А если и соль начнет гнить?

У од­но­го шей­ха бы­ло мно­го вер­блю­дов. Пас их пас­тух. А у пас­ту­ха же­на бы­ла кра­сави­ца. Уви­дел как-то шейх же­ну пас­ту­ха и влю­бил­ся без па­мяти. Ре­шил он лю­бым пу­тем до­бить­ся ее.

При­шел он как-то к ней в гос­ти. Хо­зяй­ка бы­ла жен­щи­ной гос­тепри­им­ной, приг­ла­сила гос­тя сесть, угос­ти­ла чем бог пос­лал, а по­том спро­сила:

— Шейх, что те­бя при­вело в наш дом?

— Ей-бо­гу, я хо­чу, что­бы ты раз­де­лила со мной ло­же.

— Шейх, мы лю­ди бед­ные, с ут­ра до ве­чера тру­дим­ся на те­бя. Те­бе это­го ма­ло?

— Я ни­чего не хо­чу слы­шать, ты дол­жна стать мо­ей.

Ви­дит жен­щи­на ― нет ей спа­сения, ска­зала:

— Хо­рошо, я сог­ласна, но с од­ним ус­ло­ви­ем: ты дол­жен раз­га­дать мою за­гад­ку.

— Го­вори.

― Ког­да бур­дюк на­чина­ет гнить, как его сох­ра­нить?

— По­сыпать солью, ― от­ве­тил шейх.

— А ес­ли и соль нач­нет гнить?

Не мог шейх от­ве­тить жен­щи­не. Вер­нулся он до­мой, соб­рал всех муд­ре­цов и пов­то­рил им за­гад­ку.

Тут встал один ста­рец и ска­зал:

— Шейх, ты, вид­но, за­думал что-то дур­ное, раз те­бе за­дала та­кую за­гад­ку. Я объ­яс­ню зна­чение этой за­гад­ки. Ты ― соль на­шего пле­мени, ес­ли в те­бе за­велась гниль, что же тог­да ох­ра­нит дру­гих?

По­разил­ся шейх муд­рости жен­щи­ны, и ста­ло ему стыд­но за свой пос­ту­пок.