Подвиг крестьянской девушки

В на­чале три­над­ца­того ве­ка на Ко­рею на­пало вра­жес­кое вой­ско. Все го­рода, все се­ления на борь­бу под­ня­лись. Толь­ко не смог­ли вра­гов удер­жать. Дош­ли до са­мой за­пад­ной сто­лицы — Пхень­яна, ок­ру­жили и ста­ли обс­тре­ливать. А пос­ле всей стра­ной зав­ла­дели. Сколь­ко ге­ро­ев по­гиб­ло в му­жес­твен­ной борь­бе, и ска­зать труд­но. Вар­ва­ры уби­вали лю­дей, на­род­ное доб­ро гра­били, всех зло­де­яний и не пе­речесть.

Жи­ла в ту по­ру в Пхень­яне дочь од­но­го кресть­яни­на, бе­жать не ус­пе­ла и ока­залась в осаж­денном го­роде. До то­го хо­роша — глаз не от­ве­дешь, нас­то­ящая кра­сави­ца. При­мети­ли ее вра­ги и зас­та­вили сво­ему пол­ко­вод­цу прис­лу­живать.

А на­доб­но вам ска­зать, что бы­ла та де­вуш­ка единс­твен­ной до­черью. И так ее отец го­ревал, так сок­ру­шал­ся! И ре­шил во что бы то ни ста­ло ра­зыс­кать дочь. Проб­рался за кре­пос­тную сте­ну, дол­го хо­дил по го­роду и на­конец уз­нал от лю­дей, что дочь его в прис­лу­гах у вра­жес­ко­го на­чаль­ни­ка. Не зна­ет отец, как с до­черью встре­тить­ся, ду­мал, ду­мал и при­думал. Раз­до­был де­нег, по­дошел к страж­ни­ку и ска­зал, за­чем при­шел. А страж­ник его схва­тил и да­вай доп­ра­шивать.

«Не­даром го­ворят: от од­ной шиш­ки хо­тел из­ба­вить­ся, вто­рую за­рабо­тал», с грустью ду­мал ста­рик. Стал он страж­ни­ку объ­яс­нять, да так веж­ли­во, что ни­чего ему не на­до, толь­ко с до­чень­кой сви­деть­ся.

Смот­рит — по­доб­рел страж­ник. Вы­тащил тут ста­рик день­ги и страж­ни­ку су­нул.

Го­ворит ему страж­ник:

— Наш ко­ман­дир, как толь­ко за­вече­ре­ет, по­сыла­ет твою дочь к ко­лод­цу, хо­лод­нень­кой во­ды ему при­нес­ти. По­ка не выпь­ет во­дицы — спать не ло­жит­ся. Сту­пай не­замет­но к ко­лод­цу и жди. При­дет твоя дочь.

Проб­рался ста­рик к ко­лод­цу, стал до­жидать­ся. Уже где-то к по­луно­чи дверь опо­чиваль­ни ко­ман­ди­ра от­кры­лась, де­вуш­ка из две­ри выш­ла, к ко­лод­цу пош­ла. Ок­ликнул ста­рик доч­ку, а у са­мого го­лос дро­жит.

Уви­дела де­вуш­ка род­но­го от­ца, на шею ему бро­силась, пла­чет.

— Аба­ди, как вы здесь очу­тились? — спра­шива­ет.

Сто­ят они, мол­чат, от счастья сло­ва не вы­мол­вят. Го­ворит доч­ка:

— Жди ме­ня здесь, отец!

Пош­ла она об­ратно в опо­чиваль­ню, вдруг ви­дит ста­рик — сно­ва идет, ма­лень­кую шка­тул­ку не­сет. При­нес­ла и так ста­рику ска­зала:

— Ду­мала, так и ум­ру, не уви­жусь с то­бой. А уви­делась — ни­чего мне те­перь не страш­но.

От­да­ла она шка­тул­ку от­цу, в ней дра­гоцен­ности да бу­маги ка­зен­ные, ве­лела быс­трее до­мой воз­вра­щать­ся, шка­тул­ку ко­рей­ско­му во­ена­чаль­ни­ку пе­редать.

Нев­мо­готу ста­рику с до­черью рас­ста­вать­ся, но ни­чего не по­дела­ешь, креп­ко об­нял он дочь на про­щанье, пос­пе­шил за во­рота.

Под­нялся ут­ром пе­репо­лох во вра­жес­ком ста­не: у ко­ман­ди­ра шка­тул­ка про­пала с дра­гоцен­ностя­ми и ка­зен­ны­ми бу­мага­ми, а прис­лу­га-кра­сави­ца уто­нула в ко­лод­це. На­вер­ня­ка это де­ло рук раз­ведки Ко­ре, ре­шили вра­ги. Они не толь­ко шка­тул­ку по­хити­ли, но и прис­лу­гу уто­пили в ко­лод­це. Пос­ле по­няли вра­ги, что это прос­тая кресть­ян­ская де­вуш­ка на под­виг пош­ла. Весь на­род Ко­ре под­ня­ла про­тив за­во­ева­телей.

Ис­пу­гались вра­ги, сня­ли оса­ду с Пхень­яна, от­сту­пили на се­вер.