Сыновняя преданность Хон До Рёна

Жил в дав­ние вре­мена в рай­оне Ма­сан, в про­вин­ции Кен­нам, тигр, и зва­ли его Хон До Рен. Стран­ные бы­ли у тиг­ра по­вад­ки — на­падал он толь­ко на жен­щин, и неп­ре­мен­но на тех, что но­сили си­нюю юб­ку. И был этот тигр вов­се не тиг­ром, а че­лове­ком. Вот та­кую о нем рас­ска­зыва­ют ис­то­рию.

В быт­ность свою че­лове­ком Хон До Рен был пре­дан­ным и поч­ти­тель­ным сы­ном. За­неду­жила у не­го мать и ни­как не мог­ла выз­до­роветь. Ка­ких толь­ко ле­карств Хон До Рен ей не по­купал, ка­ких ле­карей не звал — ни­чего не по­мога­ло. Все свои день­ги пот­ра­тил, сов­сем обед­нел. И ос­та­лась у не­го пос­ледняя на­деж­да — на Все­выш­не­го.

От­пра­вил­ся Хон До Рен в го­ры, со­вер­шил об­ряд очи­щения, при­нял по­зу ло­тоса и стал ден­но и нощ­но мо­лить­ся. Вдруг от­ку­да ни возь­мись — зверь не зверь, че­ловек не че­ловек, по­явил­ся пе­ред Хон До Ре­ном и го­ворит:

— Возь­ми сто со­бак, сна­добье из них при­готовь, мать на­пои, она и поп­ра­вит­ся.

Ус­лы­шал это Хон До Рен — сов­сем при­уныл. Где ему сто со­бак раз­до­быть? Ему и од­ну ку­пить не на что, не то что сот­ню. Зап­ла­кал Хон До Рен с го­ря и вдруг по­думал: «Будь я тиг­ром, без тру­да раз­до­был бы сот­ню со­бак». Си­дит он на са­мой вер­ши­не го­ры, Все­выш­не­го о по­мощи мо­лит. Вдруг опять от­ку­да ни возь­мись — зверь не зверь, че­ловек не че­ловек, по­явил­ся пе­ред Хон До Ре­ном, лис­ток бу­маги ему дал и го­ворит:

— Проч­тешь вслух зна­ки, что на этом лис­тке, — тиг­ром обер­нешь­ся. Еще раз проч­тешь — сно­ва че­лове­ком ста­нешь!

Взял Хон До Рен лис­ток, до­мой вер­нулся. А как пол­ночь нас­та­ла и все креп­ко ус­ну­ли, про­читал вслух зна­ки, что на лис­тке, вмиг тиг­ром обо­ротил­ся. По­бежал по де­рев­не, со­баку пой­мал, до­мой при­нес. Опять про­чел зна­ки — че­лове­ком стал. Каж­дое ут­ро на­ходи­ла же­на у по­рога со­баку, для свек­ро­ви сна­добье го­тови­ла, со­бачь­им су­пом ее кор­ми­ла. Де­вянос­то дней прош­ло, де­вянос­то но­чей ми­нова­ло. Де­вянос­то со­бак из­ло­вил Хон До Рен. По­лег­ча­ло ста­рухе. То­го и гля­ди выз­до­рове­ет.

А на со­тую ночь ре­шила же­на выс­ле­дить му­жа, ку­да это он от­лу­ча­ет­ся. Прит­во­рилась, буд­то ус­ну­ла, а са­ма в ок­но вы­лез­ла. Смот­рит — вы­тащил муж из-под кар­ни­за лис­ток бу­маги, по­шеп­тал и вмиг тиг­ром обер­нулся. Об­ратно лис­ток по­ложил и ум­чался. Ис­пу­галась же­на, схва­тила лис­ток, в печ­ку бро­сила.

Во­ротил­ся до­мой Хон До Рен, хо­чет лис­ток взять, а его и след прос­тыл! Выз­до­рове­ла мать, а Хон До Рен так и ос­тался тиг­ром. Уз­нал, что же­на лис­ток в печ­ку бро­сила, ки­нул­ся на нее и убил. А на же­не как раз си­няя юб­ка бы­ла. Ушел Хон До Рен в го­ры, жить там стал. Как уви­дит жен­щи­ну в си­ней юб­ке — тот­час и уби­ва­ет. А ночью час­тень­ко к до­му при­ходит, хо­дит вок­руг, пла­чет. С той по­ры мо­лодые жен­щи­ны не толь­ко ве­чера­ми на­дева­ли бе­лую юб­ку, ког­да к род­ни­ку за во­дой от­прав­ля­лись, но и днем не хо­дили в си­ней — тиг­ра бо­ялись.