Нашлись и на лису собаки

Ли­са, волк и конь поб­ра­тались. За­се­яли они по­ле пше­ницей, по­том соб­ра­ли уро­жай, пше­ницу раз­де­лили меж­ду со­бой, по­нес­ли зер­но на мель­ни­цу, ночь зас­та­ла их в пу­ти, и ре­шили зве­ри дож­дать­ся ут­ра.

На рас­све­те волк и конь вста­ли, вски­нули свои меш­ки, ме­шок ли­сы то­же прих­ва­тили и уш­ли. Прос­ну­лась ли­са ― ни дру­зей, ни меш­ка с пше­ницей. За­бега­ла ли­са ту­да-сю­да ― ниг­де ни­чего. По­бежа­ла ку­да гла­за гля­дят, дош­ла до ко­чевья. Там наш­ла на зем­ле су­му, а в ней три зер­нышка пше­ницы. На­дула она су­му воз­ду­хом, креп­ко за­вяза­ла ее ве­рев­кой, бро­сила на спи­ну и нап­ра­вилась к мель­ни­це. Дош­ла до мель­ни­цы, крик­ну­ла:

— Эй, мель­ник!

— Че­го те­бе? ― спро­сил ее мель­ник.

— Пше­ницу у те­бя ме­лют по оче­реди?

— Да.

— Так я пер­вая, сме­ли-ка мою пше­ницу.

Мель­ник пус­тил во­ду, ли­са вста­ла на ящик, при­от­кры­ла свою су­му, три зер­нышка пше­ницы и вы­лете­ли от­ту­да. Од­но зер­нышко по­пало пря­мо в глаз мель­ни­ку и ос­ле­пило его, вто­рое зер­нышко по­пало в брев­но и пе­рело­мило его, третье ― сло­мало жер­нов.

Ли­са ста­ла бить се­бя по ще­кам, зап­ри­чита­ла:

— Вай, вай, мель­ник, что же с мо­ей му­кой-то?

— Про­пади ты про­падом со сво­ей му­кой, твоо зер­но ос­ле­пило ме­ня, пе­рело­мило брев­но, сло­мало жер­нов на мо­ей мель­ни­це!

А ли­са тре­бу­ет:

— Или му­ку вер­ни, или мель­ни­цу от­дай.

Мслытк на­пол­нил ее су­му му­кой, ли­са взва­лила му­ку се­бе на спи­ну и уш­ла. Ве­чером пос­ту­чала она в дом к од­ной ста­рухе:

— Ма­туш­ка, гос­тей при­нима­ешь?

Ста­руха от­ве­тила.

— Гость ― от бо­га, от­че­го не при­нять.

Пос­та­вила ста­руха на стол хлеб, во­ду. Се­ли, по­ели. Ли­са по­ложи­ла в сто­рон­ку свою су­му и ста­ла ук­ла­дывать­ся. Но пе­ред сном спро­сила:

— Ма­туш­ка, твой вол не ра­зор­вет мою су­му, му­ку не рас­сыплет?

— Ну что ты, вол при­вязан в хле­ву, как он мо­жет ра­зор­вать твою су­му? ― рас­серди­лась ста­руха.

— Э, ма­туш­ка, не сер­дись, ― ска­зала ли­са.

Ста­руха ус­ну­ла. А ли­са сре­ди но­чи вста­ла, ра­зор­ва­ла су­му, рас­сы­пала му­ку и по­веси­ла су­му во­лу на ро­га. Ра­но ут­ром ста­руха пош­ла до­ить ко­рову, смот­рит ― му­ка рас­сы­пана, а су­ма на ро­гах во­ла.

— Эй, ли­са, вста­вай! ― зак­ри­чала ста­руха.

— Что слу­чилось?

— Смот­ри, су­ма твоя ра­зор­ва­на, а му­ка рас­сы­пана.

— Вот ви­дишь, я те­бе ве­чером го­вори­ла, а ты ме­ня ус­по­ка­ива­ла, что ни­чего не слу­чит­ся.

— Я те­бе воз­ме­щу, сей­час на­сып­лю му­ки.

— Нет, ма­туш­ка, я за­беру во­ла.

Заб­ра­ла она во­ла и уш­ла. Шла ли­са до са­мого ве­чера, дош­ла до со­сед­ней де­рев­ни, пос­ту­чалась опять к од­ной ста­рухе и спра­шива­ет ее:

— Ма­туш­ка, ты поз­во­лишь пе­рено­чевать у те­бя?

— Ко­неч­но, ― сог­ла­силась ста­руха.

От­ве­ла ли­са сво­его во­ла в хлев, са­ма вош­ла в дом. При­нес­ла ста­руха ли­се хлеб, ли­са по­ела. Лег­ли они спать, а ли­са и го­ворит:

— Ма­туш­ка, твой конь не ра­зор­вет брю­хо мо­ему во­лу?

— Сес­три­ца, в мо­ем хле­ву пол­но ско­тины, конь при­вязан, что тво­ему во­лу сде­ла­ет­ся?

— Э, ма­туш­ка, не сер­дись.

Ста­руха ус­ну­ла. Ли­са же ти­хо под­ня­лась, зад­ра­ла сво­его во­ла, рас­по­рола ему брю­хо, за­тем от­вя­зала всю ско­тину, от­пусти­ла ко­ня.

Прос­ну­лась ут­ром ста­руха, уви­дела, что де­ла­ет­ся в хле­ву, и да­вай тряс­ти ли­су:

— Сес­три­ца, вста­вай!

Ли­са вста­ла, прош­ла в хлев и ска­зала:

— Ма­туш­ка, го­вори­ла же я те­бе, что мо­жет стряс­тись. Те­перь я за­бираю тво­его ко­ня в ухо­жу.

Шла, шла ли­са. Дош­ла опять до до­ма од­ной ста­рухи. Та ее пус­ти­ла пе­рено­чевать. Пос­та­вила ста­руха пе­ред ней хлеб, ли­са по­ела.

— Ма­туш­ка, ― об­ра­тилась она за­тем к ста­рухе, ― твоя не­вес­тка не вы­холос­тит мо­его ко­ня?

— Да что ты, сес­три­ца, за­чем мо­ей не­вес­тке твой конь?

— Ну, не сер­дись, ма­туш­ка.

Улег­лись спать. Ли­са вста­ла, вспо­рола брю­хо сво­его ко­ня, вы­холос­ти­ла его, а до­каза­тель­ство при­нес­ла в дом и по­ложи­ла под по­душ­ку не­вес­тки. За­тем пош­ла спать. Ста­руха прос­ну­лась, ви­дит ― конь мертв. Приш­лось раз­бу­дить ли­су.

— Ма­туш­ка, го­вори­ла же я те­бе, что твоя не­вес­тка вы­холос­тит мо­его ко­ня.

— Сес­три­ца, ты что, су­мас­шедшая? Что ты го­воришь?

А ли­са вы­тащи­ла из-под по­душ­ки не­вес­тки до­каза­тель­ство и по­каза­ла ста­рухе.

Ста­руха спра­шива­ет у сво­ей не­вес­тки;

— За­чем ты это сде­лала?

А ли­са тут как тут:

— Я за­бираю твою не­вес­тку вмес­то ко­ня.

Заб­ра­ла она не­вес­тку и уш­ла. Ви­дит пас­тух ― идет ли­са, а ря­дом с ней де­вуш­ка. Спус­тил он на ли­су сво­их псов, ли­са и убе­жала, а де­вуш­ку пас­тух взял за ру­ку и по­вел в свой дом.