Остался с белым лицом

У од­но­го кресть­яни­на бы­ло нес­коль­ко овец. Ког­да нас­ту­пила за­суха и для овец не ста­ло ни кор­ма, ни во­ды, кресть­янин ска­зал же­не:

— Ра­ба божья, ес­ли и даль­ше так бу­дет, ско­ро мы ос­та­нем­ся без овец. Есть у ме­ня один при­ятель, от­ве­зу-ка я овец к не­му и ос­тавлю их на год.

Пус­тился он в путь и че­рез ка­кое-то вре­мя доб­рался до шат­ра сво­его при­яте­ля. Об­ра­дова­лись они друг дру­гу. Ска­зал кресть­янин:

— Бра­тец, в этом го­ду у нас за­суха, и ов­цы мои по­гиб­нут. Будь добр, прис­мотри за мо­ими ов­ца­ми до бу­дуще­го го­да, а маст и шерсть бе­ри се­бе на здо­ровье.

При­ятель сог­ла­сил­ся, и кресть­янин с лег­кой ду­шой вер­нулся до­мой.

А ко­вар­ный при­ятель вре­мя от вре­мени ре­зал овец сво­его дру­га и це­лый год ел ба­рани­ну. Но нас­та­ло вре­мя воз­вра­щать кресть­яни­ну овец. Взял об­манщик кув­шин мас­та и от­пра­вил­ся в путь.

Об­ра­довал­ся кресть­янин при­яте­лю. Спро­сил:

— А как мои ов­цы, по­чему ты их не приг­нал?

— Ах, ― вздох­нул гость, ― да при­бавит­ся доб­ра в тво­ем до­ме, од­ну ов­цу вол­ки зад­ра­ли, дру­гая в про­пасть сор­ва­лась, третья за­боле­ла, так они все и по­гиб­ли. Ос­тался лишь кув­шин мас­та, и я при­нес его те­бе.

Огор­чился кресть­янин, обид­но ему ста­ло, что его об­ма­нули. В сер­дцах взял он да и вы­лил маст из кув­ши­на при­яте­лю на го­лову, выг­нал его из до­му.

А гость за дверью и го­ворит:

— Сла­ва бо­гу, я из его до­ма вы­шел с бе­лым ли­цом, а не с чер­ным.