Сказка про розу и лотос

Дав­ным-дав­но в про­вин­ции Кан­вон, в де­рев­не Чхоль­сан, жил ста­рос­та по име­ни Пэ Му Ён. Бо­гатый, все­ми ува­жа­емый. Вот толь­ко де­тей у не­го не бы­ло.

При­виде­лось од­нажды же­не ста­рос­ты во сне, буд­то на зем­лю не­божи­тель спус­тился, ве­точ­ку ей про­тяги­ва­ет с цве­тами, толь­ко жен­щи­на ее взять за­хоте­ла, а ве­точ­ка фе­ей обер­ну­лась. По­дул ве­терок — фея ис­чезла. Вско­рос­ти по­нес­ла жен­щи­на и в по­ложен­ный срок ро­дила де­воч­ку, да та­кую кра­сивую, что кра­ше не сы­щешь. Пэ Му Ён с же­ной сы­на хо­тели, но и до­чери ра­ды. И наз­ва­ли они де­воч­ку Ро­зой. Прош­ло три го­да, и ро­дилась у них вто­рая дочь. Та­кая же кра­сави­ца. И на­рек­ли ее Ло­тос.

Но вот слу­чилась бе­да, за­боле­ла мать. Ка­кими толь­ко ле­карс­тва­ми ее не ле­чили — не по­мог­ло. Уми­рать соб­ра­лась, и го­ворит она му­жу:

— Ухо­жу я от вас и нис­коль­ко о том не пе­чалюсь. Вот толь­ко до­чек мне жал­ко. При­ведешь ты дру­гую же­ну, а са­мая луч­шая ма­чеха — все рав­но не род­ная мать.

Оп­ла­кали ее муж и до­чери, а спус­тя нем­но­го Пэ Му Ён при­вел в дом дру­гую же­ну. Мо­лодую да нек­ра­сивую, ко­нопа­тую и свар­ли­вую. А уж до че­го спе­сивую! Хва­лит­ся не нах­ва­лит­ся сво­ими сы­новь­ями. Трое их у нее. Жи­вет Пэ Му Ён с но­вой же­ной, а сам ста­рую вспо­мина­ет — доб­рую да же­лан­ную. И до­чек жа­ле­ет, лас­ка­ет. А ма­чеху зло раз­би­ра­ет.

Ум­ны­ми вы­рос­ли до­чери, ум­нее сы­новей ма­чехи, за­вид­но ей, и за­мыс­ли­ла она вы­жить из до­ма де­вочек, из­мы­вать­ся над ни­ми ста­ла. Ни­как муж ее не уй­мет. Все злее ста­новит­ся ма­чеха, сто­ит от­цу от­лу­чить­ся из до­му де­воч­кам от нее житья нет. При­дет отец до­мой, а доч­ки пла­чут, бед­ные. Ру­га­ет муж же­ну, а она слу­шать не же­ла­ет.

И ре­шила в кон­це кон­цов ма­чеха из­ба­вить­ся от стар­шей доч­ки. Взя­ла дох­лую кры­су, Ро­зе в пос­тель по­ложи­ла, а са­ма му­жу по­жало­валась, буд­то Ро­за ре­бен­ка вы­кину­ла, всю семью опо­зори­ла.

— Я дав­но не­лад­ное за­подоз­ри­ла, — ска­зала ма­чеха му­жу, — толь­ко те­бе го­ворить не хо­тела, бо­ялась, ты не по­веришь. А те­перь у ме­ня до­каза­тель­ство.

По­вела ма­чеха му­жа в ком­на­ту Ро­зы, пос­тель по­каза­ла. Смот­рит Пэ Му Ён, а там и вправ­ду что-то ле­жит. Ни­чего не по­дела­ешь, по­верил муж ма­чехе, а Ро­зу и слу­шать не стал. Весь день проп­ла­кали сес­тры, ма­туш­ку ро­димую вспо­мина­ли. А злая ма­чеха не уни­ма­ет­ся, ве­лит му­жу стар­шую доч­ку к ба­буш­ке от­пра­вить. И так она до­нима­ла му­жа, что приш­лось ему сог­ла­сить­ся.

