Мах­муд-охот­ник, Оз­ман-бо­гатырь и Асад-во­итель

Ког­да-то в Му́ше пра­вил ага́, по име­ни Ав­да́л. Под его властью бы­ло со­рок ты­сяч до­мов; в слу­чае нуж­ды он мог выс­та­вить вой­ско в во­сем­надцать ты­сяч во­инов. У Ав­дал-аги бы­ло семь сы­новей: Рос­та́м-ага, Ба­лу́л-ага, Ав­ди́-ага, Сал­ма́н-ага, Мах­му́д-охот­ник, Оз­ма́н-бо­гатырь и Аса́д-во­итель. Рос­там-ага, Ба­лул-ага, Ав­ди-ага и Сал­ман-ага бы­ли сы­новь­ями от пер­вой его же­ны, ко­торая про­ис­хо­дила из бо­гато­го, знат­но­го ро­да. Ма­терью Мах­му­да-охот­ни­ка, Оз­ма­на-бо­гаты­ря и Аса­да-во­ите­ля бы­ла вто­рая же­на Ав­да­ла — жен­щи­на нез­натно­го ро­да.

Кро­ме се­ми сы­новей, у Ав­да­ла рос­ла дочь, зва­ли её Мер­де́. Бы­ла она кра­сави­цей, ка­ких ма­ло на све­те. Ру­ки бе­лые, слов­но снег, щё­ки ру­мяные, слов­но рай­ское яб­ло­ко, ко­сы до са­мой зем­ли. Ког­да приш­ла по­ра вы­давать её за­муж, мно­гие юно­ши из раз­ных кон­цов стра­ны ста­ли к ней сва­тать­ся, но Ав­дал-ага ни за ко­го из них не хо­тел вы­дать дочь свою. Он го­ворил, что не вы­даст дочь ни за ко­го из сво­их под­данных.

Про­шёл год, прош­ло два го­да. Азиз-ага, ко­торый то­же сва­тал­ся к Мер­де и по­лучил от­каз, скло­нил на свою сто­рону со­седей и родс­твен­ни­ков и пе­рес­тал пла­тить дань Ав­дал-аге. Каз­на Ав­дал-аги ос­ку­дела.

Ав­дал-ага соб­рал сы­новей и ска­зал им:

— Де­ти мои, вы ви­дите, что моя каз­на ос­ку­дела. Дочь моя в том не ви­нова­та, ви­новат я сам, что не хо­тел вы­дать её за­муж за мо­его под­данно­го. Ска­жите мне, что я дол­жен сде­лать. Мо­жет быть, ум мой уже ос­ла­бел? Я хо­чу ус­лы­шать ваш со­вет.

Че­тыре стар­ших сы­на сог­ла­сились с от­цом и ска­зали, что они то­же не хо­тят, что­бы их сес­тра ста­ла же­ной ко­го-ни­будь из под­данных от­ца.

А три млад­ших сы­на ска­зали:

— Отец, пло­хо ты де­ла­ешь, что ищешь толь­ко са­мого знат­но­го же­ниха для на­шей сес­тры. Пусть же­них бу­дет че­лове­ком хо­рошим, а знат­ный он или нет — не са­мое глав­ное.

Раз­гне­вали Ав­дал-агу эти сло­ва, и прог­нал он трёх млад­ших сы­новей сво­их из до­му. Мах­муд-охот­ник, Оз­ман-бо­гатырь и Асад-во­итель ска­зали от­цу:

— Отец, нап­расно ты нас про­гоня­ешь, в нес­частье мы при­годим­ся те­бе.

