Медведь и лиса

Выш­ла как-то ли­са на про­гул­ку, а навс­тре­чу ей мед­ведь. «По­обе­даю се­год­ня ли­сицей», ― по­думал он и го­ворит:

— Рад те­бя ви­деть, ли­са. Се­год­ня бог пос­лал мне мою до­лю.

Не по­дала ли­са ви­ду, что ис­пу­галась:

— Э, мед­ведь, го­лова у те­бя боль­шая, да ума в ней ма­ло. Ну съ­ешь ты ме­ня, а что тол­ку? Все рав­но го­лод­ным ос­та­нешь­ся. Ты бы луч­ше от­пра­вил­ся в хадж, тог­да бы ты вдо­воль на­ел­ся и ме­ня бы доб­рым сло­вом по­мянул.

— Но ведь я до­роги не знаю, ― от­ве­чал мед­ведь.

— Я знаю, так и быть, по­веду те­бя.

Сог­ла­сил­ся мед­ведь, и пош­ли они вмес­те. По до­роге ли­са спра­шива­ет:

— Мед­ведь, а у те­бя есть вра­ги?

— А как же?

— А кто они?

— Мои вра­ги ― охот­ни­ки, пас­ту­хи, со­баки да пти­цы. Лю­ди ― вра­ги мо­ей шку­ры, а пти­цы ― вра­ги мо­ей пло­ти.

— Мед­ведь, у ме­ня ведь то­же есть вра­ги. Спле­ти мне, по­жалуй­ста, кор­зи­ну. Те­бе-то не­чего бо­ять­ся, ты боль­шой, а я бу­ду в кор­зи­не пря­тать­ся.

— Хо­рошо, ― сог­ла­сил­ся мед­ведь, ― пой­дем за ка­мышом.

На­соби­рали они ка­мыша. Мед­ведь спра­шива­ет:

— А где бу­дем плес­ти кор­зи­ну?

— Иди за мной, по­кажу где.

И вот приш­ли они к об­ры­ву.

— Ли­са, за­чем ты при­вела ме­ня к об­ры­ву? ― уди­вил­ся мед­ведь.

— Ах, мед­ведь, не­уже­ли не по­нят­но, что мы всех уви­дим свер­ху, а здесь нас ник­то не за­метит?

Опять сог­ла­сил­ся мед­ведь с ли­сой. А ли­са даль­ше пле­тет свои хит­рости:

— Мед­ведь, на­до бы и те­бе сплес­ти кор­зи­ну для се­бя, чтоб в ми­нуту опас­ности и ты мог спря­тать­ся.

Стал мед­ведь плес­ти вок­руг се­бя кор­зи­ну, а ли­са его нас­тавля­ет:

— Ты пле­ти так, что­бы с ног до го­ловы спря­тать­ся в нем.

И вот кор­зи­на го­това, а в ней мед­ведь.

— Ну а те­перь по­шеве­лись-ка, пос­мотрим, не тес­но ли те­бе там? ― поп­ро­сила ли­са.

Толь­ко мед­ведь по­шеве­лил­ся, как кор­зи­на ска­тилась в ущелье.

Здо­рово дос­та­лось мед­ве­дю, а ли­сы и след прос­тыл.

Прош­ло нес­коль­ко дней. Как-то мед­ведь встре­тил ли­су у мель­ни­цы. Ви­дит ли­са ― не­куда ей спря­тать­ся, пош­ла пря­мо ему навс­тре­чу и го­ворит:

— А, мед­ведь, от­ку­да идешь и ку­да путь дер­жишь?

— Ну, ли­са, те­перь те­бе нет спа­сения. Один раз ты уже про­вела ме­ня, во вто­рой не удас­тся.

— Пос­той, пос­той! Ты, на­вер­ное, встре­тил­ся с ли­сой, что кор­зи­ны пле­тет?

— Да, да, эта плу­тов­ка чуть не сгу­била ме­ня.

― О, я о ней мно­го слы­шала: лов­ка, хит­ра, ко­вар­на.

— Ли­са, а ты что здесь де­ла­ешь?

— Я на мель­ни­це ра­ботаю. Ты, мо­жет быть, го­лоден?

― Как мне не быть го­лод­ным?

