Али и Вали

Жил один бед­ный че­ловек. Бы­ли у не­го же­на, сын и дочь. Все­го их бы­ло чет­ве­ро. Хо­дил он ба­зар под­ме­тать, по­лучал пла­ту за свой труд, так они и жи­ли.

В этом же го­роде жи­ла бес­путная жен­щи­на. Приш­ла она как-то на ба­зар, ник­то не хо­чет с ней знать­ся. По­дош­ла к бед­ня­ку, а он был за­нят сво­им де­лом, спро­сила о чем-то, он от­ве­тил; таи, сло­во за сло­во, раз­го­вори­лись и поз­на­коми­лись. С тех пор ста­ла она при­ходить на ба­зар каж­дый день.

Но од­нажды жен­щи­на ска­зала бед­ня­ку:

— Как же это так, я каж­дый день хо­жу сю­да, по пять ча­сов на до­рогу тра­чу, что­бы те­бя уви­деть. Во всем го­роде ты один толь­ко при­шел­ся мне по ду­ше. А ты все к же­не тя­нешь­ся. На что год­на твоя же­на, ес­ли не мо­жет уха­живать ва то­бой? Пой­дем ко мне до­мой, уви­дишь мою пос­тель, мое иму­щес­тво. Ешь, гу­ляй се­бе, да еще с та­кой жен­щи­ной, как я.

Ко­роче го­воря, ук­ра­ла она ум муж­чи­ны и уве­ла его от семьи.

А же­на бед­ня­ка, не дож­давшись му­жа, от­пра­вилась его ис­кать. Приш­ла на ба­зар, спро­сила у сто­рожей:

— Му­жа мо­его нет до­ма, не ви­дали вы его?

— Что мы, сле­дим за тво­им му­жем? Не­бось за­шел ку­да-ни­будь, зав­тра вер­нется, а мо­жет, пос­ле­зав­тра, от­ку­да нам знать?

Прош­ло два дня. Нет его. Три дня, ме­сяц про­шел ― все нет му­жа. Со­об­щи­ла же­на о том, что муж ис­чез, го­род­ским влас­тям. Ска­зали ей:

— Са­ма ищи сво­его му­жа. Ес­ли его уби­ли, ска­жи нам, мы най­дем ви­нов­ни­ка и на­кажем. Мы ведь не зна­ем, что с ним ста­ло и ку­да он ушел.

Про­шел год. Де­ти под­росли. Маль­чи­ку ис­полни­лось два го­да. Нем­но­го уда­валось за­рабо­тать бед­ной жен­щи­не. На за­рабо­тан­ные ко­пей­ки она по­купа­ла еду и при­носи­ла де­тям. Каж­дый день ухо­дя на ра­боту, она за­пира­ла де­тей в до­ме, но од­нажды за­была за­переть две­ри.

Маль­чик вы­шел на ули­цу и за­шагал прочь от до­ма. Хо­дил, хо­дил, ус­тал, сел у до­роги и зап­ла­кал. Про­хожие спра­шива­ют его:

— Чей ты сын?

А он так мал, что и ска­зать ни­чего не мо­жет.

Под ве­чер кресть­яне, муж и же­на, еха­ли из го­рода, они ку­пили мас­ла, сы­ра и воз­вра­щались до­мой. Смот­рят ― ма­лень­кий маль­чик си­дит у до­роги и пла­чет. Ос­та­нови­ли они ар­бу, слез­ли, по­дош­ли к не­му и спро­сили:

— Сы­нок, ты чей бу­дешь? Как те­бя зо­вут?

Же­на го­ворит му­жу:

— Раб бо­жий, этот ре­бенок мал и оди­нок, а у нас нет де­тей. Да­вай возь­мем его, вы­рас­тим, на ста­рос­ти лет он нам опо­рой ста­нет.

Взя­ли они ре­бен­ка, по­сади­ли на ар­бу, на­кор­ми­ли, по­иг­ра­ли с ним, ре­бенок и зас­нул. При­еха­ли они в свою де­рев­ню, при­вели ре­бен­ка в свой дом и ста­ли рас­тить, как сы­на.

Так нес­час­тная же­на бед­ня­ка по­теря­ла и сво­его сы­на. Ис­ка­ла она его, ис­ка­ла, но так и не наш­ла.

