Незадачливый птицелов

Жил-был на све­те бед­ный пти­целов. Каж­дый день он ста­вил сил­ки, ло­вил по пять-шесть птиц, тем и кор­мился. Од­нажды чуть свет по­шел он про­верять свои сил­ки. И по­палась в тот день все­го од­на птич­ка. Взял он ее и по­шел до­мой. Вдруг слы­шит ― за­гово­рила птич­ка че­лове­чес­ким го­лосом:

— От­пусти ме­ня на во­лю, я дам те­бе три со­вета. Бу­дешь им сле­довать ― не знать те­бе в жиз­ни го­рес­тей.

— Так и быть, ― ска­зал бед­няк, ― да­вай свои со­веты, я те­бя от­пу­щу.

— Нет, ― ска­зала птич­ка, ― спер­ва от­пусти.

«И вправ­ду, ― по­думал бед­няк, ― от­пу­щу-ка я ее, нем­но­го по­теряю».

― Вот те­бе пер­вый со­вет, ― ска­зала она, ― ес­ли по­терял что ― не жа­лей. А вот и вто­рой: ког­да те­бе что-то обе­ща­ют, ты преж­де по­думай, прав­ду те­бе ска­зали, или нет, доб­ра же­ла­ют или зла. Вот я, та­кая ма­лень­кая пи­чуж­ка, а об­ве­ла те­бя вок­руг паль­ца. Ес­ли бы ты выр­вал мое сер­дце, на­шел бы там боль­шой дра­гоцен­ный ка­мень, про­дал бы его и про­жил бы всю жизнь бес­печно.

Тут бед­няк на­чал хло­пать ру­ками се­бе по лбу, по ко­леням и зап­ри­читал:

— Вах, вах, как она ме­ня про­вела, из-за ка­ких-то со­ветов я упус­тил та­кое сок­ро­вище.

А по­ос­тыв, ска­зал:

― Ну, го­вори тре­тий со­вет.

— Ду­рачи­на, на что те­бе тре­тий, ког­да пер­вые два впрок не пош­ли. Ведь пер­вый мой со­вет был: не жа­лей о по­терян­ном. Ты вот от­пустил ме­ня и сра­зу по­жалел. Вто­рой мой со­вет был: ког­да те­бе что-то ска­жут, преж­де по­думай ― прав­ду те­бе ска­зали или нет, доб­ра же­ла­ют или зла. Ты да­же не по­думал, как в та­кой ма­лень­кой пи­чуж­ке мо­жет по­мес­тить­ся боль­шой дра­гоцен­ный ка­мень.

— Ра­ди бо­га, дай тре­тий со­вет.

— Ты не прис­лу­шал­ся к пер­вым двум. К че­му те­бе тре­тий? ― ска­зала птич­ка и упор­хну­ла. И ос­тался бед­ный пти­целов на с чем.