Золотой кабан

Есть в про­вин­ции Се­вер­ная Пхе­нан­до го­ра Чхоль­сан. И вот ка­кую о ней рас­ска­зыва­ют ле­ген­ду.

Дав­ным-дав­но, еще во вре­мена Сил­ла, жил на вер­ши­не го­ры Чхоль­сан зо­лотой ка­бан. Ты­сячу лет про­жил на све­те. Вол­шебс­твом ов­ла­дел. То чер­том обер­нется, то че­лове­ком, то опять ка­баном. И вот что за ним во­дилось: у пра­вите­лей у­ез­да жен по­хищал. Толь­ко при­едет пра­витель, ка­бан хвать его же­ну — и на го­ру к се­бе та­щит. Не из­ло­вишь его ни­как. Очень уж лов­кий да вер­ткий. Пе­ревер­тыш и есть. Слу­хи о нем от Ко­ыра до Се­ула дош­ли. И дос­тигли на­конец ушей ко­роля. Не хо­чет ник­то в тот го­род пра­вите­лем ехать. Ко­му охо­та без же­ны ос­та­вать­ся?

Но все же зас­та­вил ко­роль сво­ей ко­ролев­ской властью од­но­го чи­нов­ни­ка в Ко­ыр пра­вите­лем ехать. При­был но­вый пра­витель в го­род, соз­вал чи­нов­ни­ков, поп­ро­сил о ка­бане рас­ска­зать. Все без утай­ки! Мол­чат все. Ни­чего тол­ком ска­зать не мо­гут. При­казал тог­да пра­витель пять ты­сяч паль шел­ко­вых ни­ток ему при­нес­ти. По­диви­лись чи­нов­ни­ки: за­чем пра­вите­лю нит­ки по­надо­бились? Но нит­ки все же при­нес­ли, це­лый клу­бок, пять ты­сяч паль, как и бы­ло ве­лено.

А пра­витель, преж­де чем спать лечь, по­дошел к же­не, к ее по­долу по­тихонь­ку ко­нец нит­ки при­вязал. Прит­во­рил­ся, буд­то спит, а сам один глаз при­от­крыл, смот­рит, что бу­дет. И клу­бок креп­ко дер­жит. Ночь нас­та­ла, вста­ла же­на, из ком­на­ты выш­ла. Идет, а нит­ка сле­дом тя­нет­ся.

Тя­нулась, тя­нулась, вся и вы­тяну­лась. По­шел пра­витель за нит­кой. Ку­да нит­ка, ту­да и он. И при­вела его нит­ка к глу­бокой пе­щере. Во­шел он в пе­щеру — слы­шит, же­на его с ка­кой-то жен­щи­ной раз­го­вор ве­дет. Уви­дела му­жа, под­бе­жала к не­му, пла­чет от ра­дос­ти. Тут еще че­тыре жен­щи­ны по­дош­ли, про­сят спас­ти их. Пра­витель рад бы, но как обо­рот­ня одо­леть? И ве­лел он жен­щи­нам ра­зуз­нать, че­го бо­ит­ся ка­бан боль­ше все­го на све­те.

Тут на­летел ве­тер, пос­лы­шал­ся шум.

— Это ка­бан воз­вра­ща­ет­ся, — за­шеп­та­ли жен­щи­ны, — пусть пра­витель ско­рее спря­чет­ся, не то не ми­новать бе­ды.

Толь­ко ус­пел пра­витель за кам­нем спря­тать­ся, как по­явил­ся ка­бан.

Вва­лил­ся в пе­щеру, спра­шива­ет у жен­щин:

— Все ли у нас в по­ряд­ке?

Ис­пу­гались жен­щи­ны, ду­ма­ют, до­гадал­ся ка­бан, что кто-то в пе­щере есть, не зна­ют, что ска­зать.

По­том од­на и го­ворит:

— А что мо­жет та­кое слу­чить­ся? Вы че­го-то бо­итесь?

— Да, бо­юсь, — от­ве­ча­ет ка­бан.

— Че­го же вы бо­итесь? — спра­шива­ет жен­щи­на.

— За­чем те­бе знать? — го­ворит ка­бан.

— Что­бы вас пре­дуп­ре­дить об опас­ности, — от­ве­ча­ет жен­щи­на. — Тог­да бо­ять­ся не бу­дете.

— Так и быть, ска­жу вам, че­го бо­юсь, раз вы так обо мне за­боти­тесь. Су­шеной олень­ей ко­жи бо­юсь, и боль­ше ни­чего! — го­ворит ка­бан.

— А че­го ее бо­ять­ся? — не уни­ма­ет­ся жен­щи­на.

— А вот че­го, — от­ве­ча­ет ка­бан. — Как уви­жу ее, так си­ла моя про­пада­ет.

Ус­лы­шал это пра­витель, вспом­нил, что у не­го ме­шочек для пе­чати шнур­ком из олень­ей ко­жи стя­нут, об­ра­довал­ся и ду­ма­ет: «Вот это ве­зенье! Те­перь бе­регись, ка­бан!»

Раз­вя­зал пра­витель ме­шочек, шну­рок вы­дер­нул. Из-за кам­ня выс­ко­чил, по­махал шнур­ком и как зак­ри­чит:

— Ну-ка, пог­ля­ди, ка­бан, что это?

Пог­ля­дел ка­бан на шну­рок, зад­ро­жал от стра­ха.

Схва­тил тут пра­витель нож, со все­го раз­ма­ха в ка­бана вон­зил. Тот дух ис­пустил.

Так спас пра­витель у­ез­да свою же­ну и дру­гих плен­ниц. И все они бла­гопо­луч­но вер­ну­лись до­мой.