— Ви­дит бог, кто ук­рал мо­его му­жа, тот и сы­на ук­рал, ― ре­шила она.

Ос­та­лась у нее од­на доч­ка. Прош­ли го­ды.

При­ем­ный сын кресть­ян вы­рос, воз­му­жал. Вы­шел он как-то из до­му, а лю­ди ему го­ворят: «Ты най­де­ныш, те­бя наш­ли на ули­ца и при­нес­ли до­мой».

Юно­ша не об­ра­тил на эти сло­ва вни­мания. Но ког­да его наз­ва­ли най­де­нышем в тре­тий раз, он спро­сил у сво­их ро­дите­лей:

— Отец, ма­туш­ка, ска­жите мне прав­ду, вы ме­ня наш­ли? Это прав­да, что я не ваш сын?

— Ты наш сын, ― от­ве­чали ро­дите­ли.

— А по­чему тог­да лю­ди го­ворят, что ме­ня на ули­це наш­ли?

— Да, сы­нок, ты был ма­лень­кий, ког­да мы те­бя наш­ли. Мы вы­рас­ти­ли те­бя, и те­перь наш дом, на­ше иму­щес­тво — все твое. По­ра те­бе же­нить­ся.

А злые лю­ди все твер­дят: «Най­де­ныш, най­де­ныш».

Рас­сердил­ся юно­ша и ушел в дру­гой го­род. А муж и же­на бе­га­ют, ищут его, но бе­зус­пешно.

При­шел юно­ша в дру­гой го­род, на­шел се­бе ра­боту. Про­рабо­тал год, ис­полни­лось ему во­сем­надцать лет. Поз­на­комил­ся он с од­ним пар­нем, ко­торо­го зва­ли Ва­ли, а на­шего зва­ли Али.

— Нет у ме­ня ни­кого, ― го­ворит Али.

— И я оди­нокий. Пос­та­вил буд­ку, в ней и но­чую. При­ходи ко мне, вмес­те бу­дем жить, ― пред­ло­жил Ва­ли.

— Хо­рошо, я сог­ла­сен, ― от­ве­тил Али.

За­жили они вмес­те. Про­шел год. На­копил каж­дым из них по че­тырес­та-пять­сот зо­лотых, и ре­шили они, что им уже по­ра семью за­вес­ти. Но по­ка не­вест еще не прис­мотре­ли. Од­нажды от­пра­вились они в уве­сели­тель­ный дом. Зап­ла­тили по од­но­му зо­лото­му слу­жите­лю, тот от­вел их в раз­ные ком­на­ты.

Во­шел Али в ком­на­ту, смот­рит ― стол нак­рыт, а за сто­лом си­дит де­вуш­ка не­опи­су­емой кра­соты.

— Доб­рый день, доб­рая де­вуш­ка!

— Доб­ро по­жало­вать, юно­ша!

— Де­вуш­ка, ты зна­ешь, для че­го я при­шел сю­да?

— Да, знаю. Я здесь все­го тре­тий день, ко мне еще ник­то не вхо­дил, ник­то ме­ня не ка­сал­ся. У те­бя есть брат, сес­тра или родс­твен­ни­ки?

— До­рогая, я оди­нок, нет у ме­ня ни­кого.

— Доб­рый юно­ша, и я сов­сем оди­нока, ни от­ца, ни ма­тери у ме­ня нет. Я вы­рос­ла сре­ди жен­щин это­го до­ма, вот они ме­ня сю­да и при­вели. Раз ты оди­нок, как и я, же­нись на мне, уве­зи в свой дом.

Пон­ра­вились они друг дру­гу, взя­лись за ру­ки и выш­ли из до­му.

А под­ружка Ва­ли спра­шива­ет:

— Ку­да твой то­варищ ушел?

— Пон­ра­вилась ему де­вуш­ка, вид­но, он ее и увел.

— А ты не хо­чешь же­нить­ся на мне? Возь­ми ме­ня от­сю­да.

— Ей-бо­гу, я сог­ла­сен же­нить­ся на те­бе.

