Куцая обманщица

Как-то выш­ла ли­са на охо­ту, уви­дели ее со­баки, пог­на­лись за ней. Еле-еле унес­ла ли­са но­ги, а хвост свой ос­та­вила в со­бачь­их зу­бах. С то­го вре­мени ста­ла она ко­рот­кохвос­той, но от это­го нис­коль­ко не стра­дала.

Осень бы­ла в раз­га­ре, выш­ла ли­са на до­рогу ― ни со­бак, ни лю­дей. Рас­тя­нулась она на зем­ле, ста­ла ждать. Про­лежа­ла не­дол­го, смот­рит ― едет по до­роге свадь­ба. До­еха­ли всад­ни­ки до ку­цей ли­сонь­ки. Она да­лась им в ру­ки. Ду­мали, ду­мали лю­ди, что с ней де­лать, и ре­шили от­дать не­вес­те. Уви­дела не­вес­та ли­су, сна­чала ис­пу­галась, по­том прис­мотре­лась, ви­дит ― жи­вот­ное нез­лое. Ста­ла гладпть ее с го­ловы до хвос­та. Сня­ла фа­ту, на­дела на го­лову ку­цей, сня­ла с шеи ук­ра­шения, на­дела на лисью шею. Брас­ле­ты на­дела на ее ла­пы, серь­ги вде­ла в уши. Всю свою одеж­ду на ли­су на­дела и в обувь свою обу­ла. Од­ним сло­вом, ста­ла ли­са не­вес­той.

По­ка де­вуш­ка на­ряжа­ла ли­су, до­еха­ли всад­ни­ки до де­рев­ни. Чем бли­же подъ­ез­жа­ли, тем гром­че был лай со­бак. Ус­лы­хала ку­цая со­бачий лай, спрыг­ну­ла на зем­лю, и толь­ко ее и ви­дели. Пог­на­лись всад­ни­ки за нею, да ли­сы и след прос­тыл. Вер­ну­лись, про­дол­жи­ли свой путь. А мы вер­немся к ли­се, пос­мотрим, что она де­ла­ет.

Ли­са от­ды­шалась и ра­ду­ет­ся:

— И на этот раз выр­ва­лась я из рук лю­дей, ос­та­лась жи­ва и нев­ре­дима.

Идет ку­цая по ле­су, по­ет, са­ма с со­бой раз­го­вари­ва­ет. Ви­дит ― волк прис­ло­нил­ся к боль­шо­му кам­ню и дро­жит весь от хо­лода. Уви­дал ли­су, по­дивил­ся ее на­ряду, до­рогу ей прег­ра­дил:

— Э, ли­сич­ка, от­ку­да у те­бя эти одеж­ды и ук­ра­шении из зо­лота и се­реб­ра?

— Вай, да не раз­ру­шит­ся твой дом, волк. И это ты у ме­ня спра­шива­ешь? Ес­ли хо­чешь, я и те­бе дос­та­ну.

— Сес­три­ца, я по­гибаю от хо­лода, по­моги мне.

— Ну, раз ты так про­сишь, я по­могу те­бе. Толь­ко те­бе при­дет­ся ли­шить­ся хвос­та. Все рав­но от не­го ни­какой поль­зы, тя­жесть од­на. Пос­мотри на ме­ня, вот уже год, как я об­ме­няла свой хвост на эти ук­ра­шения и одеж­ды. Ви­дишь, ни­чего не по­теря­ла!

— Сес­трич­ка ли­сич­ка, я на все сог­ла­сен. Как ска­жешь, так и сде­лаю.

— Ну, при­ходи ве­чер­ком ко мне. Я рас­ска­жу те­бе, что нуж­но де­лать.

Нас­ту­пил ве­чер, по­дул хо­лод­ный осен­ний ве­тер, по­шел мел­кий снег. В это вре­мя и доб­рался волк до до­ма ли­сы, пос­ту­чал.

— Волк, это ты? ― спро­сила ли­са.

— Да.

— Ну, тог­да пош­ли. Все, что я ска­жу, ты дол­жен ис­полпить в точ­ности.

— Хо­рошо, ― от­ве­тил волк, ― пусть бу­дет по-тво­ему.

Пош­ли они, ли­са впе­реди, волк сза­ди. Дош­ли до за­мер­зшей ре­ки. Из-по­до ль­да еле во­да вид­не­лась. Раз­би­ла ли­са кам­нем лед и ве­лела вол­ку опус­тить хвост в про­рубь. И на­казы­ва­ет:

— Смот­ри, как бы те­бе хо­лод­но ни бы­ло, хвос­том не дер­гай. Ког­да при­несут те­бе на­ряды и ук­ра­шения, тог­да и вста­нешь. Хвост твой сам со­бою от­ва­лит­ся, и ты спо­кой­но вер­нешь­ся до­мой.

Ска­зала так и убе­жала.

Опус­тил волк хвост в про­рубь и стал ждать, ког­да ему при­несут на­ряды и ук­ра­шения. Прош­ла ночь, нев­терпеж ста­ло вол­ку от хо­лода, смот­рит он на­лево, нап­ра­во, не не­сут ли одеж­ды. Прош­ло еще ка­кое-то вре­мя. Не вы­дер­жал волк, соб­рался встать, да ку­да там. При­мерз хвост ко ль­ду.

Так и приш­лось вол­ку прос­тить­ся с жизнью. При­бежа­ла ку­цая на ре­ку, пос­мотре­ла на за­мер­зше­го вол­ка, толь­ко ус­мехну­лась в усы.