Се­ли они на ко­ней и у­еха­ли. Еха­ли день или два, не­из­вес­тно, и до­еха­ли до мес­та, от­ку­да до­рога рас­хо­дилась в три сто­роны. И ре­шили они так: пусть каж­дый от­пра­вит­ся по од­ной из этих до­рог. Ког­да прой­дут три го­да, они опять встре­тят­ся на этом же мес­те и уз­на­ют, что ста­ло с их от­цом и брать­ями. Мах­муд от­пра­вил­ся по пра­вой до­роге, Асад — по ле­вой, а Оз­ман по­ехал по сред­ней до­роге…

Во все кон­цы го­сударс­тва раз­неслась весть, что Ав­дал-ага не хо­чет от­дать дочь ни за ко­го из под­данных и что он прог­нал из до­му трёх сы­новей. Стра­на бы­ла не­доволь­на Ав­дал-агой. Меж­ду тем Азиз-ага, ко­торый сва­тал­ся к Мер­де, соз­вал со­вет и ре­шил ид­ти вой­ной на Ав­дал-агу. Соб­рал он вой­ско и из­вестил Ав­дал-агу, что­бы он при­гото­вил­ся к сра­жению. Ус­лы­шав это, Ав­дал-ага ра­зос­лал гон­цов во все се­ления и при­нял­ся со­зывать вой­ско, но ма­ло кто отоз­вался на его зов. Соб­рал он толь­ко две ты­сячи всад­ни­ков и вы­шел с ни­ми в по­ход.

А у Азиз-аги бы­ло двад­цать ты­сяч во­инов. Всту­пил он с ни­ми на Муш­скую рав­ни­ну. Здесь и встре­тились оба вой­ска. Ав­дал-ага ехал на сво­ём чис­токров­ном ска­куне, с длин­ным копь­ём в ру­ке, с ме­чом в нож­нах, со щи­том за спи­ной. Азиз-ага уви­дел Ав­дал-агу в пол­ном сна­ряже­нии и спел та­кую пес­ню:

Эй ты, без­божный Ав­дал-ага!
Се­год­ня ме­чи уда­рят­ся о щи­ты,
Отом­щу я Ав­да­лу за ос­кор­бле­ние.
Зем­ля пок­ры­та мяг­кой тра­вой,
Всад­ни­ки бит­вы ждут.
Кто вы­шибет Ав­дал-агу из сед­ла,
По­лучит в наг­ра­ду ты­сячу ба­ранов,
О бла­город­ные со­седи мои!
Дож­дём стрел осы­пай­те вра­гов,
Но по­щади­те Мер­де-ха­тун,
Па­дите ниц пе­ред ней!

Ед­ва Азиз-ага кон­чил свою пес­ню, оба вой­ска ри­нулись друг на дру­га. Сра­жались с ут­ра до ве­чера, а ве­чером ра­зош­лись. Сос­чи­тали во­инов, и ока­залось, что у Азиз-аги уби­тых и ра­неных ты­сяча и у Ав­дал-аги то­же ты­сяча. Но в бит­ве па­ли и че­тыре его стар­ших сы­на. Уз­нав об этом, Ав­дал-ага зап­ла­кал. Его дочь Мер­де от­ре­зала свои ко­сы в знак скор­би и спе­ла та­кую пес­ню:

Муш­ская до­лина — по­ле ши­рокое!
На те­бе па­сут­ся ов­цы и ко­зы,
Мир­ные лю­ди па­сут ста­да,
А се­год­ня смерть по­доб­но по­жару
Опус­то­шила дом Ав­дал-аги…
Да не ос­та­нусь и я в жи­вых!
О Муш ра­зорён­ный,
Да раз­не­сёт­ся плач по тво­ей зем­ле!
Без­божный Азиз-ага убил че­тырёх мо­их брать­ев…
Дру­гие братья ми­лые, где вы?
Ку­да вы уш­ли, до­рогие братья?
При­дите, по­моги­те, вся на­деж­да на вас!

Вой­ско Ав­дал-аги рас­се­ялось. Ночью с же­ной и до­черью он бе­жал в со­сед­нее го­сударс­тво. Пос­ту­пил там к од­но­му знат­но­му че­лове­ку в пас­ту­хи, же­на и дочь слу­жан­ка­ми ста­ли. А вра­ги по­дели­ли меж­ду со­бой все их бо­гатс­тва.

