Безбородые братья

Жил ког­да-то ку­пец. Вы­шел он од­нажды на ба­зар с куб­ком в ру­ке и кри­чит:

— Кто су­ме­ет на­пол­нить мой ку­бок тем, чем я за­хочу, то­му я от­дам весь свой ка­раван, а тот, кто по­обе­ща­ет, но не вы­пол­нит, от­даст мне двес­ти зо­лотых мо­нет.

По­дошел к не­му один без­бо­родый:

— Будь в здра­вии, ку­пец. Я на­пол­ню твой ку­бок, чем твоя ду­ша по­жела­ет.

Ку­пец сог­ла­сил­ся. А сам ис­пу­гал­ся: «Что же я на­делал? Ведь он зав­тра на­пол­нит мой ку­бок лю­бым со­дер­жи­мым. Про­щай, мой ка­раван».

По­сове­товал ему нек­то:

— Ку­пец, схо­ди-ка к сле­пому без­бо­родо­му. Их се­меро брать­ев, все без­бо­родые. Мо­жет, сле­пец те­бе и по­может.

По­шел ку­пец к сле­пому бра­ту, по­ложил ему на ла­донь зо­лотой. Сле­пой спро­сил:

— До­рогой, ты что, с без­бо­родым пос­по­рил, об зак­лад бил­ся?

— Да, пос­по­рил.

— Я стар­ше сво­их брать­ев. Они ме­ня си­лой ос­ле­пили и вып­ро­води­ли из до­му за то, что я всег­да их тай­ны вы­давал. Ты сту­пай сей­час же, спрячь­ся в их до­ме и вни­матель­но слу­шай все, что бу­дут там го­ворить.

Ку­пец пос­лу­шал­ся сле­пого, по­шел и не­замет­но спря­тал­ся в до­ме без­бо­родых брать­ев. Ве­чером, ког­да все братья соб­ра­лись, один из них пох­ва­лил­ся:

— Братья, се­год­ня я вы­иг­рал сто зо­лотых.

Другрй ска­зал:

— А я при­нес двес­ти зо­лотых.

— А я, ― ска­зал тре­тий без­бо­родый, ― се­год­ня по­бил­ся об зак­лад с од­ним куп­цом. И зав­тра вы­иг­раю у не­го весь его ка­раван.

Стар­ший брат спро­сил:

— И на что ты спо­рил?

— Бог ли­шил его ра­зума. Дер­жал он в ру­ках ма­лень­кий куч­бок и вык­ри­кивал: «Кто су­ме­ет на­пол­нить этот ку­бок тем, чем, я за­хочу, тот по­лучит весь мой ка­раван, а не су­ме­ет ― зап­ла­тит мне двес­ти зо­лотых». Что бы он ни ска­зал вав­тра, я на­пол­ню его ку­бок.

Стар­ший брат рас­сердил­ся:

— Ты ду­ма­ешь за­полу­чить его ка­раван так прос­то? А что, ес­ли он ска­жет: «На­пол­ни мой ку­бок без­во­лосы­ми зе­леног­ла­зыми крас­ны­ми бло­хами»?

Без­бо­родый, ко­торый бил­ся об зак­лад о куп­цом, ра­зоз­лился:

― Да раз­ру­шит­ся твой дом, кто те­бя про­сил го­ворить это?

― Да сго­рит от божь­его ог­ненно­го ша­ра твой дом, а кто те­бя про­сил спо­рить?

По­ка они бра­нились, ку­пец не­замет­но вы­шел из сво­его ук­ры­тия и по­шел к се­бе. Ра­но ут­ром при­шел он, ве­селый, на ба­зар. Спус­тя ка­кое-то вре­мя по­явил­ся и без­бо­родый со сви­дете­лем. Ку­пец об­ра­тил­ся к без­бо­родо­му:

— Ну, бра­тец, ты все-та­ки при­шел?

― Да, при­шел.

— Ну, раз при­шел, так на­полии-ка мой ку­бок без­во­лосы­ми зе­леног­ла­зыми крас­ны­ми бло­хами.