Соб­ра­лись друзья с же­нами вмес­те, Али об­ра­тил­ся к дру­гу:

— Ва­ли, до сих пор нас бы­ло двое, те­перь нас ста­ло чет­ве­ро. Да­вай спро­сим хо­зя­ина, мо­жет, он даст те­бе ком­на­ту, а мы здесь ос­та­нем­ся.

— Хо­рошо, ― сог­ла­сил­ся Ва­ли.

Дал хо­зя­ин им ком­на­ту, и за­жили друзья каж­дый сво­ей семь­ей.

Же­на Али каж­дый день встре­чала му­жа на по­роге, но­ги ему мы­ла, да­вала пе­ре­одеть­ся, вкус­но кор­ми­ла ― од­ним сло­вом, уха­жива­ла за ним, бе­рег­ла как зе­ницу ока. И Али очень лю­бил свою же­ну.

А у Ва­ли же­на ока­залась лег­ко­мыс­ленной и се­бялю­бивой. То она лас­ка­лась к му­жу, бы­ла вни­матель­на, а то и еду не хо­тела ва­рить.

Как-то Ва­ли спро­сил у Али:

— Али, до­рогой, как твоя же­на, лю­бит ли те­бя или нет?

— Луч­ше мо­ей же­ны ни­кого на све­те нет. А как твоя?

— А моя то вни­матель­на, а то за­быва­ет обо мне.

— Ку­ро, да­вай про­верим сво­их жен, ― пред­ло­жил Али.

— А как?

— Ска­жем же­нам, что зав­тра пой­дем ра­ботать да­леко, вер­немся поз­дно. А я тем вре­менем на­куп­лю еды и при­ду к тво­ей же­не. Ес­ли она ме­ня при­мет, зна­чит, она не­вер­на те­бе. И ты то­же при­дешь к мо­ей же­не. Ес­ли она те­бя при­мет, я вы­гоню ее из до­му.

Ве­чером вер­нулся Али до­мой и го­ворит:

— Же­на, я на­шел од­ну ра­боту, очень да­леко, зав­тра вер­нусь поз­дно ве­чером, ча­сов в де­сять, за­то, мо­жет, два зо­лотых за­рабо­таю.

— Что ж, иди, ― сог­ла­силась же­на.

Вста­ли они ут­ром, же­на пош­ла за во­дой, а муж вы­шел, буд­то ушел, а сам спря­тал­ся в ук­ромном мес­те и стал до­жидать­ся, что бу­дет. А что сде­лал Ва­ли? По­шел на ба­зар, на­купил слас­тей, ви­на, мя­са и при­шел к же­не Али. Пос­ту­чал­ся он в дверь, жен­щи­на от­кры­ла ему:

— День доб­рый!

— Доб­ро по­жало­вать!

— Али до­ма?

— Нет его. А что слу­чилось? Он ска­зал, что пой­дет да­леко на ра­боту и вер­нется поз­дно.

— Вот и хо­рошо, а я те­бе уго­щение при­нес. Сей­час за­кусим, раз­вле­чем­ся, а к ве­черу я уй­ду. Что ты на это ска­жешь, а?

— Ах ты ос­ли­ный сын, со­бачий сын, что ты та­кое го­воришь? Уби­рай­ся от­сю­да вон, не то сей­час побью те­бя.

— Ус­по­кой­ся, кра­сави­ца, да бу­ду я тво­ей жер­твой, ну что те­бе сто­ит сог­ла­сить­ся?

А же­на Али еще пу­ще бра­нит его, го­нит вон. Муж же все слы­шит и мол­чит. Не­чего де­лать Ва­ли, приш­лось уй­ти.

Ког­да ве­чером Али не­замет­но вы­шел из ук­ры­тия и во­шел в дом, же­на, как всег­да, при­вет­ли­во встре­тила его:

— Ты уже вер­нулся?

— Да, вер­нулся.

А же­на по­дума­ла: «Ска­зать ему о слу­чив­шемся или нет? Луч­ше бу­ду мол­чать».

При­гото­вила еды, по­ужи­нали, с тем и спать лег­ли. Прош­ла не­деля. До­гово­рились друзья про­верить, как бу­дет вес­ти се­бя же­на Ва­ли. Ве­чером он го­ворит ей:

— Же­на, я на­шел ра­боту да­леко от до­ма, зав­тра ут­ром уй­ду и вер­нусь поз­дно. А ты будь до­ма, зай­мись хо­зяй­ством.