Те­перь вер­нёмся к Мах­му­ду-охот­ни­ку и пос­мотрим, что с ним слу­чилось.

Мах­муд ехал день и ночь, при­был на­конец в нез­на­комый го­род и ос­та­новил­ся у од­ной вдо­вы. Она его на­кор­ми­ла, а он спро­сил:

— Мать моя, у те­бя есть де­ти?

Она от­ве­тила, что нет. Тог­да Мах­муд ска­зал:

— Я си­рота, нет у ме­ня ни от­ца, ни брать­ев, при­юти ме­ня, бу­ду те­бе вер­ным сы­ном.

Доб­рая вдо­ва сог­ла­силась и при­юти­ла его. Мах­муд хо­дил на охо­ту, про­давал дичь и этим кор­мил се­бя и ста­руш­ку. Од­нажды он уви­дел, что по се­лени­ям со­бира­ют вой­ско. Мах­муд спро­сил у вдо­вы, для че­го со­бира­ют во­инов. Вдо­ва от­ве­тила, что у их па­диша­ха бы­ла дочь, по име­ни Тел­ли́-Ни­га́р. Чёр­ный див по­хитил её и увёз в Си­нюю кре­пость. С тех пор каж­дый год царь со­бира­ет вой­ско и про­бу­ет ос­во­бодить ца­рев­ну, но не мо­жет.

Мах­муд ска­зал:

— Мать, сту­пай зав­тра к ца­рю и ска­жи ему, что я бе­русь убить ди­ва и ос­во­бодить ца­рев­ну, ес­ли царь обе­ща­ет от­дать её мне в жё­ны.

Ста­руш­ка пош­ла к ца­рю, пе­реда­ла ему сло­ва Мах­му­да. Царь сра­зу поз­вал к се­бе Мах­му­да и спро­сил:

— Юно­ша, это прав­да, что ты бе­рёшь­ся ос­во­бодить мою дочь?

— Бе­русь, ес­ли ты вы­дашь её за ме­ня, — от­ве­тил Мах­муд.

Царь дал клят­ву, что вы­даст дочь свою за не­го за­муж.

Мах­муд при­шёл до­мой, во­ору­жил­ся, сел на ко­ня и от­пра­вил­ся на бой с ди­вом. А див как раз воз­вра­тил­ся с охо­ты. За­метил он во­ору­жён­но­го всад­ни­ка у во­рот Си­ней кре­пос­ти и зак­ри­чал:

— Эй ты, нес­час­тный, сколь­ко раз боль­шие вой­ска вы­ходи­ли про­тив ме­ня и не мог­ли по­бедить, что же ты один мо­жешь мне сде­лать? Уби­рай­ся от­сю­да, по­ка не поз­дно!

Мах­муд от­ве­чал:

— Ты до сих пор во­евал с маль­чиш­ка­ми, а не с муж­чи­нами.

Див схва­тил меч и щит, вско­чил на ко­ня и вы­ехал навс­тре­чу Мах­му­ду. Съ­еха­лись они и ста­ли бить­ся. Дол­го би­лись. Ни один не хо­тел от­сту­пить. И вот Мах­муд вых­ва­тил лук, пус­тил стре­лу и убил ди­ва. По­том он въ­ехал в Си­нюю кре­пость, отыс­кал здесь Тел­ли-Ни­гар и по­вёз её к ца­рю. Царь очень об­ра­довал­ся и вы­дал свою дочь за не­го за­муж. Семь дней и но­чей дли­лась их свадь­ба.

Съ­еха­лись они и ста­ли бить­ся.

А те­перь пос­мотрим, где Оз­ман-бо­гатырь.

