Озеро Чжан­чэ

Дав­ным-дав­но в про­вин­ции Кен­нам в зам­ке Чжин­чу жил бо­гач по име­ни Чжан­чэ. Ску­пой и жес­то­кий, ни­кого не жа­лел. Бы­ла у не­го дочь — чес­тная, доб­рая, — не в от­ца уро­дилась. При­дет, бы­вало, бед­няк, она ему ри­су да­ет или де­нег, и ни­щего не оби­дит — ми­лос­ты­ню по­да­ет, что­бы отец не знал. А уз­на­ет отец — побь­ет. Доч­ка стер­пит и опять доб­ро лю­дям де­ла­ет.

При­шел как-то ни­щий ста­рик, с пал­кой, еле но­ги во­лочит. Отец как раз у во­рот сто­ял, они со слу­гой ко­ня мы­ли. Уви­дел отец ста­рика, рас­сердил­ся и го­ворит:

— Че­го те­бе на­доб­но?

Про­тянул ста­рик ла­таную-пе­рела­таную сум­ку и от­ве­ча­ет:

— Сжаль­ся, мил че­ловек, дай хоть маль ри­са, с го­лоду уми­раю.

По­шеп­тался отец со слу­гой, ве­лел ме­шок у ста­рика взять, на­воза ту­да по­ложить. Ми­гом сбе­гал слу­га за на­возом, в ме­шок его по­ложил, ста­рику от­дал. Рад ста­рик, до зем­ли бо­гачу пок­ло­нил­ся, чуть но­сом о зем­лю не стук­нулся. И по­шел сво­ей до­рогой. А бо­гач со слу­гой смот­рят ему вслед, сме­ют­ся. Жи­воты над­ры­ва­ют.

Жал­ко до­чери Чжан­чэ ста­рика, а за от­ца стыд­но. По­бежа­ла она в дом, по­ложи­ла в ми­соч­ку ри­са, в шел­ко­вый пла­ток ее за­вер­ну­ла, по­бежа­ла за ста­риком. Дог­на­ла и го­ворит:

— Выб­рось ты свою сум­ку, доб­рый че­ловек, а это возь­ми!

Гля­нул ста­рик на де­вуш­ку и спра­шива­ет:

— За­чем же сум­ку выб­ра­сывать?

От­ве­ча­ет де­вуш­ка:

— В сум­ке у те­бя не рис — на­воз. Отец при­казал по­ложить. Сер­дца у не­го нет. Я при­нес­ла нем­но­го ри­са, возь­ми!

Го­ворит ста­рик:

— Знаю я, ми­лая, что в сум­ке на­воз. Я на­роч­но при­шел, от­ца тво­его ис­пы­тать. Спа­сибо те­бе, ми­лая, за доб­ро­ту твою, за за­боту. А сей­час пой­дем со мной. Ос­та­нешь­ся здесь — по­гиб­нешь.

Ска­зал так ста­рик, за ру­ку де­вуш­ку взял, за со­бой по­вел.

Толь­ко они отош­ли, гро­хот раз­дался — гром гря­нул, мол­ния зас­верка­ла. Ог­ля­нулась де­вуш­ка, смот­рит — где дом ее сто­ял, там озе­ро ши­рокое раз­ли­лось. А ста­рик ку­да-то ис­чез. Пош­ла де­вуш­ка к озе­ру, пла­чет, сле­зами за­лива­ет­ся, нет боль­ше ее от­ца, в озе­ре уто­нул. Ка­па­ют сле­зы в озе­ро. Где упа­дет сле­за — там ло­тос рас­пуска­ет­ся.

А ут­ром на том мес­те, где де­вуш­ка си­дела, изоб­ра­жение ми­лосер­дно­го Буд­ды сто­ит. По­няли жи­тели, что это дух до­чери бо­гача, и наз­ва­ли озе­ро Чжан­чэ.