— Будь в здра­вии, ку­пец. Бло­хи есть бло­хи, а к че­му еще без­во­лосые зе­леног­ла­зые, да еще и крас­ные?

Ку­пец от­ве­тил:

— Та­ково мое же­лание. Мо­жешь ― вот те­бе ку­бок, на­пол­няй, нет ― от­дай мне двес­ти зо­лотых.

Ни­чего не ос­та­валось без­бо­родо­му, как от­дать куп­цу двес­ти зо­лотых и уй­ти вос­во­яси.

Слу­чилось так, что у то­го куп­ца отор­ва­лась по­дош­ва от баш­ма­ка. А са­пож­ни­ком на ба­заре был один из без­бо­родых. По­шел к не­му ку­пец:

— Су­ме­ешь при­коло­тить мне под­метку из то­го ма­тери­ала, на ко­торый я ука­жу, от­дам те­бе весь свой ка­раван, а не су­ме­ешь ― от­дашь мне двес­ти зо­лотых.

Ска­зал так, а по­том схва­тил­ся за го­лову:

— Что же я на­делал? Ведь ес­ли я да­же пот­ре­бую при­бить под­метку из кам­ня, он прибь­ет.

По­шел он опять к сле­пому без­бо­родо­му и ска­зал ему:

― Так и так. Пос­по­рил я с са­пож­ни­ком.

Сле­пец ска­зал:

— Смот­ри, он мо­жет заб­рать твои ка­раван. Иди луч­ше ско­рей и спрячь­ся в их до­ме. Как стар­ший брат ска­жет, так и сде­лай.

По­шел ку­пец, спря­тал­ся в до­ме без­бо­родых. Ве­чером, ког­да братья соб­ра­лись, ста­ли они раз­го­вари­вать.

— Я при­нес се­год­ня двес­ти зо­лотых.

Без­бо­родый, пос­по­рив­ший с куп­цом, ска­зал:

— А ку­пец вы­иг­рал у ме­ня двес­ти зо­лотых.

Са­пож­ник его ус­по­ко­ил:

— Ни­чего, зав­тра вмес­те с его ка­рава­ном я и твои двес­ти зо­лотых вер­ну.

Стар­ший брат спро­сил:

— А как ты это сде­ла­ешь?

— У его баш­ма­ка под­метка от­ле­тела, и он пос­та­вил та­кое ус­ло­вие: я дол­жен при­бить под­метку из то­го ма­тери­ала, ка­кой он пот­ре­бу­ет. Ес­ли вы­пол­ню ус­ло­вие, весь его ка­раван ― мой, а ес­ли не су­мею, то двес­ти зо­лотых от­дам ему.

Стар­ший брат рас­сердил­ся:

— Ты с ума со­шел!

— По­чему? ―спро­сил са­пож­ник. ―Я же прибью лю­бую под­метку.

— А ес­ли он ска­жет: «Сде­лай под­метку из кам­ня и нит­ку то­же ка­мен­ную», что ты тог­да бу­дешь де­лать?

Са­пож­ник ужас­но ра­зоз­лился на стар­шо­го бра­та:

— Кто те­бя про­сил про­из­но­сить эти сло­ва?

— Смот­ри, ког­да ты ус­лы­шишь их от куп­ца, бу­дет поз­дно.

Во вре­мя их пе­реб­ранки ку­пец не­замет­но выс­коль­знул из ук­ры­тия и по­шел к се­бе. Ра­но ут­ром при­шел он на ба­зар, по­дошел к без­бо­родо­му са­пож­ни­ку:

— Доб­рое ут­ро, без­бо­родый. Под­метку к мо­ему баш­ма­ку, ко­торая дол­жна быть ка­мен­ной, на­до хо­рошень­ко смяг­чить и при­шить нит­ка­ми то­же из кам­ня.

Ни­чего не ос­та­валось де­лать без­бо­родо­му са­пож­ни­ку, как от­дать куп­цу двес­ти зо­лотых.