Оз­ман ехал день и ночь и ос­та­новил­ся у род­ни­ка. Вок­руг рас­сти­лал­ся зе­лёный луг, усе­ян­ный цве­тами. Над лу­гом пор­ха­ли со­ловьи. Оз­ман слез с ко­ня, стре­ножил его и пус­тил пас­тись, а сам рас­по­ложил­ся у род­ни­ка, под чи­нарой. Умыл­ся он, на­пил­ся, от­дохнул, а по­том взял свой лук и по­шёл охо­тить­ся. Не­пода­лёку воз­вы­шались го­ры. На од­ной го­ре Оз­ман подс­тре­лил оле­ня, при­нёс его к ис­точни­ку, под­жа­рил и на­ел­ся до­сыта. За­тем лёг под де­рево и креп­ко зас­нул. Вдруг Оз­ма­на раз­бу­дил ка­кой-то шум. Он вско­чил и уви­дел: ди­кая кош­ка вце­пилась в боль­шую кра­сивую пти­цу; пти­ца хло­па­ет крыль­ями, ста­ра­ет­ся выр­вать­ся, но не мо­жет. Оз­ман схва­тил лук, вы­пус­тил стре­лу и убил ди­кую кош­ку. По­том по­дошёл к ней, раз­жал её ког­ти и ос­то­рож­но ос­во­бодил пти­цу. А пти­ца эта бы­ла вол­шебная. Она ска­зала Оз­ма­ну че­лове­чес­ким го­лосом:

— О храб­рый юно­ша, чем я мо­гу от­бла­года­рить те­бя за спа­сение?

Изум­лённый Оз­ман про­мол­вил в от­вет, что ему ни­чего не на­до. Тог­да пти­ца про­гово­рила:

— Бо­гатств, ко­торы­ми я мог­ла бы по­делить­ся с то­бой, у ме­ня нет. Выр­ви из мо­его кры­ла пе­ро. Ес­ли ты по­падёшь в бе­ду, по­ложи пе­ро в огонь, и я при­лечу к те­бе на по­мощь.

Оз­ман выр­вал из кры­ла пти­цы пе­ро, спря­тал его, по­том сел на ко­ня и по­ехал даль­ше. Ехал, ехал и опять луг уви­дел. Ре­шил он сно­ва ус­тро­ить при­вал. Но ед­ва слез с ко­ня сво­его, как за­метил впе­реди нез­на­комых всад­ни­ков. Они подъ­еха­ли к Оз­ма­ну и зак­ри­чали:

— О бе­зум­ный всад­ник, раз­ве ты не слы­хал, что да­же пти­ца, ле­та­ющая по воз­ду­ху, не сме­ет про­летать над этим лу­гом. Этот луг при­над­ле­жит Ас­лан-бе­ку.

Оз­ман объ­яс­нил им, что он чу­жес­тра­нец и не знал, чей это луг.

— От­пусти­те ме­ня, я у­еду от­сю­да! — поп­ро­сил Оз­ман. Но всад­ни­ки и слу­шать не хо­тели.

— Ты от нас не уй­дёшь, мы дос­та­вим те­бя к на­шему по­вели­телю!

По­нял Оз­ман, что ми­ром его не от­пустят, об­на­жил свой меч и ска­зал:

— Эй, слу­ги Ас­лан-бе­ка, вы ещё не слы­хали об Оз­ма­не-бо­гаты­ре! Я не пой­ду к ва­шему гос­по­дину, пусть он сам при­дёт и по­пыта­ет­ся взять ме­ня.

Всад­ни­ки хо­тели схва­тить Оз­ма­на, но Оз­ман на­летел на них и ми­гом об­ра­тил в бегс­тво. Всад­ни­ки прим­ча­лись к Ас­лан-бе­ку и рас­ска­зали ему о слу­чив­шемся. Ас­лан-бек силь­но прог­не­вал­ся, сел на ко­ня и по­ехал на луг. На лу­гу он уви­дел Оз­ма­на и спел та­кую пес­ню:

О при­шелец-бро­дяга без ро­ду и пле­мени,
Ты за­чем явил­ся сю­да?
Кри­вым ме­чом я сруб­лю те­бе го­лову,
Вы­ну копь­ём твоё сер­дце!
Знай: здесь во­ины храб­рее ль­вов.
Ник­то не ус­то­ит пе­ред ни­ми,
Всю­ду се­ют они ра­зоре­ние.
Я Ас­лан-бек, вла­детель неп­риступ­ной кре­пос­ти!
Ес­ли не хо­чешь му­читель­ной смер­ти,
По­целуй моё стре­мя, приз­най се­бя слу­гою мо­им!

