Почему лягушки плачут когда идет дождь

Жи­ла ког­да-то семья ля­гушек: мать — зе­леная ля­гуш­ка и ее сын — то­же зе­леный ля­гушо­нок.

Сын ни­ког­да не толь­ко не слу­шал­ся ма­тери, но да­же но­ровил все де­лать на­обо­рот. Ес­ли мать го­вори­ла ему, что­бы он по­гулял на ули­це, ля­гушо­нок це­лый день не вы­ходил из до­му, а ес­ли она, ухо­дя в по­ле, про­сила сы­на по­сидеть до­ма, то он бол­тался во дво­ре с ля­гуша­тами. А ког­да ля­гушо­нок си­дел за сто­лом, то на­роч­но раз­бра­сывал по все­му сто­лу ка­шу, хо­тя мать не раз го­вори­ла ему, что­бы он ел ак­ку­рат­но. Сло­вом, ля­гушо­нок при­носил ма­ме-ля­гуш­ке толь­ко од­ни огор­че­ния. Ког­да она про­сила, что­бы сын сбе­гал в го­ры при­нес­ти хво­рос­ту, он про­падал на реч­ке, пла­вал и ны­рял. Ска­жет ма­ма-ля­гуш­ка сы­ну, что­бы схо­дил он на­ловить ры­бы, а он убе­жит в го­ры и про­бол­та­ет­ся там це­лый день, а до­мой при­дет толь­ко ве­чером. Та­ким не­пос­лушным и озор­ным рос сын у бед­ной ма­тери.

На­конец бед­няжка, ко­торой не­путе­вый сын при­носил толь­ко хло­поты и огор­че­ния, за­боле­ла и слег­ла. А ког­да по­чувс­тво­вала, что ей ос­та­лось жить не­дол­го, поз­ва­ла сы­на к се­бе.

— Пос­лу­шай, сы­нок, у ме­ня к те­бе од­на-единс­твен­ная прось­ба. Ког­да я ум­ру, по­хоро­ни ме­ня не на го­ре, а на бе­регу ре­ки, — ска­зала она и тут же умер­ла.

На са­мом де­ле ля­гуш­ка хо­тела, что­бы ее по­хоро­нили на го­ре. Но она зна­ла, что сын ее де­ла­ет все на­обо­рот, по­это­му и за­веща­ла по­хоро­нить ее у ре­ки.

Умер­ла мать, и за­тос­ко­вал ля­гушо­нок. Труд­но ему ста­ло. Все по до­му те­перь сам де­ла­ет. Дол­го он го­ревал и пла­кал. На­конец вы­тер сле­зы и ре­шил: «Чем я мать по­радо­вал при жиз­ни? Од­ни лишь хло­поты да бес­по­кой­ство дос­тавлял ей. Ис­полню я хоть пос­леднюю прось­бу». И сын бе­реж­но от­нес те­ло ма­тери к ре­ке, там ее и по­хоро­нил.

Го­ворят, что, ког­да идет дождь, сын — зе­леный ля­гушо­нок — взби­ра­ет­ся на де­рево, со стра­хом смот­рит на мо­гилу ма­тери и горь­ко пла­чет:

— Ой, что де­лать? Во­да сне­сет мо­гилу мо­ей ма­тери. Кэ-кэ-кэ! Ква-ква-ква!

А во­да при­быва­ет да при­быва­ет.

— Ой-ой! Сей­час во­да сне­сет мо­гилу мо­ей ма­тери. Кэ-кэ-кэ! Ква-ква-ква!

С тех пор каж­дый раз, ког­да идет дождь, ля­гуш­ки за­водят свое «Кэ-кэ-кэ! Ква-ква-ква!».