Муса-пехамбар и пастух

Му­са-пе­хам­бар был единс­твен­ный из про­роков, кто мог го­ворить с бо­гом. Ког­да он мо­лил­ся, го­ры по­дыма­лись вы­ше, а не­бо опус­ка­лось, он за­бирал­ся на го­ру и раз­го­вари­вал с твор­цом ми­ра.

Од­нажды на­род об­ра­тил­ся к Му­се-пе­хам­ба­ру:

— Му­са, вот уже сколь­ко вре­мени нет дож­дя. Скот по­гиба­ет от жаж­ды, по­ля вы­сох­ли, зем­ля рас­трес­ка­лась от за­сухи, схо­ди к вла­дыке ми­ра, уз­най, что с на­ми даль­ше бу­дет.

По­шел Му­са в го­ры.

По­молил­ся, го­ры Тус и Мус под­ня­лись, не­бо опус­ти­лось.

Прик­рыл Му­са гла­за пе­ред бо­гом и за­гово­рил:

— О вла­дыка, на­род про­сит уз­нать, дол­го ли бу­дет за­суха на зем­ле. Дож­дя нет, все жи­вое гиб­нет.

— Иди взгля­ни, ес­ли в мо­ре есть во­да, дождь бу­дет, ― от­ве­тил бог.

На об­ратном пу­ти встре­тил Му­са пас­ту­ха. Пас­тух ос­та­новил его и ска­зал:

— Му­са-пе­хам­бар, мой ша­тер сто­ит на краю ущелья, на са­мом бе­регу. Во­да вот-вот под­ни­мет­ся и смо­ет его. Пе­редай мо­ей семье: по­ка не поз­дно, пусть ухо­дят от­ту­да.

Му­са по­думал: «Смот­ри-ка, я иду от са­мого бо­га, да­же он не зна­ет, что про­изой­дет, а этот пас­тух го­ворит, что бу­дет по­топ». Пос­ме­ял­ся Му­са в ду­ше над сло­вами это­го пас­ту­ха и по­шел даль­ше.

На зем­лю спус­ти­лась ночь. Ос­та­новил­ся Му­са на ноч­лег у од­но­го га­вана. Га­ван по­делил­ся с Му­сой пос­ледним кус­ком хле­ба, а пе­ред сном ска­зал:

— Му­са, ты ведь свя­той, так что мо­жешь ло­жить­ся меж­ду мной и же­ной, тог­да ночью те­бе не бу­дет так хо­лод­но.

По­том он отоз­вал же­ну в сто­рону и ска­зал ей:

— На­лей в ре­шето во­ды, а по­том его и под­свеч­ник с заж­женной све­чой по­весь над из­го­ловь­ем.

В пол­ночь у Му­сы воз­никли гре­хов­ные же­лания по от­но­шению к же­не хо­зя­ина. Толь­ко он по­думал об этом, как из ре­шета по­тек­ла во­ла и све­ча по­тух­ла.

Га­ван прос­нулся и ска­зал же­не:

— Встань и на­лей во­ды в ре­шето, да не за­будь све­чу за­жечь.

Не вы­дер­жал Му­са, спро­сил:

— До­рогой, ска­жи, ра­ди бо­га, что все это зна­чит?

— Да бу­дет все­выш­ний до­волен то­бой, Му­са. С то­го дня, как я при­вел же­ну в дом, мы с ней жи­вем, как брат и сес­тра. Ночью над из­го­ловь­ем ве­ша­ем ре­шето с во­дой и заж­женную све­чу. Ког­да у ко­го-ни­будь из нас воз­ни­ка­ют гре­хов­ные же­лания, во­да вы­тека­ет из ре­шета и га­сит све­чу. Этой ночью во­да вы­тек­ла из ре­шета, и свеч­ка по­тух­ла. Зна­чит, ты за­думал опо­зорить мою же­ну.

Оби­дел­ся Му­са и ушел. По до­роге он уви­дел раз­ру­шен­ный лив­нем ша­тер пас­ту­ха и уди­вил­ся его даль­но­вид­ности. От­пра­вил­ся он вновь к бо­гу.

По­молил­ся, го­ры под­ня­лись, не­бо опус­ти­лось. Му­са ска­зал:

— О тво­рец! Ты же мне ска­зал, что дож­дя мо­жет не быть. Но в пу­ти я встре­тил пас­ту­ха, и он ска­зал мне: «Пе­редай мо­ей семье, что бу­дет ли­вень, пусть они со­берут ве­щи и под­ни­ма­ют­ся вы­ше в го­ры». Я в ду­ше пос­ме­ял­ся над ним и ни­чего не пе­редал. А те­перь убе­дил­ся, что сло­ва его сбы­лись и во­да снес­ла его ша­тер.

Бог от­ве­тил ему:

— Му­са, те­бе не да­но быть та­ким про­ница­тель­ным, как пас­тух, и та­ким свя­тым, как га­ван. Раз­ве ты не зна­ешь, что ни од­но божье тво­рение не по­хоже на дру­гое? Ког­да ты встре­тил пас­ту­ха, дож­дя еще не бы­ло, ты ушел. ― хлы­нул ли­вень.

Вот по­чему и го­ворят:

— Каж­дый бо­жий час не по­хож на дру­гой.