Оз­ман на это от­ве­тил:

Это ты бро­дяга без ро­ду и пле­мени,
Ты ушёл от лю­дей и скрыл­ся в го­рах!
Те­бе от­ве­тит мой меч кри­вой.
Од­ним уда­ром я раз­рублю твой щит,
Пре­дам те­бя му­читель­ной смер­ти!

И оба всад­ни­ка на­лете­ли друг на дру­га. Ас­лан-бек уже за­мах­нулся ме­чом, но Оз­ман схва­тил его за ру­ку, выр­вал меч и вы­шиб Ас­лан-бе­ка из сед­ла. По­том спрыг­нул с ко­ня и свя­зал Ас­лан-бе­ку ру­ки и но­ги. Ас­лан-бек взмо­лил­ся:

— Не гу­би ме­ня, ты бу­дешь уп­равлять мо­ей кре­постью, а я со сво­ими слу­гами бу­ду слу­жить те­бе!

Оз­ман раз­вя­зал его, они се­ли на ко­ней и от­пра­вились в кре­пость. Оз­ман ос­тался в кре­пос­ти жить. Од­нажды Ас­лан-бек ска­зал Оз­ма­ну:

— На го­ре Ду­ма́не жи­вёт в кре­пос­ти крас­ный див. Он по­хитил Гу­али́, дочь вос­точно­го па­диша­ха. Че­тыре ра­за вос­точный царь с вой­ском хо­дил про­тив ди­ва, но не смог ос­во­бодить свою дочь. Я то­же с ним в по­ходе был, но див об­ра­тил нас в бегс­тво. Пой­дём ос­во­бодим дочь вос­точно­го па­диша­ха. Отец объ­явил, что вы­даст свою дочь за то­го, кто спа­сёт её от крас­но­го ди­ва.

Се­ли они на ко­ней и пус­ти­лись в путь. Че­рез де­сять дней дос­тигли го­ры Ду­мана и ос­та­нови­лись на лу­гу воз­ле кре­пос­ти. К ве­черу крас­ный див воз­вра­тил­ся с охо­ты и уви­дел всад­ни­ков. Под­ле­тел он к Оз­ма­ну и бро­сил свою бу­лаву. Но Оз­ман пой­мал её на ле­ту, по­том под­бе­жал к ди­ву и убил его с од­но­го уда­ра. Ас­лан-бек вос­клик­нул:

— О ал­лах, ка­кая си­ла у это­го юно­ши! Мы с двад­цатью ты­сяча­ми вой­ска не смог­ли по­бедить ди­ва, а он сва­лил его од­ним уда­ром!

От­дохну­ли они нес­коль­ко дней в кре­пос­ти, по­том взя­ли с со­бой де­вуш­ку Гу­али и пус­ти­лись в путь. При­были в го­род, в ко­тором жил отец де­вуш­ки. Па­дишах с ви­зиря­ми вы­шел навс­тре­чу, по­цело­вал Оз­ма­на в лоб. Вы­дал он свою дочь за Оз­ма­на за­муж и сыг­рал свадь­бу. Ас­лан-бе­ка царь сде­лал на­мес­тни­ком в од­ной из сво­их зе­мель, его во­инов объ­явил ха­нами, а Оз­ма­ну ус­ту­пил свой прес­тол…

А что ста­ло с треть­им из брать­ев — Аса­дом-во­ите­лем?