— Му­женек, да бу­ду я тво­ей жер­твой, что ж мне еще де­лать, ес­ли не хо­зяй­ством за­нимать­ся!

Вы­шел Ва­ли из до­му и ти­хонь­ко спря­тал­ся. А тем вре­менем Али по­шел на ба­зар, на­купил вся­кой еды и при­шел к до­му Ва­ли. Пос­ту­чал­ся в дверь, от­кры­ла ему же­на Ва­ли:

— День доб­рый, сес­тра!

— Доб­ро по­жало­вать!

— Ва­ли до­ма?

— Нет, Ва­ли ушел на ра­боту и не вер­нется до ве­чера.

— Вот и хо­рошо! Я при­нес те­бе уго­щение, поз­воль мне с то­бой про­вес­ти вре­мя.

— По­чему бы и нет? ― об­ра­дова­лась же­на Ва­ли.

Нак­ры­ла она стол, при­гото­вила пос­тель. Се­ли, раз­го­вари­ва­ют. Ве­чер нас­ту­па­ет, а Али все бе­седу­ет. Ког­да стем­не­ло, Али под­нялся и соб­рался ухо­дить. Жен­щи­на сер­ди­то спра­шива­ет:

— Ос­ли­ный сын, ты что, толь­ко ра­ди раз­го­вора и при­шел?

— По­ра мно ид­ти, ты же мне сес­тра.

— Ка­кая я те­бе сес­тра, ду­рак? Не ты ли мне пред­ла­гал про­вес­ти вмес­те вре­мя?

— Я при­шел к те­бе с уго­щени­ем, как к сес­тре, мы по­ели, по­пили, по­гово­рила, а те­перь мне по­ра ухо­дить.

Встал он и ушел. Же­на Ва­ли быс­тро соб­ра­ла ос­татки еды со сто­ла, рас­толка­ла по уг­лам, а тут и муж во­шел в дом.

— Доб­рый ве­чер, же­на!

— Хо­рошо, что ты по­жало­вал. Ты уже вер­нулся?

— Да.

— Сколь­ко за­рабо­тал?

— Два зо­лотых. Ра­ба божья, у нас бы­ли гос­ти?

— С че­го ты взял? Кто мог прий­ти к те­бе в гос­ти?

— Нет, ― сто­ит на сво­ем муж, ― я чувс­твую ― кто-то у нас был.

Встал он, по­шарил по уг­лам и на­шел спря­тан­ную еду.

— А это кто при­нес? От­ку­да все это взя­лось?

И при­нял­ся он бра­нить же­ну:

— Ах ты дрянь! Я спас те­бя от бес­честья, а ты что де­ла­ешь в мо­ем до­ме!

В гне­ве он так ее уда­рил, что убил на мес­те, за­пер дверь в по­шел и­уда гла­за гля­дят.

Ут­ром Ва­ли не при­шел на ра­боту, Лю­ди спра­шива­ют у Али:

— Где твой то­варищ?

— От­ку­да мне внать? Ои жи­вет от­дель­но, мо­жет, по де­лам ушел, зав­тра вер­нется.

Но Ва­ли по по­явил­ся и на пя­тый день. Тог­да хо­зя­ин спро­сил у Али:

— Али, до­рогой, вот уже два го­да, как ты и твой то­варищ ра­бота­ете у ме­ня, а где же он те­перь?

— От­ку­да мне знать? У не­го свой дом, у ме­ня свой.

Али-то знал, что с Ва­ли слу­чилось что-то не­лад­ное, да сам бо­ял­ся ид­ти к не­му, но лю­ди нас­та­ива­ли, приш­лось пой­ти. Приш­ли, смот­рят ― дверь на зам­ке. Сло­мали за­мок, вош­ли, ви­дят ― же­на Ва­ли мер­тва.’

— Или ты най­дешь и при­ведешь Ва­ли, или вмес­то не­го те­бя убь­ем. А не то на де­сять лет в тюрь­му за­садим, ― зак­ри­чали лю­ди.