Ку­пец был от­ча­ян­ный спор­щик. Вы­иг­рыш обод­рил его.

Был на пло­щади род­ник, ку­пец встал у род­ни­ка и да­вай кри­чать:

— Кто со мной хо­чет бить­ся об зак­лад: ес­ли я выпью всю во­ду из это­го род­ни­ка ― по­лучаю цвес­ти зо­лотых, а ес­ли не выпью ― от­даю свой ка­раван.

По­дошел один из без­бо­родых брать­ев к куп­цу и ве­село ска­зал:

— Я при­нимаю твое ус­ло­вие.

До­гово­рились. А ку­пец за­думал­ся: «Что ж это я де­лаю? Весь го­род пь­ет из это­го род­ни­ка, а во­да не убы­ва­ет, как же я-то выпью всю эту во­ду?»

Сно­ва по­шел он к без­бо­родо­му слеп­цу и дал ему зо­лотой. Сле­пой спро­сил его:

— Ты еще не у­ехал? Ухо­ди, по­ка мои братья те­бя еще не раз­де­ли. Мне жаль те­бя. Что бы ты ни за­думал, они все смо­гут сде­лать. Так что те­бе луч­ше пой­ти к ним в дом, спря­тать­ся там и слу­шать.

Ку­пец так и сде­лал. Ве­чером, ког­да все соб­ра­лись, как всег­да, они ста­ли хва­лить­ся уда­чами и се­товать на не­уда­чи. Без­бо­родый са­пож­ник вздох­нул:

— Приш­лось мне от­дать куп­цу двес­ти зо­лотых из-за ка­мен­ной под­метки.

— Ни­чего, зав­тра я вер­ну те­бе твои день­ги, ― ус­по­ко­ил его млад­ший брат.

Стар­ший брат спро­сил:

— Как ты это сде­ла­ешь?

— Мы пос­по­рили: кто выпь­ет всю во­ду из род­ни­ка, тот и вы­иг­ра­ет. Ему же не вы­пить во­ду.

— А ес­ли сна­чала он пош­лет те­бя зат­кнуть от­вер­стие род­ни­ка, что­бы по­том вы­пить ос­тавшу­юся во­ду? ― спро­сил стар­ший брат.

— Э, да сож­жет бо­жий ог­ненный шар твой дом, кто про­сил те­бя про­из­но­сить та­кие сло­ва?

— А кто те­бя про­сил спо­рить с куп­цом?

Ра­но ут­ром при­шел ку­пец на ба­зар, по­дошел и без­бо­родо­му. Ска­зал ему ку­пец:

— Пой­ди зак­рой от­вер­стие род­ни­ка, ос­тавшу­юся во­ду я выпъю.

— Как же я зак­рою от­вер­стие род­ни­ка? ― спро­сил без­бо­родый.

— А как же ина­че мож­но вы­пить всю во­ду ка род­ни­ка?

Заб­рал ои у без­бо­родо­го двес­ти зо­лотых и от­пустил его. Са­мый млад­ший из без­бо­родых брать­ев по­дошел к куп­цу и про­мол­вил:

— Ку­пец, мой до­рогой, будь се­год­ня мо­им гос­тем.

И по­вел его к се­бе. Угос­тил его на сла­ву, а ве­чером рас­сте­лил для куп­ца пос­тель. Пе­ред сном ку­пец вы­тащил свой ку­бок, на­пол­нил его во­дой, во­да тут же прев­ра­тилась в зо­лото, и ои по­ложил его в кар­ман.

Млад­ший без­бо­родый все это ви­дел и, ког­да ку­пец зас­нул, по­тихонь­ку под­крал­ся к не­му и вы­тащил ку­бок. Нa дру­гое ут­ро ку­пец прос­нулся, поп­ро­щал­ся и по­шел на ба­зар к сво­ему ка­рава­ну. Смот­рит ― ни зо­лота в кар­ма­не, ни ка­рава­на, все ис­чезло име­ете с куб­ком. И ос­тался он на ба­заре ни с чем.