Рас­став­шись с Мах­му­дом и Оз­ма­ном, Асад ехал день и ночь и на­конец до­ехал до ка­кой-то кре­пос­ти. Юно­ша слез с ко­ня, при­вязал его на лу­гу, а сам от­пра­вил­ся охо­тить­ся. Подс­тре­лил ди­кого ба­рана, из­жа­рил его над кос­тром и на­ел­ся до­сыта. По­том по­дошёл к кре­пос­ти, ок­ру­жён­ной вы­сокой сте­ной, и сел у во­рот. Из кре­пос­ти вы­бежал во­ин и зак­ри­чал Аса­ду:

— О бе­зум­ный при­шелец, как ты ре­шил­ся сю­да при­ехать? В этой кре­пос­ти жи­вёт бе­лый див, он убь­ёт те­бя, ес­ли уви­дит!

Но Асад ос­тался си­деть у во­рот. Во­ин ушёл. Нем­но­го спус­тя воз­вра­тил­ся с охо­ты бе­лый див. Уви­дел он Аса­да и за­пус­тил в не­го бу­лаву. Но Асад пой­мал её на ле­ту, уда­рил ею ди­ва по го­лове и при­кон­чил на мес­те. За­тем он за­шёл в кре­пость, обо­шёл весь дво­рец, спус­тился в тем­ни­цу и уви­дел там де­вуш­ку ос­ле­питель­ной кра­соты. Асад спро­сил у неё:

— Де­вуш­ка, от­ку­да ты и как по­пала и кре­пость бе­лого ди­ва?

Де­вуш­ка ста­ла рас­ска­зывать:

— Во­семь лет я в пле­ну у бе­лого ди­ва. День и ночь лью слё­зы. Я дочь Зор-Али-ха­на, по­вели­теля вось­ми кре­пос­тей. Од­нажды я гу­ляла в са­ду и слу­шала пенье со­ловь­ёв. Вдруг чья-то ру­ка под­ня­ла ме­ня на воз­дух, и я с пе­репу­гу заж­му­рилась. А ког­да от­кры­ла гла­за, то уви­дела се­бя в этой кре­пос­ти. Я не сог­ла­силась стать же­ной бе­лого ди­ва, а он за­точил ме­ня в тем­ни­цу. О бла­город­ней­ший всад­ник, ты ме­ня спас от рабс­тва! Не будь те­бя, я бы ос­та­лась здесь до кон­ца сво­их дней и не уви­дела бы боль­ше ни от­ца сво­его, ни брать­ев.

Асад по­садил де­вуш­ку на ко­ня и от­пра­вил­ся с нею к Зор-Али-ха­ну. Зор-Али-хан вы­шел им навс­тре­чу. Дочь рас­ска­зала от­цу всё, как бы­ло. Али-хан по­цело­вал Аса­да в лоб и вы­дал за не­го за­муж свою дочь. Сыг­ра­ли они свадь­бу.

В тот день, ког­да ис­тёк тре­тий год с их рас­ста­вания, все братья съ­еха­лись у пе­рек­рёс­тка до­рог, где они ког­да-то про­щались. По­веда­ли братья друг дру­гу обо всём, что с ни­ми слу­чилось за эти три го­да, и все вмес­те дви­нулись в Муш. А ког­да при­еха­ли и уви­дели, что род­ной дом ра­зорён, силь­но за­горе­вали. Повс­тре­чали они Ра­шо, ста­рика пас­ту­ха, и ста­ли расс­пра­шивать, где их отец, мать, сес­тра и братья. Ра­шо рас­ска­зал, что пос­ле ухо­да трёх брать­ев Азиз-ага соб­рал вой­ско и по­шёл вой­ной на Ав­да­ла. Стар­шие братья — Рос­там, Ба­лул, Ав­ди и Сал­ман — по­гиб­ли в бою, а отец, мать и сес­тра бе­жали в со­сед­нюю стра­ну.

