Де­сятый сын пас­ту­ха

Жил ког­да-то па­дишах. Нес­метны бы­ли его бо­гатс­тва, нес­конча­емы его вла­дения, но не бы­ло у не­го нас­ледни­ка. И толь­ко к ста­рос­ти, ког­да го­ды по­сереб­ри­ли его бо­роду, ро­дилась у не­го дочь. Счас­тли­вый отец ус­тро­ил пыш­ный пир в честь её рож­де­ния, а по­том поз­вал са­мых ста­рых муд­ре­цов, ве­лел им заг­ля­нуть в вол­шебные кни­ги и ска­зать, кто бу­дет му­жем его до­чери, ко­му пе­редаст он своё царс­тво. По­лис­та­ли муд­ре­цы кни­ги и от­ве­тили па­диша­ху, что дочь его вый­дет за­муж за де­сято­го сы­на бед­но­го пас­ту­ха, у ко­торо­го ро­димое пят­но на ле­вом пле­че.

Раз­гне­вал­ся па­дишах:

— Вот по­зор бу­дет, ес­ли моя единс­твен­ная дочь ста­нет же­ной бед­ня­ка. Не до­пущу я это­го, по­ка жив!

При­казал он за­точить муд­ре­цов в вы­сокую баш­ню, а сам вмес­те с ви­зирем пе­ре­одел­ся дер­ви­шем и по­ехал ис­кать сы­на пас­ту­ха, ко­торый дол­жен был же­нить­ся на его до­чери по пред­ска­зани­ям муд­ре­цов. Он ре­шил най­ти его и по­губить.

Дол­го ли еха­ли, ко­рот­ко ли, толь­ко до­еха­ли они до ка­кой-то де­рев­ни. На краю де­рев­ни сто­яла по­косив­ша­яся от вет­хости хи­жина бед­ня­ка пас­ту­ха. Ви­зирь ска­зал па­диша­ху:

— О гос­по­дин, во вре­мя странс­твий мы всег­да гос­тим у бо­гатых лю­дей. Да­вай на этот раз пе­рено­чу­ем у пас­ту­ха.

Па­дишах по­думал-по­думал и сог­ла­сил­ся. Подъ­еха­ли всад­ни­ки к хи­жине. У пас­ту­ха бы­ло де­вять сы­новей, мал ма­ла мень­ше. Они иг­ра­ли во дво­ре и уви­дели, что к до­му подъ­ез­жа­ют страж­ни­ки. Вбе­жал стар­ший сын в дом и ска­зал:

— Отец, к нам едут два дер­ви­ша.

Пас­тух вы­шел на по­рог, пок­ло­нил­ся всад­ни­кам, по­мог им слезть с ко­ней и про­мол­вил:

— От­цы дер­ви­ши! Гость — пос­ла­нец ал­ла­ха. За­ходи­те в дом, от­дохни­те и по­ешь­те с до­роги.

Па­дишах и ви­зирь спе­шились и вош­ли в хи­жину. Пас­тух жил бед­но, бы­ла у не­го толь­ко од­на ов­ца. За­резал он её и сде­лал шаш­лык для гос­тей. От­ве­дал па­дишах пас­ту­шес­ко­го уго­щения и го­ворит:

— Ни­ког­да та­кой вкус­ной еды не про­бовал. Ска­жи мне, доб­рый че­ловек, как ты при­гото­вил этот шаш­лык?

— Отец дер­виш, мы, пас­ту­хи, толь­ко и уме­ем де­лать шаш­лык. Это ис­кусс­тво от де­дов к от­цам пе­рехо­дит, а от от­цов — к вну­кам. Вот и ме­ня отец на­учил та­кой шаш­лык го­товить, что и сам па­дишах мог бы его от­ве­дать.

Нас­ту­пил ве­чер. Пас­тух пос­те­лил гос­тям, и все лег­ли спать. А ут­ром, ког­да па­дишах и ви­зирь прос­ну­лись, пас­тух ска­зал им, что этой ночью у не­го ро­дил­ся де­сятый сын.

— По­кажи нам маль­чи­ка, — поп­ро­сил па­дишах. При­нёс пас­тух ма­лыша, раз­вернул и по­казал гос­тям.

Ре­бёнок был здо­ровым и кра­сивым, а на пле­че у не­го вид­не­лось боль­шое ро­димое пят­но.

Пас­тух рас­ска­зал гос­тям, что ста­руш­ка кол­дунья на­гада­ла, буд­то маль­чи­ку суж­де­но же­нить­ся на единс­твен­ной до­чери па­диша­ха. По­нял па­дишах, что это тот са­мый маль­чик, о ко­тором го­вори­ли ему муд­ре­цы, и стал ду­мать, как бы по­губить его.

А пас­тух тем вре­менем при­гото­вил уго­щение и приг­ла­сил сво­их гос­тей к сто­лу:

— Счастье то­му до­му, где по­быва­ли дер­ви­ши! Са­дитесь к сто­лу, до­рогие гос­ти.