И вот, де­ло к ве­черу бы­ло, поз­вал Пэ Му Ён Ро­зу и го­ворит:

— Жал­ко мне те­бя, доч­ка, знаю, как ты стра­да­ешь. Толь­ко луч­ше те­бе у­ехать. Ба­буш­ка внуч­ке об­ра­ду­ет­ся, при­лас­ка­ет, при­голу­бит. Сос­ку­чилась она по те­бе, дав­но ждет. Так что ны­неш­ней ночью и от­прав­ляй­ся.

Ис­пу­галась Ро­за, мо­лит от­ца не от­сы­лать ее, го­ворит:

— Не хо­чу я в чу­жие края ехать, да еще на ночь гля­дя, сес­трич­ку не хо­чу ос­тавлять. Как она здесь без ме­ня жить бу­дет?

А отец од­но твер­дит:

— Как я ска­зал, так и бу­дет! Дочь не сме­ет пе­речить от­цу. Чжан­сон те­бя от­ве­зет, брат твой!

Не­доб­рое за­мыс­ли­ла ма­чеха вмес­те со сво­им стар­шим сы­ном. Вы­шел он во двор, сел вер­хом на ло­шадь, Ро­зу до­жида­ет­ся. Пош­ла Ро­за к сес­трич­ке про­щать­ся и го­ворит:

— У­ез­жаю я, та­кова во­ля от­ца. Но ты не пе­чаль­ся, сес­трич­ка, я ско­ро вер­нусь. Смот­ри бе­реги се­бя!

Зап­ла­кала Ло­тос и от­ве­ча­ет:

— Как же я здесь од­на ос­та­нусь! Воз­вра­щай­ся ско­рее! Я ждать те­бя бу­ду!

Тут ма­чеха по­яви­лась, вы­тащи­ла Ро­зу во двор, по­сади­ла на ло­шадь. Увез злой Чжан­сон де­воч­ку, ник­то и не ви­дел. Тем­но ведь.

Ска­чут они че­рез го­ры, ска­чут че­рез ле­са. До озе­ра доб­ра­лись. Ве­лит Чжан­сон Ро­зе на зем­лю сой­ти, а она ис­пу­галась и спра­шива­ет:

— За­чем мне с ло­шади схо­дить? Мы ведь еще не при­еха­ли. Да и страш­но мне, вон те­мень ка­кая!

Как зак­ри­чит на нее Чжан­сон:

— В озе­ре те­перь бу­дешь жить, раз грех со­вер­ши­ла и семью опо­зори­ла! Не хо­тел я те­бя уби­вать, да мать с от­цом так ве­лели.

Ста­ла Ро­за тут при­читать:

— О, го­ре мне, го­ре! Не слы­шала я ро­дитель­ско­го при­каза ме­ня уби­вать. Да прос­ти ме­ня Бог, ес­ли я в чем-ни­будь про­вини­лась! Та­кая мне, вид­но, вы­пала до­ля — ис­чезнуть в вол­нах озе­ра. Ма­туш­ка моя до­рогая, вот я и приш­ла к те­бе! Толь­ко сес­трич­ку мне жаль, тос­кли­во ей без ме­ня бу­дет и оди­ноко! Что же, ста­ну я те­перь ду­хом во­ды.

Схва­тил Чжан­сон де­воч­ку, хо­тел в озе­ро бро­сить, но выр­ва­лась Ро­за из его рук, са­ма в си­ние вол­ны ки­нулась. На­летел тут хо­лод­ный ве­тер, вдруг от­ку­да ни возь­мись — тигр! Да та­кой ог­ромный! Ис­пу­гал­ся Чжан­сон, ус­ка­кать хо­тел, а тигр его с ло­шади сбро­сил, уши ему отор­вал, ру­ки но­ги из­грыз, сва­лил­ся Чжан­сон с го­ры.

