и по­тому ве­ду я лод­ку к по­рогу, но где уж ко­ролю по­нять, ес­ли он и в са­мых прос­тых ве­щах ра­зоб­рать­ся не мо­жет! Обу­ял его страх, он и слу­шать не стал. Знай твер­дит: «Убить не­годяя».

По­нял Сон­дор, что спа­сения ждать не­от­ку­да, и го­ворит:

— Не ве­рите — уби­вай­те! Толь­ко выс­лу­шай­те ме­ня преж­де. Прош­ли мы не­малый путь, сов­сем нем­но­го ос­та­лось. Жаль, что не до­вез вас до мес­та. Так вот вам моя пос­ледняя прось­ба. Не вы­пол­ни­те — не доп­лы­вете до ос­тро­ва. Как толь­ко ме­ня не ста­нет, возь­ми­те эту тык­ву-гор­лянку, брось­те в ре­ку, ку­да она — ту­да и гре­бите.

Ска­зал так Сон­дор, от­дал ко­ролю тык­ву и прыг­нул в ре­ку.

На мес­то Сон­до­ра ко­роль пос­та­вил дру­гого греб­ца. А тот не мо­жет спра­вить­ся с лод­кой — не зна­ет, ку­да грес­ти.

Вспом­нил тут ко­роль о тык­ве, при­казал бро­сить ее в во­ду.

Тык­ва плы­вет, ло­доч­ник за ней гре­бет.

Слу­чилось это двад­ца­того чис­ла де­сято­го ме­сяца, ког­да хо­лодов еще не бы­ва­ет. А тут вдруг на­летел ле­дяной ве­тер, мо­роз до кос­тей про­бира­ет. Ог­ромные вол­ны хо­дят по ре­ке, лод­ку швы­ря­ют, буд­то лис­ток. А лод­ка все рав­но плы­вет за тык­вой-гор­лянкой. Плы­ла, плы­ла, че­рез все опас­ные мес­та бла­гопо­луч­но прош­ла. По­нял ко­роль, что зря так жес­то­ко обо­шел­ся с Сон­до­ром.

Кон­чился мя­теж, в стра­не во­царил­ся мир, ко­роль вер­нулся в Се­ул. Толь­ко не мог за­быть он Сон­до­ра, ве­лел в па­мять о нем со­ору­дить храм и каж­дый год в день его смер­ти мо­лебен слу­жить.

И стран­ное де­ло: в этот день из го­да в год на­лета­ет хо­лод­ный ве­тер. Ко­рабель­щи­ки не мо­гут вы­ходить в мо­ре и справ­ля­ют по­мин­ки по Сон­до­ру.

Вот по­чему ес­ли в двад­ца­тый день де­сятой лу­ны ду­ет ве­тер, его на­зыва­ют Сон­дорпа­рам, он слов­но при­носит с со­бой жа­лоб­ный вздох са­мого Сон­до­ра.