Чья ра­бота труд­нее

В од­ном а­уле жи­ли-по­жива­ли муж и же­на. Де­тей у них не бы­ло. Ле­том муж на­нимал­ся в ча­баны, пас чу­жие ота­ры, а же­на ос­та­валась до­ма. Воз­вра­ща­ясь с пас­тби­ща, муж го­ворил же­не:

— Слу­шай, же­на, я всег­да в по­ле, в го­рах, в дождь и в град при ота­ре, а ты це­лый день до­ма, в теп­ле. Ка­кие у те­бя за­боты? Ни­каких.

Очень сер­ди­лась же­на за та­кие сло­ва, а од­нажды ут­ром ска­зала она му­жу:

— Ты ос­та­вай­ся до­ма, се­год­ня я пой­ду в по­ле пас­ти овец.

Муж об­ра­довал­ся:

— Хо­рошо, толь­ко рас­ска­жи мне, что на­до де­лать.

— Убе­ри в до­ме, дай кор­ма на­сед­ке с цып­ля­тами и вы­пус­ти их из ку­рят­ни­ка. Толь­ко пос­матри­вай, что­бы цып­ля­та не раз­бе­жались и кор­шун их не ута­щил. По­том про­сей му­ку. Из му­ки за­меси тес­то. За­тем за­топи тэн­дур, при­готовь обед, а по­том ис­пе­ки ла­ваш. В пол­день по­дои ко­зу и овец, мо­локо про­цеди, что­бы чис­тое бы­ло, вски­пяти и дай нем­но­го ос­тыть, по­том раз­лей его и зак­вась, что­бы зав­тра был ка­тых. Вот шерсть, спря­ди из неё нит­ки, я вер­нусь и свя­жу нос­ки и ру­кави­цы на зи­му. Из на­воза неп­ре­мен­но на­делай ки­зяков, что­бы бы­ло чем то­пить зи­мой. Из вче­раш­не­го ка­тыха сбей мас­ло ина­че он про­кис­нет и ис­портит­ся. У ме­ня там ещё бельё за­моче­но, и ткань я на­чала ткать, но это ос­тавь; уж так и быть, при­ду ве­чером, са­ма сде­лаю.

— Иди, же­на, — вос­клик­нул муж, — я всё сде­лаю и хоть раз от­дохну до­ма!

Уш­ла же­на ота­ру пас­ти, а муж уб­рал в до­ме, как же­на ве­лела, по­том на­кор­мил ку­рицу с цып­ля­тами. Цып­лят он ре­шил при­вязать длин­ной нит­кой к ку­рице, что­бы они не раз­бе­жались. По­том за­топил тэн­дур, пос­та­вил обед ва­рить.

Вдруг ему по­каза­лось, что за ок­ном, вы­соко в воз­ду­хе, ку­рица ку­дах­чет. Уди­вил­ся он, выс­ко­чил на ули­цу и ви­дит, что кор­шун дер­жит од­но­го цып­лёнка в ког­тях и ле­тит, а на ни­точ­ке ви­сят все цып­ля­та и ку­рица. Ку­рица ку­дах­чет с пе­репу­гу. Бро­сил­ся он вдо­гон­ку за кор­шу­ном, хо­тел пой­мать нит­ку с ви­сящи­ми на ней цып­ля­тами и ку­рицей, дол­го гнал­ся, но не дог­нал. Кор­шун скрыл­ся за го­рой.

Ког­да муж вер­нулся до­мой, то уви­дел, что тэн­дур сов­сем по­тух, во­да в ка­зане с кру­пой вся вы­кипе­ла, а кру­па при­горе­ла. За­топил он сно­ва тэн­дур, тут же вы­сыпал из меш­ка му­ку в ко­рыто и хо­тел про­се­ять её, но по­думал, что вре­мя ле­тит, а ра­боты ещё мно­го, и ре­шил: «При­вяжу я гор­шок с ка­тыхом к спи­не. По­ка бу­ду му­ку про­се­ивать и тес­то ме­сить, мас­ло са­мо собь­ёт­ся».

Так он и сде­лал.

Ког­да стал про­се­ивать му­ку, гор­шок дви­гал­ся то впра­во, то вле­во, и мас­ло пос­те­пен­но сби­валось. Муж ра­довал­ся сво­ей на­ход­чи­вос­ти.

Но опять слу­чилась бе­да.

Стоя ме­сить тес­то бы­ло не­удоб­но, и он встал на ко­лени, а гор­шок пе­ревер­нулся, и весь ка­тых из не­го вы­тек на пол. Кое-как муж от­вя­зал гор­шок, а ком­на­ту под­мёл и по­сыпал зо­лой, чтоб по­суше бы­ло.

И сно­ва при­нял­ся тес­то ме­сить. Ед­ва кон­чил ме­сить, уви­дел, что тэн­дур на­калил­ся, и стал ла­ваш печь.

А тут у две­рей заб­ле­яли ов­цы и ко­за. Он схва­тил мед­ный ко­тёл и по­бежал их до­ить. Сна­чала до­ил овец. До­ить бы­ло не­лег­ко, по­тому что они к не­му не при­вык­ли. Ког­да он стал до­ить ко­зу, та дваж­ды вы­рыва­лась, а на тре­тий раз ко­пытом тол­кну­ла ко­тёл и боль­ше по­лови­ны мо­лока раз­ли­лось.

Очень он ус­тал. Ког­да по­до­ил и овец и ко­зу, вер­нулся в дом и ви­дит — ла­ваш в тэн­ду­ре сго­рел. Ре­шил он хоть мо­локо вски­пятить. «Не то­пить же сно­ва тэн­дур, вски­пячу я мо­локо на ули­це, на кос­тре, — ре­шил на­ход­чи­вый муж, — так лег­че и быс­трее».

На не­бе уже по­яви­лись звёз­ды, во дво­ре бы­ло сов­сем тем­но. Раз­жёг он кос­тёр, по­весил над ним ко­тёл с мо­локом, взял лож­ку и стал мо­локо ме­шать, что­бы оно не под­го­рело.

А в это вре­мя его же­на воз­вра­щалась до­мой. Ещё из­да­ли уви­дела она у сво­его до­ма кос­тёр и уди­вилась. «За­чем ему кос­тёр по­надо­бил­ся?» — по­дума­ла она и пос­пе­шила к до­му. Муж и не за­метил, как по­дош­ла же­на, а она спро­сила:

— Что слу­чилось, за­чем ты кос­тёр раз­жёг?

— Ре­шил мо­локо на дво­ре вски­пятить, так удоб­нее, — ска­зал он.

Мо­локо вски­пело. Же­на под­хва­тила ко­тёл и унес­ла в дом. Муж стал рас­ска­зывать обо всём, что с ним за день прик­лю­чилось.

— Я про­голо­далась, дай мне по­есть, — поп­ро­сила же­на.

— Кро­ме мо­лока, ни­чего нет, не ус­пел я сва­рить, сов­сем за­бегал­ся. Зна­ешь, же­на, зав­тра ты уж луч­ше са­ма ос­та­вай­ся до­ма и за­нимай­ся хо­зяй­ством, а я пой­ду овец пас­ти.

С тех пор муж боль­ше ни­ког­да не го­ворил, что его ра­бота труд­нее. И ста­ли они жить друж­но.