Вер­нулся Али до­мой, ска­зал же­не:

— Ра­ба божья, я по­пал в бе­ду. Ва­ли убил свою же­ну и ис­чез, ник­то не зна­ет, где он, а от ме­ня тре­бу­ют, что­бы я его на­шел и при­вел.

Же­на го­ворит:

— До­рогой, ес­ли он ушел, то и нам на­до уй­ти. Со­берем своо доб­ро в ме­шок, взва­лим на спи­ны, да и в путь.

Так они и сде­лали. Шли они, шли и приш­ли в го­род от­ца Али. Сня­ли ком­на­ту, ус­тро­ил­ся Али на ра­боту и сно­ва они за­жили, как и преж­де.

Прош­ло два ме­сяца. Как-то пос­ле ра­боты Али по­шел по­купать мя­со. На об­ратном пу­ти ви­дит ―си­дят жен­щи­на с де­вуш­кой в лох­моть­ях и пла­чут. А это бы­ли его мать и сес­тра. Да толь­ко ник­то из них не знал об этом. Ведь ему бы­ло два го­да, ког­да он по­терял­ся. По­дошел он к ним, так ему жаль ста­ло их, так его ду­ша за­боле­ла, один бог зна­ет.

— Доб­рый ве­чер, те­тя! ― поз­до­ровал­ся он с жен­щи­ной.

— Доб­ро по­жало­вать!

— Те­тя, по­чему ты пла­чешь?

— Сы­нок, те­бе-то за­чем знать мое го­ре? Иди по сво­им де­лам, они те­бя ждут.

— Те­тя, ра­ди это­го ве­чера ска­жи все-та­ки, по­чему пла­чешь, кто те­бя оби­дел?

— Сы­нок, да бу­дет божья во­ля лишь на доб­ро, а не на зло. Как мне не пла­кать? Ког­да-то дав­но я по­теря­ла сво­его му­жа, а по­том еще и сы­на Али. Ос­та­лась у ме­ня толь­ко дочь. Се­год­ня двад­цать лет, как сын мой по­терял­ся. Но как сей­час все пом­ню. Ког­да я ухо­дила из до­му, всег­да за­пира­ла де­тей, а в тот зло­получ­ный день за­была за­переть дверь. Двух­летний Али вы­шел из до­му и ис­чез нав­сегда. Жив ли он, умер ли, не знаю, но до сих пор пла­чу. Я уже ста­ра, ни­какой опо­ры у ме­ня в жиз­ни нет.

— Те­тя, ты мог­ла бы уз­нать сво­его сы­на сей­час?

— Что ты. раз­но это воз­можно? Ему все­го два го­да бы­ло ког­да он по­терял­ся, а те­перь ему двад­цать два.

— А не бы­ло ли у не­го при­мет, по ко­торым ты бы мог­ла его уз­нать?

— Бы­ли, но что тол­ку? Од­нажды он упал в тан­дур, на пра­вой ру­ке и на боль­шом паль­це пра­вой но­ги ос­та­лись сле­ды от ожо­гов. Да от­ку­да здесь те­перь взять­ся мо­ему сы­ну?

Али при­сел пе­ред нем, по­казал свой па­лец на пра­вой но­ге, спро­сил:

— Та­кой ожог?

— Да.

— Ме­ня зо­вут Али, мо­жет быть, я твой сын?

По­казал он и обож­женную ру­ку.

— Та­кая у не­го ра­на бы­ла?

— Да.

— Зна­чит, я твой сын, а ты моя мать.

Об­ра­дова­лись они друг дру­гу. По­сиде­ли, по­гово­рили. По­том дос­тал Али из кар­ма­на че­тыре зо­лотых, про­тянул ма­тери:

— Возь­ми эти день­ги. Я же­нат, мы сни­ма­ем ком­на­ту. Зав­тра со­берем ве­щи и вмес­те с же­ной при­дем к те­бе жить.

Ос­та­вил Али ма­тери и сес­тре хле­ба, мя­са, поп­ро­щал­ся и ушел. Вер­нулся он до­мой. Же­на за­мети­ла, что муж не­весе­лый при­шел и сел за стол с опу­щен­ной го­ловой.

