Лиса и еж

Встре­тились од­нажды ли­сица и еж. Ли­са го­ворит:

― Бра­тец еж, ты ла­за­ешь под чу­жие до­ма, пи­та­ешь­ся чем по­пало, жи­вешь впро­голодь, а я ус­тра­иваю но­ру на хол­ме, пи­та­юсь объ­ед­ка­ми и то­же жи­ву впро­голодь. Да­вай поб­ра­та­ем­ся и по­селим­ся вон на том хол­ме: там есть ви­ног­рад, ин­жир, яб­ло­ни и род­ни­ковая во­да, что нам про­падать здесь в этой гря­зи.

Поб­ра­тались они и по­лез­ли на холм. Доб­ра­лись до ви­ног­радни­ков, ли­са и го­ворит:

— Бра­тец еж, схо­ди-ка за ви­ног­ра­дом, по­есть по­ра.

— Что ты, сес­трич­ка ли­са! Я же так мал, да и мно­го ли мне на­до, съ­ем нес­коль­ко ви­ног­ра­дин и сыт, а ты од­ной гроздью не на­ешь­ся, не при­нес­ти мне для те­бя. Схо­ди луч­ше ты: и са­ма вдо­воль на­ешь­ся, и мне при­несешь.

— Ви­дит бог, ты прав, ― от­ве­тила ли­са и нап­ра­вилась к ви­ног­радни­ку.

Тут еж вдруг ок­ликнул:

— Сес­трич­ка ли­са!

Ли­са не­доволь­но обер­ну­лась:

— Бра­тец еж, к доб­ру ли ты ме­ня зо­вешь?

— Сес­три­ца, вок­руг мно­го кап­ка­нов, ска­жи, сколь­ко ты зна­ешь уло­вок, что­бы их из­бе­жать? Будь ос­то­рож­на, ма­ло ли, уго­дишь в кап­кан, при­дет­ся сво­ими улов­ка­ми вос­поль­зо­вать­ся.

— Ну, я знаю сто уло­вок! А ты, бра­тец еж, сколь­ко их зна­ешь?

— Толь­ко три.

Ли­сица уш­ла. Заб­ра­лась она в ви­ног­радник и толь­ко по­тяну­лась за спе­лой гроздью, ви­сящей над са­мой зем­лей, как ла­па ее по­пала в кап­кан. Кап­кан ― хлоп! За­виз­жа­ла ли­са, еж ус­лы­шал, по­бежал на крик:

— Сес­три­ца, что слу­чилось?

— Иди ско­рей сю­да, я в кап­ка­не.

Еж при­бежал, за­пыхал­ся:

― Сес­три­ца, ну где же твои улов­ки, вспом­ни хо­тя бы од­ну, спа­сай­ся!

— Ах, бра­тец, ви­дит бог, от стра­ха и бо­ли мне ни од­ной не вспом­нить. Я в бе­де, вы­ручай.

— При­дет­ся мне, сес­три­ца, ска­зать те­бе од­ну из мо­их трех уло­вок, а две се­бе ос­та­вить, ма­ло ли что мо­жет слу­чить­ся. Ког­да при­дет хо­зя­ин, ты, сес­три­ца, зу­бы ос­каль, при­кинь­ся мер­твой. Хо­зя­ин уви­дит дох­лую ли­су, уда­рит те­бя ра­зок ло­патой по го­лове, за­метит ос­ка­лен­ные зу­бы, вы­тащит те­бя из кап­ка­на и от­швыр­нет в сто­рону. А ты тог­да вста­вай и бе­ги.

Ска­зал так еж и ушел.

На дру­гой ут­ро при­шел в ви­ног­радник хо­зя­ин, уви­дел дох­лую ли­су, ска­зал:

— Ах ты не­год­ни­ца, око­лела в кап­ка­не. ― Вы­тащил ли­су из кап­ка­на и швыр­нул в сто­рону. Ли­са тут же вско­чила и убе­жала.

Кресть­янин ах­нул:

— На­до же, как об­ма­нула ме­ня, ей-бо­гу, она же бы­ла мер­твая!

При­бежа­ла ли­са к ежу. Еж об­ра­довал­ся:

— Как хо­рошо, что ты вер­ну­лась. Зна­ешь, не сто­ит нам здесь ос­та­вать­ся, кап­ка­нов мно­го, пой­дем луч­ше в бо­лее бе­зопас­ное мес­то.

Приш­ли они к дру­гому ви­ног­ра­дин­ку. Еж и го­ворит:

— Сес­три­ца, мне ведь хва­тит и де­сят­ка ягод, а на твою до­лю мне не при­нес­ти, иди по­ешь са­ма и мне при­неси нем­но­го.

Пош­ла ли­са, а еж кри­чит ей вдо­гон­ку:

— Смот­ри, будь ос­то­рож­на, бе­регись кап­ка­на!

Прош­ло нем­но­го вре­мени, и вдруг раз­дался крик ли­сы. Еж прим­чался на крик, спро­сил:

― Сес­три­ца, что слу­чилось?

— Ах, брат еж, я опять уго­дила в кап­кан.

