Жадный пак

Дав­ным-дав­но жил на све­те ста­рик, зва­ли его Пак. Что ни уви­дит, се­бе за­бира­ет, и все ему ма­ло. По­палась как-то в его кап­кан бел­ка, не прос­тая зо­лотая. Об­ра­довал­ся Пак, а бел­ка го­ворит ему че­ловечь­им го­лосом:

— От­пусти ме­ня, не уби­вай. Я доб­ром те­бе от­пла­чу!

— Лад­но, — го­ворит ста­рик, — тог­да сде­лай так, что­бы все, к че­му я ни прит­ро­нусь, в се­реб­ро прев­ра­щалось. Сде­ла­ешь — от­пу­щу.

— Будь по-тво­ему, — от­ве­ча­ет бел­ка.

И в са­мом де­ле: толь­ко дот­ро­нул­ся Пак до кап­ка­на, кап­кан се­реб­ря­ным стал. От­пустил ста­рик бел­ку, вер­нулся до­мой. Не зна­ет от ра­дос­ти, что и де­лать.

Взял­ся за дверь — се­реб­ря­ная, бо­тин­ки стал ра­зувать — се­реб­ря­ные, ци­нов­ку при­нял­ся рас­сти­лать — се­реб­ря­ная.

От жад­ности Пак сов­сем го­лову по­терял: бе­га­ет по до­му, то за од­но схва­тит­ся, то за дру­гое — что­бы по­боль­ше се­реб­ра бы­ло. При­томил­ся, есть за­хотел. А чаш­ка с ри­сом се­реб­ром обер­ну­лась. Па­лоч­ки для еды взял — и они се­реб­ря­ные. Одо­лел ста­рика го­лод, ведь се­реб­ром сыт не бу­дешь. Ду­ма­ет ста­рик: «Лад­но, за­то вон ка­кое те­перь у ме­ня бо­гатс­тво! Все лоп­нут от за­вис­ти!»

Оно и прав­да, за­видо­вали ста­рику, да не­дол­го. Ви­дят лю­ди: тол­стый как боч­ка Пак не по дням, по ча­сам ху­де­ет, сов­сем ото­щал. Дом се­реб­ра по­лон, а в же­луд­ке пус­то. Так и умер от жад­ности Пак.