Ждет злая ма­чеха сы­на, а его все нет и нет. Вдруг смот­рит — ло­шадь вер­ну­лась од­на, без Чжан­со­на. Клик­ну­ла ма­чеха слуг, ве­лела фа­келы взять, и от­пра­вились они сы­на ис­кать. Дол­го ис­ка­ли и наш­ли на­конец. Ле­жит он без па­мяти, весь по­кале­чен­ный. При­вез­ли его до­мой, опа­мято­вал­ся он и все рас­ска­зал, как бы­ло. Рас­ка­ял­ся тут Пэ Му Ён, при­нял­ся ру­гать се­бя за жес­то­кость. А к млад­шей доч­ке еще лас­ко­вей стал, еще доб­рее. За­мыс­ли­ла те­перь ма­чеха и от млад­шей сес­тры из­ба­вить­ся, еще боль­ше ста­ла над ней из­мы­вать­ся.

Ждет бед­ная де­воч­ка, ког­да стар­шая сес­тра во­ротит­ся, не дож­да­лась и спро­сила у ма­чехи:

— Что с мо­ей сес­трен­кой слу­чилось?

А ма­чеха рас­сме­ялась и го­ворит:

— Нет боль­ше тво­ей дра­гоцен­ной сес­трич­ки, тигр ее ра­зод­рал. А бра­та тво­его по­кале­чил. Ты что, не ви­дела?

Вер­ну­лась де­воч­ка в свою ком­на­ту, в го­лос зап­ла­кала, сес­тру ста­ла звать. И са­ма не за­мети­ла, как ус­ну­ла. При­виде­лась ей во сне Ро­за, выш­ла она из озе­ра, жел­тым дра­коном обер­ну­лась и по­лете­ла к Вос­точно­му мо­рю.[57] Тут Ло­тос как зак­ри­чит:

— До­рогая сес­трич­ка! Возь­ми ме­ня с со­бой! Не ос­тавляй со злой ма­чехой!

От­ве­ча­ет сес­тра:

— Я сей­час в царс­тве мер­твых. При­казал мне Не­бес­ный ко­роль ле­теть к го­рам Трех ду­хов за чу­додей­ствен­ным сна­добь­ем. Не го­рюй! Ско­ро мы бу­дем вмес­те!

Взре­вел тут дра­кон, и Ло­тос прос­ну­лась. Она рас­ска­зала свой сон от­цу. Рас­пла­кал­ся отец. И по­няла тут Ло­тос, что не тигр сес­трич­ку ее заг­рыз, злой че­ловек ее сгу­бил. При­нялась де­воч­ка у Чжан­со­на спра­шивать да вы­пыты­вать, и приз­нался Чжан­сон, что Ро­за в озе­ро бро­силась. По­дума­ла де­воч­ка, по­дума­ла и то­же ре­шила в озе­ро к сес­трич­ке сво­ей пой­ти. Приш­ла она в свою ком­на­ту и ста­ла шеп­тать:

— Ми­лая моя сес­трич­ка! Знаю я, что ты те­перь ду­хом озе­ра ста­ла. Шеп­чет, а у са­мой сле­зы по ще­кам ль­ют­ся. — Ос­та­лась я те­перь од­на-оди­нешень­ка в це­лом све­те. Го­ворят, да­же ста­рики не хо­тят уми­рать, а ты по­гиб­ла в рас­цве­те юнос­ти, сем­надцать год­ков те­бе бы­ло. А сколь­ко му­чений приш­лось те­бе вы­тер­петь из-за злой ма­чехи! Сколь­ко по­зора вы­нес­ти! Ско­ро я при­ду к те­бе, до­рогая сес­трич­ка!

Но где же оно, это озе­ро? Ло­тос его не най­ти. Си­дела она как-то, ду­му пе­чаль­ную ду­мала. Вдруг от­ку­да ни возь­мись — си­няя птич­ка. При­лете­ла и пор­ха­ет пря­мо пе­ред гла­зами. По­няла тут Ло­тос, что птич­ка за ней при­лете­ла, что­бы на озе­ро ее от­вести. На­писа­ла Ло­тос от­цу за­пис­ку, выс­коль­зну­ла не­замет­но из до­ма, за птич­кой пош­ла.