А па­дишах про­мол­вил в от­вет:

— Доб­рый че­ловек, я не бу­ду есть твой хлеб, по­ка ты не ис­полнишь мою прось­бу.

Пас­тух пос­пе­шил от­ве­тить:

— Отец дер­виш, у ме­ня ни­чего нет, в чём бы ты нуж­дался. От­ве­дай мо­его уго­щения, а по­том по­гово­рим.

— Нет, доб­рый че­ловек, по­ка ты не по­обе­ща­ешь вы­пол­нить мою прось­бу, я не прит­ро­нусь к уго­щению.

Пас­тух по­думал-по­думал и сог­ла­сил­ся. Гос­ти ста­ли есть, а по­том па­дишах и го­ворит:

— Ты обе­щал вы­пол­нить мою прось­бу.

— Го­вори, отец дер­виш, че­го ты хо­чешь?

— Я че­ловек ста­рый, и у ме­ня нет сы­новей. От­дай мне тво­его млад­ше­го. Ты бе­ден, а у ме­ня ему бу­дет хо­рошо. Я те­бе дам за не­го столь­ко зо­лота, сколь­ко он сам ве­сит.

— Слы­хан­ное ли это де­ло, что­бы род­но­го сы­на чу­жому че­лове­ку от­да­вать!

— Ты же обе­щал, что ис­полнишь мою прось­бу. По­шёл пас­тух с же­ной по­сове­товать­ся, а она и го­ворит ему:

— Ну что же, раз обе­щал ис­полнить прось­бу, от­да­вай сы­на, ведь нам и ос­таль­ных кор­мить не­чем. На это зо­лото мы всех дру­гих де­тей рас­тить бу­дем, а млад­ше­му сы­ну счас­тли­вая судь­ба пред­ска­зана. Ви­дишь, у не­го на пле­че ро­димое пят­но — счас­тли­вый знак. Ему и у чу­жих лю­дей пло­хо не бу­дет.

По­ложи­ли маль­чи­ка на од­ну ча­шу ве­сов, на дру­гую па­дишах стал зо­лото на­сыпать, по­ка обе ча­ши ве­сов не срав­ня­лись. Пас­тух по­лучил зо­лото, а па­дишах взял маль­чи­ка и у­ехал с ви­зирем. Отъ­ехал от до­ма пас­ту­ха, отыс­кал в од­ном се­лении мас­те­ра и поп­ро­сил его сде­лать де­ревян­ный ящик. Мас­тер сде­лал ящик, па­дишах взял маль­чи­ка, и по­еха­ли они даль­ше.

Дол­го ли еха­ли, ко­рот­ко ли, при­ез­жа­ют к ре­ке. Па­дишах по­ложил маль­чи­ка в ящик и бро­сил в ре­ку…

Прош­ло мно­го лет. Од­нажды па­дишах был на охо­те. Сви­та его от­ста­ла, и он ехал ле­сом один. Едет он, едет — и ви­дит впе­реди ре­ку, а в ней нес­коль­ко юно­шей ку­па­ют­ся. Ос­та­новил­ся па­дишах, что­бы пос­мотреть, как они ны­ря­ют и пла­ва­ют, и по­дож­дать сво­их слуг. Вдруг за­метил он у од­но­го из юно­шей ро­димое пят­но на пле­че.

Вспом­нил па­дишах маль­чи­ка, ко­торо­му при рож­де­нии бы­ло пред­ска­зано же­нить­ся на единс­твен­ной до­чери па­диша­ха. Толь­ко не ве­рилось ему, что это тот са­мый маль­чик: ведь то­го он бро­сил в ре­ку. Па­дишах подъ­ехал к юно­ше и спро­сил:

— Ска­жи, юно­ша, чей ты сын?

— Я сын мель­ни­ка, — от­ве­тил юно­ша.

— Пой­дём, по­кажи мне дом тво­его от­ца.

Юно­ша по­вёл па­диша­ха к мель­ни­це. Мель­ник вы­шел навс­тре­чу.

— Са­лам алей­кум, — ска­зал ему па­дишах.

— Алей­кум са­лам, — от­ве­тил мель­ник. Он не уз­нал па­диша­ха, по­тому что па­дишах, вы­ез­жая на охо­ту, не на­девал бо­гатой одеж­ды. — Будь мо­им гос­тем, доб­рый че­ловек. Ведь гос­ти при­носят в дом счастье, — до­бавил мель­ник.

Па­дишах спе­шил­ся и за­шёл к мель­ни­ку в дом. Пос­ле уго­щения он спро­сил у хо­зя­ина:

— Ска­жи, мно­го ли у те­бя де­тей?

— Юно­ша, ко­торый те­бе до­рогу к мо­ему до­му по­казал, — мой единс­твен­ный сын. Его мне пос­лал ал­лах во­сем­надцать лет на­зад. Од­нажды мель­ни­ца моя ос­та­нови­лась. Ос­мотрел я ко­лесо и уви­дел, что ка­кой-то ящик ме­ша­ет ему вер­теть­ся. Дос­тал я тот ящик, от­крыл его и на­шёл в нём маль­чи­ка. Он и стал мо­им сы­ном.

