Юноша и лилия

Дав­ным-дав­но за го­род­ской сте­ной вок­руг Пхень­яна аж до са­мой го­ры прос­ти­рал­ся ог­ромный луг. И та­кая рос­ла там вы­сокая и гус­тая тра­ва, что не вся­кий ре­шал­ся прой­ти.

Не­пода­леку от го­род­ской сте­ны жи­ли юно­ша с ма­терью. Бед­ные-пре­бед­ные. Каж­дый день под­ни­мал­ся юно­ша на го­ру, со­бирал цве­ты, шел в го­род и про­давал. А то, бы­вало, в лес уй­дет, — меч­тал юно­ша в ле­су ко­рень жень­ше­ня най­ти.

И вот од­нажды ле­том он с са­мого ут­ра от­пра­вил­ся в го­ры. Блес­те­ла на сол­нце ро­са. Толь­ко стал юно­ша под­ни­мать­ся по скло­ну, вдруг ви­дит ущелье, а там ли­лии! Ви­димо-не­види­мо. И та­кие кра­сивые: слег­ка по­качи­ва­ют­ся на лег­ком вет­ру. Стал юно­ша их рвать. Спе­шит, хо­чет­ся ему до по­луд­ня по­пасть в Пхень­ян, про­дать цве­ты и вер­нуть­ся до­мой с день­га­ми.

Вдруг слы­шит юно­ша чьи-то ша­ги. Обер­нулся — а ря­дом де­вуш­ка-кра­сави­ца ли­лию в ру­ке дер­жит. Пок­расне­ла де­вуш­ка, зас­ты­дилась и го­ворит:

— За­чем те­бе так мно­го цве­тов? По­жалей их, не рви. Ви­дишь, ка­кие кра­сивые!

Уди­вил­ся юно­ша: от­ку­да здесь фея взя­лась? Не зна­ет, что де­лать, и го­ворит:

— Лад­но, не бу­ду рвать.

Сло­во за сло­во — раз­го­вори­лись. Ста­ли вмес­те по лу­гу гу­лять, раз­го­вари­вать и не за­мети­ли, как по­дош­ли к до­му, где жи­ла де­вуш­ка. Он был не­дале­ко от ущелья.

Дом кра­сивый, под че­репи­цей, две­ри и ко­лон­ны с бо­гатой резь­бой. Приг­ла­сила де­вуш­ка юно­шу в дом. При­нялись они сно­ва бе­седо­вать и не за­мети­ли, как нас­ту­пил ве­чер. За­торо­пил­ся юно­ша до­мой.

Еще раз поп­ро­сила де­вуш­ка не рвать боль­ше ли­лий и по­дари­ла юно­ше на про­щанье ме­шочек с ко­рень­ями. Взял юно­ша ме­шочек бе­реж­но, как дра­гоцен­ное сок­ро­вище. При­шел до­мой, смот­рит: в ме­шоч­ке кор­ни жень­ше­ня.

Не зна­ли с тех пор юно­ша с ма­терью боль­ше нуж­ды, жи­ли в дос­татке. Толь­ко не мог за­быть юно­ша де­вуш­ки, с ко­торой повс­тре­чал­ся в ущелье. Хоть бы еще ра­зок ее уви­деть! Каж­дый день хо­дил в го­ры, а де­вуш­ки нет и нет. По­шел тог­да юно­ша к де­вуш­ке в дом. Но и там не на­шел кра­сави­цы. Вдруг смот­рит — ста­рик! «На­вер­ня­ка хо­зя­ин до­ма», — по­думал юно­ша, по­дошел к ста­рику, ска­зал, что де­вуш­ку-кра­сави­цу ищет.

Выс­лу­шал ста­рик юно­шу и от­ве­ча­ет:

— Зна­чит, и те­бе пос­час­тли­вилось встре­тить де­вуш­ку-ли­лию. Так вот знай! Не че­ловек она — ли­лия. Толь­ко иног­да прев­ра­ща­ет­ся в де­вуш­ку. Ес­ли встре­тит то­го, кто лю­бит ли­лии. По­весе­лит­ся с ним и неп­ре­мен­но по­дарит сок­ро­вище.