Вот и озе­ро. Вдруг слы­шит Ло­тос, го­лос из глу­бины до­носит­ся:

— Не пры­гай в во­ду, до­рогая сес­тра! Уй­дешь из ми­ра лю­дей, ни­ког­да не вер­нешь­ся!

— Ну и пусть! — крик­ну­ла Ло­тос и бро­силась в вол­ны.

Го­ворят, и по­ныне в том озе­ре две сес­тры горь­кую до­лю свою оп­ла­кива­ют.

Про­шел слух, буд­то в Чхоль­са­не умер судья. Ни дня не бо­лел — и вдруг умер. От стра­ха. Приз­ра­ки сес­тер ему яви­лись. От это­го же умер его пре­ем­ник и еще двое дру­гих су­дей. Сес­тры ни­кому не при­чиня­ли вре­да, хо­тели толь­ко, что­бы лю­ди зна­ли об их нес­час­тной судь­бе. Но лю­ди, сла­бые по сво­ей при­роде, при ви­де приз­ра­ков уми­рали от стра­ха. Гу­бер­на­тор про­вин­ции до­ложил обо всем ко­ролю. Тот от­пра­вил вы­соко­го са­нов­ни­ка вы­яс­нить, в чем де­ло, и до­ложить. Чон Дон Хо, так зва­ли са­нов­ни­ка, при­быв в Чхоль­сан, рас­по­ложил­ся в яр­ко ос­ве­щен­ной ре­зиден­ции и стал чи­тать вслух стро­ки из «Иц­зи­на».

Ров­но в пол­ночь в за­ле по­ве­яло хо­лодом, и пе­ред Чон Дон Хо яви­лась де­вуш­ка в зе­леной коф­те и тем­но-крас­ной юб­ке. Судья спро­сил, чем он мо­жет ей по­мочь.

— Я — дочь Пэ Му Ёна из Чхоль­са­на, — от­ве­тила де­вуш­ка, — зо­вут ме­ня Ло­тос, а стар­шую сес­тру — Ро­за. За­губи­ла нас злая ма­чеха. Отец ее в дом при­вел, ког­да мать умер­ла. Опо­зори­ла ма­чеха стар­шую сес­тру, дох­лую кры­су ей в пос­тель по­ложи­ла и ска­зала, что у сес­тры вы­кидыш. Сес­тра бро­силась в озе­ро и уто­нула.

Ска­зала так де­вуш­ка и ис­чезла.

На сле­ду­ющее ут­ро Чон Дон Хо на­чал рас­сле­дова­ние. Уз­нал, из ка­кой семьи сес­тры, расс­про­сил о за­гадоч­ном озе­ре и ве­лел взять под стра­жу Пэ Му Ёна и его же­ну. Учи­нил судья Пэ Му Ёну доп­рос. Пер­вым де­лом спро­сил:

— Сколь­ко у те­бя де­тей?

— Две до­чери и три сы­на, — от­ве­тил Пэ Му Ён, — толь­ко до­чери дав­но умер­ли.

— От­че­го умер­ли? — спро­сил судья.

— От бо­лез­ни, — от­ве­тил Пэ Му Ён.

— Го­вори прав­ду, — при­казал судья. — Все рав­но ме­ня не об­ма­нешь!

Тут в раз­го­вор вме­шалась ма­чеха и ска­зала:

— Стар­шая дочь опо­зори­ла не толь­ко се­бя, но и всю на­шу семью. Сог­ре­шила, вы­кину­ла ре­бен­ка, а по­том уто­пилась, а млад­шая дочь убе­жала из до­ма, гос­по­дин судья.

— Где до­каза­тель­ства, что у до­чери был вы­кидыш? — про­дол­жал судья.

— Вот они, гос­по­дин, — от­ве­тила ма­чеха, вы­тащив из-за па­зухи что-то, по­хожее на мла­ден­ца.

