Балули Зана и купец

При­шел как-то Ба­лул на ба­зар, ви­дит ― сто­ит ку­пец с то­варом и зо­вет но­силь­щи­ка. Уви­дел он Ба­лула, ос­та­новил его, спро­сил:

— До­рогой, ты но­силь­щик?

— Да, ― от­ве­тил Ба­лул.

— Сколь­ко возь­мешь, что­бы от­нести ко мне до­мой этот ме­шок со стек­лянны­ми лам­па­ми?

— За трид­цать ко­пе­ек от­не­су, ― от­ве­тил Ба­лул.

— До­гово­рились.

За­кинул Ба­лул ме­шок с лам­па­ми се­бе на спи­ну, и дви­нулись они в путь.

— Ос­то­рож­но, смот­ри не раз­бей, ― пре­дуп­режда­ет его ку­пец.

— Не бес­по­кой­ся, с че­го это им на мо­ей спи­не раз­бить­ся? ― ус­по­ка­ива­ет его Ба­лул.

Так прош­ли они часть пу­ти. Тут ку­пец по­думал, что трид­цать ко­пе­ек ― это мно­гова­то для но­силь­щи­ка.

— Кypo, а что вы, но­силь­щи­ки, де­ла­ете с за­рабо­тан­ны­ми день­га­ми? ― спро­сил бо­гач.

— По­купа­ем хлеб, еду, раз­ные ме­лочи, де­тей сво­их кор­мим.

— Вид­но, вы, но­силь­щи­ка, не ду­ма­ете, что де­ла­ете?

— По­чему? ― уди­вил­ся Ба­лул.

— По­тому, что со­ветов не слу­ша­ете, а толь­ко груз тас­ка­ете.

— А что нам де­лать с со­вета­ми?

— Ес­ли я дам те­бе один со­вет, ус­ту­пишь мне де­сять ко­пе­ек?

— С ра­достью выс­лу­шаю твой со­вет.

— Ес­ли весь мир ска­жет, что ов­ся­ный хлеб та­кой же, как пше­нич­ный, не верь.

— Хо­роший со­вет, ― ска­зал Ба­лул.

— Да. не раз­ру­шит бог твой дом! Мой со­вет ― что ис­пе­чен­ный хлеб за па­зухой. По­пал в бе­ду ― вспом­ни про со­вет, и ты спа­сен. Сколь­ко я те­перь те­бе дол­жен, до­рогой?

— Двад­цать ко­пе­ек, ― от­ве­тил Ба­лул.

Прош­ли они еще часть пу­ти, а куп­ца опять жад­ность до­нима­ет. Жал­ко ему с двад­цатью ко­пей­ка­ми рас­ста­вать­ся.

— Ку­ро, ес­ли я те­бе еще дам один со­вет, ус­ту­пишь мне де­сять ко­пе­ек?

— А по­чему бы и нет? ― ра­дос­тно от­ве­ча­ет Ба­лул.

— Ес­ли весь мир ста­нет го­ворить, что пе­ший до­гонит всад­ни­ка, не верь это­му.

— Ей-бо­гу, прав­ди­вы твои сло­ва, ― го­ворит Ба­лул.

— Зна­чит, ты мне де­сять ко­пе­ек ус­ту­пил?

— Да, ус­ту­пил.

— Те­перь сколь­ко же я те­бе дол­жен?

— Де­сять ко­пе­ек.

Дош­ли они до до­ма куп­ца, ос­та­лось под­нять­ся на со­рок сту­пеней.

— Ку­ро, ес­ли я дам те­бе еще один со­вет, ус­ту­пишь ос­тавши­еся де­сять ко­пе­ек?

— Ко­неч­но, ус­туплю, ― ска­зал Ба­лул.

— Ну, так вот, ес­ли весь мир бу­дет го­ворить, что вдо­ва не­вин­на как де­вица, ты не верь.

— Твоя прав­да, ― сог­ла­сил­ся Ба­лул.

— Так сколь­ко я те­перь те­бе дол­жен? ― спра­шива­ет ку­пец у Ба­лула.

— Те­перь ты ни­чего не дол­жен, ― от­ве­тил Ба­лул.

— Зна­чит, мы кви­ты, ― об­ра­довал­ся ку­пец.

В это вре­мя они под­ня­лось до со­роко­вой сту­пени. Ба­лул ра­зог­нулся, снял со спи­ны ме­шок и бро­сил на лес­тни­цу. Ме­шок с гро­хотом и трес­ком по­катил­ся вниз. Ку­пец по­баг­ро­вел от злос­ти и зак­ри­чал:

— Что ты на­делал?

— Ес­ли весь мир пос­ле это­го ска­жет те­бе, что в меш­ке уце­лела хоть од­на лам­па, ― не верь, ― спо­кой­но от­ве­тил Ба­лул и уда­лил­ся.