Лисица и вьюк винограда

Од­на ли­сица бы­ла веч­но го­лод­на, ски­талась где по­пало, и вот доб­ра­лась она до од­ной де­рев­ни. Уви­дела в яме ту­шу, об­ра­дова­лась:

— Ей-бо­гу, наш­ла я свою до­лю, за­берусь-ка в яму и по­ем вдо­воль, а там бу­дет вид­но.

Прыг­ну­ла она в яму и си­дела там, по­ка мя­со бы­ло, на­еда­лась до­сыта. Ког­да за­хоте­ла выб­рать­ся, ни­как не смог­ла сде­лать это. За­горе­вала она и взмо­лилась:

— О бо­же, по­моги мне выб­рать­ся от­сю­да, обе­щаю те­бе раз­дать де­тям вь­юк ви­ног­ра­да.

И тут вдруг по­рыв вет­ра вы­нес ли­су из ямы. По­бежа­ла она ку­да гла­за гля­дят и выш­ла вро­де как на до­рогу меж­ду Ка­мыш­лу и Ни­себи­ном. По этой до­роге кресть­яне во­зили в го­род ви­ног­рад, изюм, яч­мень, пше­ницу. При­та­илась ли­са за кус­том, ждет. По­том ви­дит ― идет кресть­янин, шап­ка на­бек­рень, го­нит ос­ла с вь­юком ви­ног­ра­да и во весь го­лос пес­ню по­ет.

— Ей-бо­гу, это мой вь­юк с ви­ног­ра­дом идет, ― об­ра­дова­лась ли­са.

За­бежа­ла она на двес­ти ша­гов впе­ред, бро­силась на зем­лю, вы­тяну­лась и при­кину­лась мер­твой. Приб­ли­зил­ся к ней кресть­янин, вос­клик­нул:

— Ого, и че­го это она тут сдох­ла?

Пе­ревер­нул он ее ― дох­лая, но­гой тол­кнул ― не ше­лох­нется. По­думал он: «Вот те на, ни ра­ны у нее, ни ца­рапин­ки. Ко­неч­но, у нас я бы про­дал шку­ру за пол­тинник… жаль, что осел мой навь­ючен, не мо­гу же я бро­сить все и за­нять­ся шку­рой. Бу­ду счи­тать, что ни­чего не ви­дел». И пог­нал даль­ше сво­его ос­ла. А ли­са тем вре­менем вско­чила, за­бежа­ла впе­ред и опить лег­ла на до­рогу, при­кину­лась мер­твой. По­дошел кресть­янин:

— Вай, что это они все, от­ра­вились, что ли? Од­на сдох­ла, дру­гая сдох­ла.

Хлоп­нул он ла­доня­ми по ко­леням:

— Ох и глу­пец же я, сод­рал бы я с той ли­сы шку­ру, а по­том с этой, и вы­ручил бы за них по­лови­ну то­го, что вы­ручил бы за мой вь­юк, ― сок­ру­ша­ет­ся он. ― Но что де­лать, не взял ту, не тро­ну и эту.

И пог­нал он сво­его ос­ла даль­ше.

Ли­са в тре­тий раз обог­на­ла его и при­кину­лась мер­твой. По­дошел кресть­янин к мер­твой ли­се:

— И эта по­дох­ла.

И ре­шил: «Схо­жу-ка я за те­ми дву­мя и вер­нусь сю­да за треть­ей ли­сой. Три лисьи шку­ры бу­дут сто­ить до­роже, чем весь этот вь­юк ви­ног­ра­да».

Ос­та­вил он ос­ла и по­бежал за пер­вой ли­сой. Толь­ко он ушел, ли­са вско­чила, раз­вя­зала вь­юк и раз­бро­сала ви­ног­рад по до­роге, встрях­ну­ла пус­той ме­шок и ки­нула его, а са­ма, до­воль­ная, убе­жала в кус­ты.

А кресть­янин по­бежал к то­му мес­ту, где ле­жала ли­са, смот­рит ― ее нет. Уди­вил­ся: «Как же так, здесь она ле­жала. Мо­жет быть, дру­гой кто ус­пел ее по­доб­рать?»

По­шел ту­да, где ви­дел пер­вую дох­лую ли­су. И там ни­чего нет на до­роге.

— Что за чу­до? ― вос­клик­нул он в изум­ле­нии. ― Не сон же это, я ее тут ви­дел!

Пос­пе­шил расс­тро­ен­ный кресть­янин к сво­ему ос­лу: «На­до ско­рей гнать его даль­ше, по­ка он не раз­легся на зем­ле, по­том ведь его не под­ни­мешь». При­шел он и что же ви­дит? Осел спо­кой­но па­сет­ся, а весь ви­ног­рад раз­бро­сан по до­роге.

На пле­че у кресть­яни­на бы­ла су­ма с хле­бом, стал он под­би­рать ви­ног­рад и класть в су­му. На­пол­нял он ее и от­пра­вил­ся со сво­им ос­лом в бли­жай­шую де­рев­ню. За­шел там к при­яте­лю, пос­ту­чал. Вы­шел хо­зя­ин на по­рог:

— Са­лам, дру­жище, с доб­ром ли, от­ку­да идешь? И осел твой без гру­за.

— О, это длин­ная ис­то­рия, при­сядем, рас­ска­жу, ― от­ве­тил кресть­янин.

Снял он су­му с ви­ног­ра­дом, при­сел и на­чал свой рас­сказ:

— Гнал я ос­ла с вь­юком ви­ног­ра­да. По до­роге од­на и та же ли­сица триж­ды при­киды­валась мер­твой. В пер­вый и во вто­рой раз мне бы­ло лень во­зить­ся со шкур­ка­ми дох­лых ли­сиц, да и осел мой был с гру­зом. Но ког­да я уви­дел третью дох­лую ли­су, я ре­шил вер­нуть­ся и по­доб­рать пер­вых двух. По­шел на то мес­то, а их и след прос­тыл. Вер­нулся я с пус­ты­ми ру­ками к сво­ему ос­лу, а тут весь мой ви­ног­рад раз­бро­сан по зем­ле и пос­ледней ли­сы то­же нет. Пусть ре­бятиш­ки со­берут ос­тавший­ся там ви­ног­рад.

Так за­кон­чил кресть­янин свой рас­сказ.

Да при­дет­ся те­бе по ду­ше моя сказ­ка.