Весенний сон все равно что мираж

Жил на све­те отец с дву­мя сы­новь­ями. Жи­ли они, го­ря не зна­ли, и вдруг отец умер. Умер, а за­веща­ние не ос­та­вил.

Прош­ло нес­коль­ко дней, и од­нажды, ве­сен­ней ночью, ког­да млад­ший брат креп­ко спал, стар­ший, жад­ный-пре­жад­ный, вдруг как зак­ри­чит. Прос­нулся млад­ший в стра­хе, не пой­мет, что слу­чилось, и го­ворит:

— Ес­ли ты, брат, хо­чешь кри­ком вы­разить скорбь по от­цу, то да­вай кри­чать вмес­те!

От­ве­ча­ет стар­ший брат:

— Де­ло не в кри­ке. Во сне мне явил­ся отец и так лас­ко­во го­ворит: «Возь­ми се­бе все ри­совые по­ля и фер­му в го­рах». Ска­зал — и ис­чез. И так мне ра­дос­тно ста­ло и в то же вре­мя грус­тно, что я зак­ри­чал.

Смек­нул млад­ший брат, ку­да стар­ший кло­нит, прит­во­рил­ся, что спит, а сам зак­ри­чал. Прос­нулся стар­ший брат, в чем де­ло, спра­шива­ет, а млад­ший ему от­ве­ча­ет:

— Явил­ся мне во сне отец и го­ворит: «От­дай дом бра­ту, а се­бе возь­ми до­маш­нюю ут­варь, ри­совые по­ля и фер­му в го­рах». Ска­зал так и ис­чез. «Та­кова твоя во­ля?» — вос­клик­нул я и прос­нулся. До сих пор в ушах мо­их зву­чит го­лос от­ца.

Рас­сме­ял­ся стар­ший брат и го­ворит:

— Ве­сен­ний сон все рав­но что ми­раж, ни­чего он не зна­чит.

От­ве­ча­ет млад­ший брат:

— А ты раз­ве осен­ний сон ви­дел?