Выс­лу­шав это, братья во­ору­жились, на­пали на Азиз-агу, по­беди­ли его в бою и из­гна­ли из Му­ша. Мах­муд стал пра­вить стра­ной вмес­то от­ца, а Асад от­пра­вил­ся в со­сед­нюю стра­ну ра­зыс­ки­вать ро­дите­лей и сес­тру. Ез­дил, ез­дил и уз­нал, что его отец те­перь стал пас­ту­хом. От­пра­вил­ся он ве­чером к то­му че­лове­ку, у ко­торо­го слу­жил его отец. Это­го че­лове­ка зва­ли Мах­суд-бек. Он при­нял Аса­да, как по­доба­ет гос­тей при­нимать — угос­тил, дал от­дохнуть, а по­том спро­сил:

— До­рогой мой гость, от­ку­да ты при­шёл и с ка­кой целью?

Асад рас­ска­зал ему обо всём, что слу­чилось с его ро­дите­лями и брать­ями. Ког­да Мах­суд-бек уз­нал, что его пас­тух — это отец Аса­да, он пос­лал за ним сво­их слуг. При­вели ста­рика к Мах­су­ду. Асад уз­нал от­ца и бро­сил­ся его об­ни­мать. По­том при­вели мать и сес­тру, он их то­же сра­зу уз­нал. Отец и мать зап­ла­кали от ра­дос­ти и спро­сили:

— А где дру­гие твои братья — Мах­муд и Оз­ман? Асад рас­ска­зал им всё, что знал про Мах­му­да и Оз­ма­на. Ска­зал он, что Азиз-агу они прог­на­ли из Му­ша и те­перь мож­но воз­вра­щать­ся до­мой. Ста­ли со­бирать­ся в до­рогу. А Мах­суд-бек при­шёл к ним и го­ворит:

— Мой сын Га­сан жить не мо­жет без кра­сави­цы Мер­де. От­дай­те её за не­го за­муж.

Но Асад ска­зал, что те­перь он не мо­жет вы­дать сес­тру свою за Га­сан-бе­ка, по­тому что все бу­дут сме­ять­ся над ним и пов­то­рять: «Ав­дал-ага был пас­ту­хом у Мах­суд-бе­ка и в бла­годар­ность за эту ми­лость вы­дал свою дочь за его сы­на».

— Пус­кай Га­сан че­рез год при­едет в Муш, тог­да Мер­де ста­нет его же­ной, — за­кон­чил Асад.

И отец и мать сог­ла­сились с ним. Сог­ла­сил­ся на это и Мах­суд-бек. Прос­ти­лись они и рас­ста­лись. Ав­дал-ага с Аса­дом, же­ной и до­черью вер­ну­лись в Муш. Че­рез год ту­да при­был Мах­суд-бек со сво­им сы­ном. Кра­сави­цу Мер­де вы­дали за­муж за Га­сана.

А тем вре­менем сес­тра то­го ди­ва, ко­торо­го убил Оз­ман, уз­на­ла о ги­бели бра­та и пок­ля­лась отом­стить Оз­ма­ну. Днём и ночью ра­зыс­ки­вала она Оз­ма­на и всю­ду о нём расс­пра­шива­ла. И вот на­конец уз­на­ла сес­тра ди­ва, что Оз­ман на­ходит­ся в Му­ше и его сес­тру вы­да­ют за­муж. При­лете­ла она ночью, ра­зыс­ка­ла Оз­ма­на, раз­бу­дила его и ска­зала:

— Ты по­губил мо­его бра­та. За это я уне­су твою сес­тру и её же­ниха на го­ру Ду­ман. Ес­ли у те­бя хва­тит сме­лос­ти, при­ез­жай ту­да — мы по­меря­ем­ся си­лами. Толь­ко гля­ди не опоз­дай!

 

Мах­муд-охот­ник, Оз­ман-бо­гатырь и Асад-во­итель

— Ты по­губил мо­его бра­та. За это я уне­су твою сес­тру и её же­ниха на го­ру Ду­ман.