«Так оно и есть», — по­думал па­дишах и сно­ва об­ра­тил­ся к мель­ни­ку:

— Я па­дишах этой стра­ны. Пош­ли сво­его сы­на, что­бы он от­нёс пись­мо во дво­рец, к мо­ему ви­зирю.

А в пись­ме па­дишах на­писал: «Как толь­ко этот юно­ша пе­редаст те­бе моё пись­мо, сра­зу каз­ни его. Ес­ли не ис­полнишь при­каза, я ве­лю бро­сить те­бя в тем­ни­цу». От­да­вая пись­мо юно­ше, па­дишах ска­зал:

— Вот те­бе де­сять зо­лотых, пой­ди в го­род, оты­щи мой дво­рец и от­дай это пись­мо ви­зирю. Толь­ко не по­казы­вай его ни­кому, кро­ме са­мого ви­зиря.

Юно­ша взял пись­мо и за­шагал в го­род. При­шёл он в го­род и уви­дел прек­расный сад. А в том са­ду час­то гу­ляла со сво­ими не­воль­ни­цами единс­твен­ная дочь па­диша­ха — кра­сави­ца из кра­савиц. Ког­да юно­ша по­дошёл к са­ду, дочь па­диша­ха как раз бы­ла там. Юно­ша ни­ког­да рань­ше не ви­дел та­кой кра­сави­цы. Смот­рел он на неё, нас­мотреть­ся не мог! По­том вспом­нил о пись­ме и ска­зал, что ему на­до прой­ти во дво­рец па­диша­ха.

Дочь па­диша­ха взгля­нула на юно­шу и за­мер­ла — так он был кра­сив.

— А за­чем те­бе дво­рец па­диша­ха? — спро­сила она на­конец.

— Я дол­жен пе­редать ви­зирю пись­мо.

— По­кажи мне это пись­мо, — поп­ро­сила она. Юно­ша пом­нил стро­гий на­каз, но ког­да он уз­нал, что пе­ред ним дочь па­диша­ха, то про­тянул ей пись­мо.

Про­чита­ла она пись­мо, нем­но­го по­дума­ла и поп­ро­сила юно­шу по­дож­дать, а са­ма на­писа­ла но­вое пись­мо. В этом пись­ме бы­ло ска­зано: «Ви­зирь, юно­шу, ко­торый при­несёт те­бе это пись­мо, возь­ми во дво­рец, одень, как знат­но­го че­лове­ка, и же­ни на мо­ей до­чери. А свадь­бу сыг­рай та­кую, ка­кой ник­то ещё ни­ког­да не ви­дел. Ес­ли не ис­полнишь мо­его при­каза, я ве­лю те­бя каз­нить».

Про­чита­ла она пись­мо и уз­на­ла, что её отец ве­лит ви­зирю каз­нить юно­шу.

По­дала дочь па­диша­ха это пись­мо юно­ше и рас­ска­зала, как най­ти ви­зиря. При­шёл он во дво­рец и хо­тел к ви­зирю прой­ти, но стра­жа его ос­та­нови­ла:

— За­чем те­бе ви­зирь, юно­ша?

— Я дол­жен пе­редать ему пись­мо па­диша­ха.

— Да­вай пись­мо, мы са­ми пе­реда­дим.

— Нет, па­дишах ве­лел от­дать пись­мо в ру­ки ви­зирю.

Ви­зирь про­читал пись­мо и тот­час от­дал при­каз. Де­сято­го сы­на пас­ту­ха оде­ли в са­мые луч­шие одеж­ды, и он стал ещё кра­сивее, чем был. Семь дней и семь но­чей дли­лась свадь­ба.

Прош­ло ещё нес­коль­ко дней, и вер­нулся па­дишах.

— Вы­пол­нил мой при­каз? — спра­шива­ет он.

— Всё сде­лал, как на­до, мой гос­по­дин, та­кую свадь­бу сыг­ра­ли, ка­кой ещё ник­то ни­ког­да не ви­дел.

— Ка­кую ещё свадь­бу?

— Ту, о ко­торой в пись­ме го­вори­лось. Юно­шу, при­нёс­ше­го пись­мо, я же­нил на тво­ей до­чери.

Пок­раснел па­дишах от гне­ва, но де­лать не­чего. По­нял он, что кто-то пись­мо его под­ме­нил и от­ны­не де­сятый сын пас­ту­ха — муж его единс­твен­ной до­чери. «Ис­полни­лось то, что муд­ре­цы пред­ска­зыва­ли, — по­думал па­дишах. — Вид­но, че­му быть, то­го не ми­новать».

Вот так юно­ша, ко­торо­му уг­ро­жала смерть, из­бе­жал её и на­шёл своё счастье.