Честь дороже щедрости

Один араб­ский шейх был очень бо­гат. У не­го бы­ло две ты­сячи до­мов и две же­ны. Но нас­ледни­ков у не­го не бы­ло. Уже де­вять лет он был же­нат, а де­тей так и нет.

Шейх сла­вил­ся сво­им гос­тепри­имс­твом и доб­ро­той.

Од­нажды ос­та­новил­ся в гос­тях шей­ха один ба­зэр­ган-ба­ши, гля­дит ― две кра­сивые жен­щи­ны рас­ха­жива­ют в до­ме. А од­на из жен бы­ла до­черью дя­ди шей­ха. Пон­ра­вилась ему од­на из них. Да не зна­ет ку­пец, кем она при­ходит­ся шей­ху: до­черью или же­ной?

У ара­бов же су­щес­тво­вал за­кон: не за­давать гос­тю воп­ро­сов, от­ку­да он и ку­да дер­жит путь, по­ка не прой­дет семь дней. На вось­мой день хо­зя­ин спро­сил гос­тя:

— До­рогой брат, ес­ли ты убил че­лове­ка ― в мо­ем до­ме мо­жешь счи­тать се­бя в бе­зопас­ности, ес­ли ты по­хитил де­вуш­ку ― я сыг­раю те­бе свадь­бу, толь­ко ска­жи мне, чем ты оза­бочен, я те­бе во всем по­могу.

— Ей-бо­гу, брат мой, я ни­кого не уби­вал и де­вушек не по­хищал. Ска­жи мне, ра­ди бо­га, кем те­бе при­ходят­ся эти жен­щи­ны?

По­вял шейх, что влю­бил­ся гость в од­ну из них, ска­зал:

— Од­на ― дочь мо­его дя­ди, дру­гая ― моя же­на.

— Поз­воль мне пос­ва­тать­ся к до­чери дя­ди.

— По­дож­ди, гость до­рогой, на­до у нее спро­сить, сог­ласна ли она? Сог­ла­сит­ся ― по­лучи­те мое бла­гос­ло­вение.

При­шел шейх к же­не и го­ворит:

— Дочь дя­ди, гость наш про­сит тво­ей ру­ки, что ты на это ска­жешь?

— Ей-бо­гу, ес­ли ты ве­лишь, я вый­ду за не­го, ―от­ве­тила жен­щи­на.

— Ну, ес­ли так, я вы­дам те­бя за не­го за­муж.

Вер­нулся он к куп­цу и ска­зал:

— Брат, я от­даю те­бе дя­дину дочь.

На сле­ду­ющий день ра­зук­ра­сили вер­блю­да, на­ряди­ли не­вес­ту, по­сади­ли на вер­блю­да и от­пра­вили с куп­цом на ро­дину.

Ку­пец был че­лове­ком бо­гатым. Приг­ла­сил он трех слу­жанок к сво­ей не­вес­те.

Пусть они про­водят свои дни и го­ды в ра­дос­ти и люб­ви, а мы вер­немся к шей­ху.

Прош­ли го­ды. Шейх обед­нел. Ос­та­лись они с же­ной на ста­рос­ти лет сов­сем ни­щими.

Од­нажды шейх и го­ворит:

— Же­на, что же нам те­перь де­лать, как жить даль­ше?

— Не знаю, до­рогой, но был у нас ког­да-то зять ― ба­зэр­ган-ба­ши. Мо­жет, он нас при­ютит?

По­шел шейх к со­седу и го­ворит:

— Ра­ди все­выш­не­го, по­моги мне, одол­жи де­сять зо­лотых мо­нет. Ес­ли вер­нусь, воз­вра­щу те­бе день­ги, а ес­ли нет — пусть твое доб­ро пой­дет на бла­го тво­им де­тям.

Со­сед дал ему де­нег. И от­пра­вились шейх с же­ной в путь. Приш­ла в тот го­род, но не зна­ют, на ка­кой ули­це жи­вет их зять. При­сели они от­дохнуть у од­но­го до­ма. Муж ска­зал же­не:

— Ты по­будь здесь, а я пой­ду по­ищу зна­комых, ведь ког­да-то ме­ня все зна­ли.

Выг­ля­нула од­на слу­жан­ка в ок­но, ви­дит ― ста­руш­ка си­дит.

— Там, вни­зу, ка­кая-то ни­щая ста­руш­ка си­дит, ― ска­зала слу­жан­ка сво­ей гос­по­же, ко­торая бы­ла же­ной куп­ца.

Пос­мотре­ла та в ок­но и уз­на­ла в бед­ной ста­руш­ке же­ну сво­его преж­не­го му­жа. Ве­лела она от­вести ее в ба­ню, по­мыть, пе­ре­одеть, на­кор­мить и при­вес­ти в свои по­кои.

— Да пог­ля­дывай­те в ок­но, дол­жно быть, она не од­на, ― при­каза­ла ха­нум слу­жан­кам.

Смот­рят ― че­рез час ни­щий по­дошел к до­му.

И его при­вели в дом, вы­мыли, пе­ре­оде­ли, на­кор­ми­ли и от­ве­ли в дру­гие по­кои.

Вер­нулся ку­пец до­мой, же­на рас­ска­зала ему о том, что шейх и его же­на обед­не­ли, что она уви­дела их из ок­на и при­юти­ла.

Об­ра­довал­ся муж, что те­перь-то он на­конец от­бла­года­рит шей­ха и су­ме­ет сде­лать так, что­бы не ос­тать­ся у шей­ха в дол­гу. И ска­зал ба­зэр­ган-ба­ши:

— Же­на, я вер­ну шей­ху все иму­щес­тво, ко­торое он имел ког­да-то: и шат­ры, и овец, и вер­блю­дов. Но пусть по­ка муж и же­на ни­чего друг о дру­ге не зна­ют.

Так и сде­лали.

От­ве­ли же­ну в ша­тер и ска­зали:

— Ты хо­зяй­ка все­го это­го бо­гатс­тва.

Ве­чером при­вели му­жа в дру­гой ша­тер и ска­зали:

— Эти ов­цы, вер­блю­ды, шат­ры ― все твое. Толь­ко при­готовь на сто че­ловек еды, зав­тра у вас бу­дут гос­ти.

Шейх по­шел к пас­ту­ху, ве­лел за­резать овец на сто че­ловек.

На дру­гой день на­чали со­бирать­ся гос­ти: родс­твен­ни­ки, зна­комые куп­ца. Ког­да все соб­ра­лись и се­ли за сто­лы, ба­зэр­ган-ба­ши под­нялся и про­из­нес та­кую речь:

— Гос­ти до­рогие, мно­го лет на­зад я был гос­тем у это­го че­лове­ка, ― ку­пец по­казал на шей­ха. ― В до­ме у не­го бы­ли две жен­щи­ны. В од­ну из них я влю­бил­ся и приз­нался в этом шей­ху, но он скрыл от ме­ня, что обе ― его же­ны, ска­зал толь­ко, что од­на ― дочь его дя­ди, и вы­дал ее за ме­ня за­муж. Не­дав­но он был в бе­де, и я по­дарил ему все то иму­щес­тво, что он имел ког­да-то. Лю­ди, ска­жите те­перь мне, кто из нас доб­рее?

Гос­ти по­дума­ли и от­ве­тили:

— Тво­ей доб­ро­те нет гра­ниц. И все-та­ки шейх доб­рее те­бя. Не каж­дый ра­ди гос­тя пос­ту­пит­ся сво­ей честью.