Кто в чем грешен?

Поб­ра­тались волк, ли­са и вер­блюд. Как-то го­лод­ный волк шеп­нул ли­се на ухо:

— Ты хит­ра на вы­дум­ки, при­думай, как нам прид­рать­ся и вер­блю­ду и съ­есть его.

Соб­ра­лись зве­ри вмес­те. Ли­са ска­зала:

— Се­год­ня мы все дол­жны по­ка­ять­ся в сво­их гре­хах. Волк, ты пер­вый приз­най­ся чис­то­сер­дечно, ка­кие гре­хи ты со­вер­шил в жиз­ни?

— Ох, и мно­го бы­ло гре­хов у ме­ня, друзья. Пом­ню, кресть­яне, за­видев ме­ня, уво­дили во­лов, а плу­ги с при­вязан­ны­ми рем­ня­ми ос­тавля­ли на паш­не. И я от злос­ти рем­ни раз­гры­зал в клочья.

— Э, волк; ты пос­ту­пал так не по сво­ей во­ле, го­лод тол­кал те­бя на это.

— Ну а ты, ли­са, ка­кой грех со­вер­ши­ла в сво­ей жиз­ни?.

— Эх, волк, есть грех, есть. Съ­ем, бы­вало, од­ну ов­цу, вто­рую ос­тавлю. Это и есть мой грех.

— Да что ты, сес­три­ца, раз­ве это грех? Го­лод и не то еще зас­та­вит сде­лать.

Нас­тал че­ред вер­блю­да.

— Ей-бо­гу, я в сво­ей жиз­ни не со­вер­шил ни од­но­го гре­ха: толь­ко и де­лал, что ел ко­люч­ки.

— Ага, ― вос­клик­нул волк, ― твой грех тя­желее на­ших. Ты ел божьи ко­люч­ки и за это бу­дешь на­казан, мы съ­едим те­бя.

— Хо­рошо, ― сог­ла­сил­ся вер­блюд, ― толь­ко у ме­ня в ступ­не гвоздь тор­чит. Волк, ты вы­дер­ни его, что­бы он не по­пал те­бе меж зу­бов, а ты, ли­са, дер­жи мою но­гу, что­бы вол­ку лег­че бы­ло гвоздь та­щить.

Толь­ко волк наг­нулся к но­ге вер­блю­да, тот так ляг­нул его, что волк сра­зу ос­леп на оба гла­за. Уви­дела ли­са, как вер­блюд рас­пра­вил­ся с вол­ком, ее и след прос­тыл.