— Эх ты, без­домная, ― взды­ха­ет еж. ― Жаль мне рас­кры­вать свои улов­ки. Где же твоя-то сот­ня уло­вок? Да­вай ис­поль­зуй хоть од­ну!

— Бра­тец ежик, по­моги. Ни­как не мо­гу сей­час ни од­ной вспом­нить, все вы­лете­ло из го­ловы.

— Ну, слу­шай ме­ня вни­матель­но. В этой де­рев­не у од­но­го аги есть руч­ная ли­са, он при­ручил ее еще де­тены­шем. По де­рев­не она хо­дит сво­бод­но. Ког­да хо­зя­ин ви­ног­радни­ка уви­дит те­бя в кап­ка­не и по­дой­дет к те­бе, ты при­лас­кай­ся к не­му, по­ложи го­лову к не­му на ко­лени. Он по­дума­ет, что ты ― ли­са то­го аги, и ос­то­рож­но выс­во­бодит те­бя из кап­ка­на, мо­жет, еще и ла­пу пе­ревя­жет. Толь­ко он от­пустит те­бя, ты и бе­ги.

Ут­ром при­шел хо­зя­ин ви­ног­радни­ка, уви­дел ли­сицу в кап­ка­не:

— Ах ты без­домная! По­палась? Сей­час я с то­бой рас­прав­люсь.

По­дошел он к кап­ка­ну, а ли­са ста­ла лас­кать­ся к не­му.

— Вах, да это же ли­са на­шего аги! Пло­хи мои де­ла.

Выс­во­бодил он ли­су из кап­ка­на, пе­ревя­зал ей ла­пу, пог­ла­дил по спи­не и от­пустил:

— Ну, бе­ги, нес­час­тная! И на­до же те­бе бы­ло по­пасть в мой кап­кан, хло­пот мне на­дела­ла. Ага уви­дит твою ра­ну, зав­тра же сю­да явит­ся.

А ли­са тем вре­менем шмыг ― и убе­жала.

— Вот те на, ну и бе­жит, ― изу­мил­ся хо­зя­ин.

Опять при­бежа­ла ли­са к ежу.

— Ви­дит бог, ―го­ворит еж, ― и здесь нам нет по­коя, пой­дем в дру­гой ви­ног­радник.

Приш­ли на но­вое мес­то. Те­перь ли­са по­сыла­ет ежа за ви­ног­ра­дом:

— Бра­тец ежик, два ра­за я по­пада­ла в кап­кан. Иди ты по­ешь и мне при­неси.

По­шел еж за ви­ног­ра­дом и то­же уго­дил в кап­кан. Стал он звать ли­су:

— Сес­три­ца!

Ли­са спо­кой­но по­дош­ла к не­му:

— Что слу­чилось, бра­тец?

— Я в кап­ка­не, вы­ручай. Ска­жи мне од­ну из ста сво­их уло­вок.

Ли­са от­ве­ча­ет:

— Ей-бо­гу, не ска­жу я те­бе ни од­ной из них. При­дет зав­тра кресть­янин и убь­ет те­бя. А я пой­ду в дру­гой ви­ног­радник, где нет кап­ка­нов, и там каж­дый день бу­ду есть вдо­воль ви­ног­ра­да.

— Пос­той, сес­три­ца, мы ― поб­ра­тимы, я дваж­ды спа­сал те­бя.

— Ну в что ж! А те­перь мне нет до те­бя ни­како­го де­ла! Про­щай!

— Сес­три­ца! ― поз­вал ее сно­ва еж. ― Иди-ка сю­да, я ска­жу те­бе свою пос­леднюю улов­ку, ма­ло ли, мо­жет, при­годит­ся.

Ли­са по­дош­ла к ежу:

— Ну, го­вори.

— Нет, ты по­дой­ди поб­ли­же, я шеп­ну ее те­бе на ухо.

Наг­ну­лась ли­са к ежу, а он как вце­пит­ся зу­бами ей в ухо!

За­вере­щала ли­са:

— Вай, от­пусти, боль­но! Сей­час я ска­жу те­бе од­ну из сво­их уло­вок, спа­су те­бя.

— Нет, ― от­ве­тил еж. ― Два ра­за я спас твою жизнь, а третья улов­ка для ме­ня. Вот при­дет хо­зя­ин, уви­дит твое ухо у ме­ня в зу­бах и ме­ня в кап­ка­не, об­ра­ду­ет­ся, те­бя убь­ет, а ме­ня ос­во­бодит.

Ли­са ску­лила, про­сила ежа от­пустить ее, обе­щала быть вер­ной. Но еж ей не по­верил. Ког­да при­шел хо­зя­ин и уви­дел ли­су и ежа, он вос­клик­нул:

— Вах, этот нес­час­тный пой­мал ли­су, да и сам уго­дил в кап­кан.

По­том прис­мотрел­ся, раз­гля­дел, что еж нак­репко вце­пил­ся в лисье ухо. Он убил ли­су и ос­во­бодил ежа. Кресть­янин пе­ревя­зал ему но­гу, уло­жил в те­ни под ви­ног­радник и ска­зал:

— Жи­ви здесь, ешь сколь­ко хо­чешь, у ме­ня от это­го не убу­дет.