Спро­сила она его:

— Али, что слу­чилось? По­чему ты се­год­пя не улы­ба­ешь­ся, как всег­да, не шу­тишь?

— Ра­ба божья, я на­шел сво­их род­ных мать и сес­тру.

— Так по­чему же ты не ра­ду­ешь­ся? Зав­тра же пе­ре­едем к ним жить. Твоя мать ста­нет и мо­ей ма­терью.

Нас­ту­пило ут­ро. Рас­пла­тились они с хо­зя­ином за жилье, соб­ра­ли свои ве­щи и приш­ли к ма­тери. Смот­рит Али ― сес­тра его чуть жи­вая си­дит в уг­лу. Поз­на­комил он ее с же­ной.

— Сес­тра, а где на­ша мать? ― спро­сил он.

― Она пош­ла ку­пить еды на те день­ги, что ты дал, ― от­ве­чала сес­тра, ― да вот она идет.

Ус­та­лая мать при­села от­дохнуть. Не­вес­тка под­бе­жала к ней, по­мог­ла ей под­нять­ся, по­цело­вала ру­ку, по­дол одеж­ды и ска­зала:

— Ма­туш­ка, да бу­ду я тво­ей жер­твой! Ты ни­чего не бой­ся, мы те­перь всег­да бу­дем с то­бой.

Али с же­ной внес­ли ве­щи во двор. По­том Али об­ра­тил­ся; и же­не:

— Ра­ба божья, мне по­ра на ра­боту. А ты возь­ми эти день­ги, и пос­ту­пай так, как ве­лит твоя со­весть.

Он ушел, а не­вес­тка под­ме­ла пол, вы­мыла ок­на, внес­ла ве­щи в дом, рас­ста­вила все на свои мес­та. За­тем уб­ра­ла пос­тель, при­вела свек­ровь, уса­дила ее, наг­ре­ла во­ды в кот­ле, ис­ку­пала, пе­реде­ла в свою одеж­ду и уло­жила в пос­тель. По­том схо­дила на ба­зар, ку­пила и еду, и но­вую, кра­сивую одеж­ду для свек­ро­ви и сес­тры му­жа, приш­ла, ис­пекла хлеб, при­гото­вила обед, на­кор­ми­ла мать и сес­тру Али.

Али то­же на­купил це­лую кор­зи­ну вся­кой еды, пос­та­вил ее на стол, сел ря­дом с ма­терью, об­ра­тил­ся к ней:

— Ма­туш­ка, как ты се­бя чувс­тву­ешь?

— Ей-бо­гу, сы­нок, хо­рошо.

За­тем Али об­ра­тил­ся к же­не:

— Ра­ба божья, до сих пор, ког­да я воз­вра­щал­ся до­мой, ты встре­чала ме­ня, бра­ла кор­зи­ну, вно­сила ее в дом и го­тови­ла еду. Се­год­ня мы пер­вый день с ма­терью, а ты уже ни­чего не де­ла­ешь, не бе­решь у ме­ня из рук кор­зи­ну.

— Раб бо­жий, она мать и те­бе и мне. До сих пор ты при­носил еду, я го­тови­ла, по­тому что бы­ла хо­зяй­кой, а те­перь хо­зяй­ка — твоя мать. Пусть она ска­жет, и я все сде­лаю. Что ты на это ска­жешь, ма­туш­ка?

— Дочь моя, го­товь са­ма, как и преж­де го­тови­ла.

Че­рез нес­коль­ко дней мать поп­ра­вилась, да и дочь ее то­же.

Же­на го­ворит Али:

— Али, сла­ва бо­гу, твоя мать вста­ла на но­ги и мо­жет по­хозяй­ни­чать в до­ме са­ма. Най­ди те­перь нам ра­боту, мне и тво­ей сес­тре. До сих пор ты при­носил до­мой один лишь зо­лотой, те­перь мы все бу­дем при­носить три зо­лотых.

Ста­ли они ра­ботать втро­ем и че­рез год уже на­копи­ли мно­го де­нег. Хо­рошо они за­жили, дом но­вый пос­тро­или.

Од­нажды Али воз­вра­щал­ся с ра­боты до­мой, ви­дит ― ста­рик под­ни­ма­ет­ся по ули­це, по­том при­сел он на ка­мень от­дохнуть. Встре­тил его Али и в дру­гой раз, поз­до­ровал­ся с ним:

— Доб­рый ве­чер, апо!