— Ну тог­да пой­дем, я те­бе та­ких ка­лачей351 на­пеку, век бу­дешь ли­су вспо­минать.

Приш­ли они на мель­ни­цу.

Мед­ведь тол­кнул пле­чом дверь, та и сос­ко­чила с пе­тель.

— Мед­ведь, ― при­казы­ва­ет ли­са, ― бе­ри ме­шок и по­лезай на жер­но­ва, да ме­шок креп­че дер­жи, чтоб му­ка не вы­сыпа­лась.

Как толь­ко мед­ведь вска­раб­кался, ли­са пус­ти­ла во­ду, за­рабо­тали жер­но­ва. Мед­ведь еле но­ги унес. Че­рез нес­коль­ко дней встре­тил мед­ведь ли­су на скло­не ов­ра­га, где ов­цы пас­лись.

По­дошел мед­ведь к ли­се:

— Ну, ли­са, те­перь те­бе ко­нец.

— По­годи, мед­ведь, ты, вид­но, повс­тре­чал­ся с ли­сой, что на мель­ни­це ра­бота­ет?

— А ты от­ку­да зна­ешь?

— Ох, уж эта мне ли­са, все зве­ри на нее жа­лу­ют­ся. А ты, ви­дать, го­лоден, мед­ведь, а? Я здесь скот сте­регу. Хо­зя­ин у ме­ня гос­тепри­им­ный. Зай­ди в дом, он те­бя угос­тит.

— Я не знаю, где его дом.

— А ты дер­жись за хвост вон той ко­ровы, она и при­ведет те­бя к до­му.

Уви­дели лю­ди мед­ве­дя и да­вай бро­сать в не­го кам­ни. Один ка­мень пря­мо в глаз ему по­пал, и ос­леп он на один глаз. Еле но­ги унес.

Прош­ло еще не­кото­рое вре­мя. Од­нажды ви­дит мед­ведь ― ли­са ка­кую-то тра­ву со­бира­ет и де­ла­ет вид, буд­то не за­меча­ет его.

— Ну, ли­са, те­перь что ска­жешь? ― за­рычал мед­ведь.

— А что слу­чилось, ми­шень­ка? Вай, а что это у те­бя с гла­зом? Уж не встре­чалась ли те­бе ли­са-пас­тух?

— Да по­падись она мне, я бы с ней рас­пра­вил­ся. А чем ты за­нима­ешь­ся?

— Я ― док­тор.

— Да бу­ду я тво­ей жер­твой. Вы­лечи мне глаз, век за те­бя мо­лить­ся бу­ду.

— Хо­рошо, но с од­ним ус­ло­ви­ем: ты дол­жен так втис­нуть­ся меж эти­ми дву­мя кам­ня­ми, что­бы не смог ше­вель­нуть­ся, ина­че мои тру­ды про­падут да­ром.

Сог­ла­сил­ся мед­ведь и втис­нулся меж кам­ней.

А ли­са и го­ворит:

― Мед­ведь, твой здо­ровый глаз бу­дет ме­шать мне, при­дет­ся его по­ка прик­рыть.

— Те­бе вид­нее, толь­ко пос­ко­рей вы­лечи ме­ня, ― сто­нет мед­ведь.

Толь­ко он зак­рыл здо­ровый глаз, ли­са ему и этот вы­коло­ла. За­выл он от бо­ли.

— Тер­пи, тер­пи, мед­ведь, вот под­ле­чу те­бя еще нем­но­го, я все бу­дет хо­рошо. Те­перь пой­дем.

При­вела ли­са сле­пого мед­ве­дя к про­пас­ти и го­ворит:

— Вай, мед­ведь, го­ре нам, охот­ни­ки на­пали на наш след. Бе­жим!

Сде­лал мед­ведь нес­коль­ко ша­гов и сва­лил­ся в про­пасть. А ли­са спо­кой­но спус­ти­лась к мед­ве­дю и при­нялась есть его ляж­ку.

— Ли­са, что ты де­ла­ешь? ― с тру­дом спро­сил мед­ведь.

— Ляж­ку твою ем, а что?

— Ты и так уже сож­ра­ла мое сер­дце и пе­чень.

— Нет, мед­ведь, ты сам во всем ви­новат, по­ум­нее на­до быть.