Уви­дев это, судья ре­шил от­ло­жить суд, за­явил, что де­ло тре­бу­ет дос­ле­дова­ния, а Пэ Му Ёна с же­ной от­пустил.

Ночью сес­тры сно­ва яви­лись к Чон Дон Хо, на­учи­ли, как до­казать ви­ну ма­чехи и не­винов­ность от­ца, и уле­тели на си­нем жу­рав­ле.

На сле­ду­ющее ут­ро Чон Дон Хо сно­ва сел в су­дей­ское крес­ло и выз­вал Пэ Му Ёна и его же­ну. Он ве­лел раз­вернуть свер­ток и об­на­ружил в нем ко­мок кры­сино­го по­мета. По­нял тут Пэ Му Ён, что же­на вок­руг паль­ца его об­ве­ла, а же­на не приз­на­ет­ся, знай свое твер­дит.

Чон Дон Хо от­пра­вил док­лад гу­бер­на­тору про­вин­ции, и тот вы­нес при­говор: ма­чеху чет­верто­вать, ее стар­ше­го сы­на по­весить, а Пэ Му Ёна ос­во­бодить.

По­шел Пэ Му Ён к озе­ру, до­чек сво­их на дне отыс­кал, а они как жи­вые. От­нес Пэ Му Ён до­чек на склон го­ры, мес­то для мо­гил выб­рал, по­хоро­нил до­черей, па­мят­ник со­ору­дил.

А Чон Дон Хо за спра­вед­ли­вость свою на всю стра­ну прос­ла­вил­ся и дол­жность вы­сокую по­лучил. Яви­лись к не­му Ро­за и Ло­тос, поб­ла­года­рили за муд­рость и доб­ро­ту, пок­ло­нились.

Дол­го жил Пэ Му Ён один, а по­том сно­ва же­нил­ся. Взял в же­ны доч­ку Им Гван Хо, че­лове­ка из­вес­тно­го, бо­гато­го. Кра­сивую, доб­рую, мо­лодую сем­надцать год­ков ей срав­ня­лось.

Яви­лись од­нажды во сне к Пэ Му Ёну две его до­чери и го­ворят:

— Не жи­вем мы боль­ше в озе­ре — в Не­бес­ном ко­ролевс­тве жи­вем. И по­велел нам ко­роль вер­нуть­ся на зем­лю, к те­бе. Это ли не ве­ликое счастье?

Хо­тел Пэ Му Ён до­черей за ру­ки взять, но тут пе­тух прок­ри­чал, и он прос­нулся. Во­шел к мо­лодой же­не, а она в ру­ках два цвет­ка дер­жит: ро­зу и ло­тос. Спра­шива­ет муж, от­ку­да цве­ты, а же­на от­ве­ча­ет:

— Ны­неш­ней ночью яви­лась ко мне не­бес­ная фея и го­ворит: «Эти цве­ты те­бе по­сыла­ет Не­бес­ный ко­роль. Уха­живай за ни­ми, рас­ти, и при­дет к те­бе счастье». Прос­ну­лась, смот­рю — в каж­дой ру­ке у ме­ня по цвет­ку.

Пос­та­вили Пэ Му Ён с же­ной цве­ты в ва­зу. Вско­рос­ти же­на по­нес­ла; ког­да ро­дила двух де­вочек-близ­не­цов, цве­ты из ва­зы ис­чезли. Од­ну доч­ку на­рек­ли Ро­зой, дру­гую — Ло­тос. Вре­мя быс­тро бе­жит. Под­росли де­воч­ки, пят­надцать лет им ми­нуло. И так бы­ли они по­хожи на по­гиб­ших до­черей Пэ Му Ёна, что и не от­ли­чить. Взя­ли их за­муж братья-близ­не­цы, сы­новья мо­гущес­твен­но­го ян­ба­на Ли Ен Хо из со­сед­не­го у­ез­да. Вы­дер­жа­ли братья эк­за­мены на дол­жность и ста­ли важ­ны­ми са­нов­ни­ками.