— Доб­рый ве­чер, сы­нок! ― отоз­вался ста­рик и тя­жело вздох­нул.

— Апо, по­чему ты взды­ха­ешь? Что у те­бя за бе­да?

— Ах, сы­нок, сам я во всем ви­новат. Бы­ли у ме­ня дом, же­на, сын, дочь. Бы­ло нас чет­ве­ро. Ра­ботал я на ба­заре, но од­на бес­чес­тная жен­щи­на су­мела ме­ня уго­ворить, уве­ла, отор­ва­ла от семьи. Вот уже двад­цать лет, как я за­раба­тываю свои гро­ши, а же­на моя тас­ка­ет их у ме­ня из кар­ма­нов, не кор­мит ме­ня, жи­вет са­ма по се­бе, да еще бь­ет ме­ня.

— А ты уз­на­ешь преж­нюю же­ну, сы­на и дочь, ес­ли уви­дишь их?

— Сы­на и дочь, мо­жет быть, и не уз­наю, а же­ну обя­затель­но уз­наю и дом свой то­же. Я пом­ню, где он, на ка­кой ули­це.

Тут вдруг к ним под­бе­жала жен­щи­на с кну­том и зак­ри­чала:

— Ты что здесь тор­чишь, вре­мя да­ром тра­тишь? А у ме­ня ни де­нег нет, ни еды, ― и хлес­тну­ла ста­рика.

Али вых­ва­тил у нее кнут и спро­сил:

— За что ты его бь­ешь?

— Брат мой, этот без­дель­ник здесь про­гули­ва­ет­ся, а я си­жу го­лод­ная. Он мой муж, а до­мой не при­ходит, ни де­нег, ни еды не при­носит.

— Это та са­мая не­годяй­ка, го­ни се, ― ска­зал ста­рик.

За­мах­нулся Аля на нее кну­том, и она убе­жала. Али об­ра­тил­ся к ста­рику:

— Я твой сын Али. Я на­шел свою мать. У ме­ня есть же­на и сын. Пой­дем со мной.

При­вел он его до­мой, уви­дела его же­на, сра­зу уз­на­ла. И не за­хоте­ла при­нимать его:

— Иди ту­да, где был до сих пор, ― за­яви­ла она.

Сын и не­вес­тка ста­ли про­сить за не­го. И он оп­равды­ва­ет­ся, мо­лит:

— Прос­ти ме­ня, что же мне де­лать, раз так по­лучи­лось.

На­конец уго­вори­ли же­ну прос­тить его, и за­жили они друж­ной семь­ей.

Как-то соб­ра­лись все за ужи­ном, тут кто-то во­шел. Это был Ва­ли, Али уз­нал его.

— Доб­рый ве­чер вам всем.

— Хо­рошо, что ты по­жало­вал, Ва­ли, ― ра­дос­тно об­нял его Али.

Толь­ко Ва­ли хо­тел об­нять же­ну дру­га, как она схва­тила пал­ку и уда­рила его по ру­кам.

— Ра­ба божья, за что ты его бь­ешь? Он же мой брат.

— Нет, до­рогой, он те­бе не брат, а враг, го­ни его из на­шего до­ма.

— По­чему? ― уди­вил­ся Али.

Тут же­на и рас­ска­зала, как Ва­ли к ней при­ходил.

— Ра­ба божья, это мы вас про­веря­ли, но его же­на ока­залась не­вер­на ему, он ее и на­казал, ― рас­сме­ял­ся Али.

Се­ли они за стол и ста­ли есть. Али спра­шива­ет дру­га:

― Ва­ли, ты хоть что-ни­будь за­рабо­тал?

— Ей-бо­гу, ко­неч­но, ― ска­зал Ва­ли, вы­нул день­ги и по­ложил на стол.

— Здесь две ты­сячи.

Али взял за ру­ку сес­тру, при­вел ее и ска­зал:

— А это моя сес­тра, от­даю те­бе в же­ны.

Сыг­ра­ли свадь­бу. И ста­ли мо­лодые ра­довать­ся сво­ему счастью.