Вдовья крепость в уезде Сунчхан

В дав­ние вре­мена жи­ла в у­ез­де Сун­чхан кра­сави­ца Син­си. Да­леко вок­руг раз­неслась о ней доб­рая сла­ва. Дни и но­чи ли­ла Син­си горь­кие сле­зы, из до­му не вы­ходи­ла, на судь­бу свою се­това­ла. Толь­ко свадь­бу сыг­ра­ли, а лю­бимый муж умер. Что ни день при­ходят сва­ты ум­ни­цу да кра­сави­цу сва­тать, ведь бы­ла Син­си сов­сем мо­лодая. Толь­ко не хо­тела Син­си сно­ва за­муж ид­ти, ре­шила вер­ность хра­нить умер­ше­му му­жу.

Жил в од­ной с ней де­рев­не мо­лодой сон­би по име­ни Соль­си. Сла­вил­ся на всю ок­ру­гу сво­ей уче­ностью. Он дав­но по­терял же­ну, а ког­да ус­лы­шал о Син­си и ее доб­ро­дете­лях, за­думал пос­лать к ней сва­тов.

Рас­те­рялась жен­щи­на, а по­том от­ве­тила сва­там, что не со­бира­ет­ся за­муж. Да так стро­го!

Не прель­сти­лась Син­си ни сла­вой, ни уче­ностью Соль­си.

А Соль­си, хоть и знал, что жен­щи­на да­ла обет вер­ности, от­ка­за не ожи­дал. Он сно­ва от­пра­вил сва­тов, и все пов­то­рилось, как и в пер­вый раз. Толь­ко Син­си бы­ла еще твер­же, ре­шитель­ней.

Всю жизнь Соль­си вез­ло, у не­го не бы­ло не­удач, и сей­час он прос­то не знал, как быть.

«Мо­жет, во­об­ще не же­нить­ся?» — спра­шивал он се­бя. Но с каж­дым от­ка­зом Син­си лю­бовь его к ней ста­нови­лась силь­нее. Соль­си по­пытал­ся най­ти се­бе же­ну в дру­гом мес­те. От пред­ло­жений от­боя не бы­ло. Но ни од­на не­вес­та не шла ни в ка­кое срав­не­ние с Син­си. И от это­го на ду­ше ста­нови­лось еще тя­желее. На­конец Соль­си дал за­рок ни­ког­да не вспо­минать о кра­сави­це вдо­ве. Уй­ти с го­ловой в на­уки. Толь­ко ни­чего из это­го не выш­ло. Все на­поми­нало Син­си — и рас­пустив­ший­ся бу­тон, и Лу­на. По­думал тут Соль­си, что так и за­болеть не­дол­го, и го­ворит жен­щи­не:

— Я на­дену де­ревян­ные баш­ма­ки на вы­соком каб­лу­ке, вы­сотой в три чжа, и от­прав­люсь пеш­ком в Се­ул, а вы в это вре­мя бу­дете воз­во­дить сте­ну. Пос­тро­ите ее до мо­его воз­вра­щения — ни­ког­да боль­ше не пош­лю к вам сва­тов, а не ус­пе­ете — при­дет­ся вам ме­ня выс­лу­шать.

Труд­ный был это уго­вор, да де­лать не­чего, и Син­си сог­ла­силась. Вы­иг­ра­ет — нав­сегда из­ба­вит­ся от на­зой­ли­вого уче­ного.

И вот на сле­ду­ющее ут­ро Соль­си на­дел де­ревян­ные баш­ма­ки и пеш­ком от­пра­вил­ся в Се­ул. А Син­си при­нялась воз­во­дить сте­ну. Не­лег­ко приш­лось Соль­си, да и Син­си то­же. Соль­си толь­ко и ду­мал о том, как бы вер­нуть­ся преж­де, чем Син­си выс­тро­ит кре­пос­тную сте­ну. А Син­си ста­ралась изо всех сил опе­редить Соль­си и нав­сегда от­бить у не­го охо­ту сва­тать­ся к ней.

— На­до неп­ре­мен­но ус­петь, — го­вори­ла се­бе Син­си и тру­дилась с ут­ра до но­чи. На­конец она по­ложи­ла пос­ледний ка­мень, вздох­ну­ла с об­легче­ни­ем и ска­зала: — Я вы­иг­ра­ла! Оно и не­уди­витель­но. Да­же бо­гатырь не смог бы ус­петь на та­ких каб­лу­ках.

И вдруг — о ужас! Вдо­ва под­ня­ла го­лову и зад­ро­жала от стра­ха. Пе­ред ней сто­ял Соль­си.

— Вы про­иг­ра­ли! — вскри­чал он и зап­ры­гал от ра­дос­ти.

Син­си не мог­ла по­нять, по­чему он так го­ворит. А Соль­си по­казал паль­цем на ее платье и объ­яс­нил:

— Вы не ус­пе­ли стрях­нуть с платья гли­ну, зна­чит, ра­бота не за­кон­че­на. Вот и вы­ходит, что я по­бедил.

Син­си взгля­нула на свой по­дол и уви­дела при­лип­шие к не­му ко­моч­ки гли­ны. Она так спе­шила, что за­была от­ряхнуть платье. Что тут ска­жешь? Она и в са­мом де­ле про­иг­ра­ла. Уго­вор есть уго­вор. И, что­бы не на­рушить обет вер­ности му­жу, Син­си бро­силась в ре­ку, пос­ле­дова­ла за му­жем.

А вы­сокую ка­мен­ную сте­ну, ко­торую Син­си сло­жила, лю­ди наз­ва­ли Вдовь­ей кре­постью.

Она всег­да бу­дет на­поми­нать о чис­то­те и вер­ности жен­щин.