По­том схва­тила Мер­де и Га­сана и уле­тела. За­рыда­ли ро­дите­ли, ког­да уз­на­ли, что Мер­де и Га­сана унес­ла сес­тра страш­но­го ди­ва. Уби­вал­ся отец Га­сана:

— О бед­ная стра­на Муш, сколь­ко нес­частий здесь про­ис­хо­дит! О судь­ба, чем я про­винил­ся? Раз­ве я ви­новат, что братья не­вес­ты враж­ду­ют с ди­вами? Се­год­ня, в день свадь­бы мо­его сы­на, я ры­даю и пла­чу… За­чем я при­шёл в эту стра­ну? По­чему я ног не ли­шил­ся? Был у ме­ня единс­твен­ный сын, и то­го не ста­ло. За­чем те­перь жить? О го­ре, го­ре мне!..

Все пла­кали вмес­те с ним, а Оз­ман ска­зал:

— Сле­зами им те­перь не по­можешь. Я вы­ручу Мер­де и Га­сана!

Дос­тал Оз­ман пе­ро, ко­торое ему да­ла вол­шебная пти­ца, ког­да он её от ди­кой кош­ки спас, и бро­сил в огонь. Вол­шебная пти­ца при­лете­ла к не­му и спро­сила:

— Ка­кая бе­да прик­лю­чилась с то­бою, Оз­ман?

— Мою сес­тру и её же­ниха унес­ла на го­ру Ду­ман сес­тра лю­того ди­ва. Ес­ли я опоз­даю, она по­губит их. Не мо­жешь ты ме­ня на Ду­ман дос­та­вить?

— Как же не мо­гу? Не гля­ди, что не­вели­ка я, моё вол­шебс­тво ми­гом те­бя пе­рене­сёт на Ду­ман, — от­ве­тила пти­ца, зах­ло­пала крыль­ями, и Оз­ман сра­зу очу­тил­ся у кре­пос­ти на го­ре Ду­ман.

Выш­ла к не­му сес­тра ди­ва, и ста­ли они бить­ся. Би­лись, би­лись, и по­бедил её мо­гучий Оз­ман. По­том Оз­ман ра­зыс­кал в кре­пос­ти свою сес­тру и её же­ниха, а вол­шебная пти­ца пе­ренес­ла их в Муш.

Ав­дал-ага и Мах­суд-бек, мать Мед­ре и её брат Мах­муд уви­дели Мед­ре и Га­сана до­ма и гла­зам сво­им не по­вери­ли. Счастью их не бы­ло пре­дела. А тут и Асад в гос­ти при­ехал. Бы­ла в Му­ше свадь­ба, ка­ких ещё ник­то не ви­дел.

Все де­вуш­ки Му­ша при­наря­дились, пок­ра­сили бро­ви сурь­мой, рас­че­сали свои ко­сы и по­вяза­ли свои го­ловы плат­ка­ми раз­ных цве­тов. Взя­лись они за ру­ки и пош­ли по кру­гу, рас­пе­вая пес­ню:

Де­вуш­ки, иди­те в круг,
Се­год­ня свадь­ба Га­сана!
На­ряди­тесь в алый ат­лас,
По­вяжи­тесь крас­ны­ми плат­ка­ми:
Наш бо­гатырь Оз­ман сес­тру страш­но­го ди­ва убил,
Во­итель Асад всем вра­гам отом­стил,
Тан­цуй­те, де­вуш­ки, ве­сели­тесь!..

Мно­го дней пи­рова­ли они и ве­сели­лись. А по­том разъ­еха­лись каж­дый в свою сто­рону: Мах­суд-бек с сы­ном Га-са­ном и его кра­сави­цей же­ной по­еха­ли в свою стра­ну; Оз­ман на вос­ток от­пра­вил­ся, где Гу­али, же­на его, до­жида­лась; Асад нап­ра­вил­ся к вось­ми кре­пос­тям, где жда­ла его дочь Зор-Али-ха­на.

Толь­ко Мах­муд в Му­ше ос­тался, с ро­дите­лями. И ста­ли они жить в счастье и ра­дос­ти. Друг дру­га братья не за­быва­ли, час­то встре­чались все вмес­те и ра­дова­лись.

Не за­бывай­те и вы сво­их дру­зей и брать­ев!