Падишах и его сыновья

Жил-был па­дишах. Был он очень бо­гат и добр. Кто бы к не­му ни при­ходил за по­мощью, всем он по­могал. Убий­ца и тот на­ходил в его до­ме при­ют, а сколь­ко он раз­да­вал де­нег ― и не счесть. От­да­вая что-ни­будь, он обыч­но при­гова­ривал: «Да пой­дет моя доб­ро­та вам на поль­зу».

Приш­ло вре­мя, ког­да в стра­не па­диша­ха нас­тал го­лод. Приб­ли­жен­ные и на­род по­кину­ли стра­ну, ос­тался один па­дишах со сво­ей же­ной и дву­мя сы­новь­ями.

— Же­на, все по­кину­ли ме­ня, ― го­ворит од­нажды па­дишах, ― ос­та­лись мы сов­сем од­ни. Есть у ме­ня поб­ра­тим, по­едем к не­му.

Дол­го они еха­ли или ко­рот­ко, ночь зас­та­ла их в пу­ти. Ночь про­вели они под от­кры­тым не­бом, а ут­ром про­дол­жи­ли свой путь. Едут, едут, слы­шат стук ко­пыт. Ог­ля­дыва­ют­ся ― всад­ник к ним ска­чет. Всад­ник уви­дел же­ну па­диша­ха и влю­бил­ся в нее не од­ним сер­дцем, а ты­сячью сер­дец.

— Я мо­гу за­дать те­бе один воп­рос? ― спро­сил нез­на­комец у па­диша­ха.

— Не один, а два воп­ро­са мо­жешь за­дать, доб­рый юно­ша.

— Моя же­на ос­та­лась за этим хол­мом. У нее на­чались ро­ды; а по­мочь не­кому. От­пусти свою же­ну со мной по­мочь ро­жени­це.

— Что ж, по­ез­жай­те. Я бу­ду рад по­мочь те­бе.

По­садил всад­ник же­ну па­диша­ха на ко­ня и у­ехал. Два ма­лень­ких сы­на ос­та­лись с па­диша­хом. Всад­ник все ска­чет и ска­чет. Не вы­дер­жа­ла жен­щи­на, го­ворит:

— Доб­рый юно­ша, ку­да ты ве­зешь ме­ня? Ме­ня ведь муж и де­ти ждут! Нам на­до пос­пе­шить по­мочь тво­ей же­не и пос­ко­рей вер­нуть­ся.

От­ве­ча­ет юно­ша:

— Я по­любил те­бя, по­тому и увез. Я об­ма­нул тво­его му­жа, нет у ме­ня же­ны.

— Ах, вот как ты от­бла­года­рил па­диша­ха за его доб­ро? Бед­ный мой муж! По доб­ро­те сво­ей он ли­шил­ся бо­гатс­тва, из-за не­уро­жая на­род его раз­бе­жал­ся, те­перь он и же­ну по­терял.

— Как ты ска­зала? Ты же­на па­диша­ха?

— Да, я же­на па­диша­ха.

— Ей-бо­гу, прос­та ме­ня. Счи­тай, что ты мне сес­тра, мать, что я твое бе­лое мо­локо пил. Ког­да-то я был дол­жни­ком, па­дишах по­мог мне рас­пла­тить­ся и ни­чего не взял, лишь ска­зал: «Да пой­дет моя доб­ро­та те­бе на поль­зу». Я сей­час же от­ве­зу те­бя к му­жу.

Вер­ну­лись они на преж­нее мес­то, а па­диша­ха нет. Тем вре­менем слу­чилось вот что. Па­дишах по­тихонь­ку, ша­гом про­дол­жал свой путь. До­рогу прег­ра­дила реч­ка. Он спе­шил­ся, по­садил сы­новей на пле­чи, но дво­их сра­зу не смог пе­ренес­ти че­рез ре­ку, од­но­го ос­та­вил на бе­регу, дру­гого взял на ру­ки и во­шел в во­ду. На се­реди­не ре­ки ог­ля­нул­ся ― маль­чи­ка схва­тил волк и убе­жал. С го­ря он уро­нил и вто­рого сы­на, и во­да унес­ла его. Ос­тался па­дишах один-оди­неше­нек.

— Что мне де­лать? ― зап­ла­кал он. ― И сы­новей сво­их я по­терял, и же­ну по­терял, нес­час­тный я, как же мне те­перь быть?

Пус­тился он в путь. Дол­го ли, ко­рот­ко ли шел он, на­конец доб­рался до од­но­го го­рода. А па­дишах это­го го­рода не очень дав­но умер. Лю­ди вы­пус­ти­ли пти­цу влас­ти, что­бы выб­рать се­бе но­вого па­диша­ха.

Пти­ца взле­тела и се­ла на го­лову па­диша­ха. Од­ни жи­тели сра­зу сог­ла­сились при­нять его, дру­гие зап­ро­тес­то­вали:

— Он же чу­жезе­мец, ка­кой он нам па­дишах! Да­вай­те зап­рем его в до­ме и ко­лак прик­ро­ем, пусть пти­ца его не ви­дит.

Па­диша­ха уве­ли. Вы­пус­ти­ли пти­цу вто­рой раз. Она взви­лась, под­ле­тела к до­му, где был за­перт па­дишах, про­била ко­лак и сно­ва опус­ти­лась на го­лову па­диша­ха.

— Ну нет, это­му не бы­вать. Он про­хожий, пут­ник, а на­ша пти­ца са­дит­ся на его го­лову, мы не хо­тим выб­рать па­диша­хом чу­жес­тран­ца.

От­ве­ли па­диша­ха в дру­гой дом. В тре­тий раз вы­пус­ти­ли пти­цу, но по во­ле бо­га она вновь се­ла на го­лову па­диша­ха. Тог­да на­род ре­шил:

— На­вер­ное, он дей­стви­тель­но па­дишах, или сын па­диша­ха, или сын знат­но­го че­лове­ка, раз пти­ца са­дит­ся ему на го­лову. Ведь пти­ца влас­ти не опус­тится на го­лову каж­до­го.

И сде­лал­ся он в этом го­роде па­диша­хом. А мы вер­немся к сы­новь­ям па­диша­ха.

Жил один пас­тух. Не бы­ло у не­го де­тей. Од­нажды он уви­дел, как волк уно­сит ре­бен­ка. Спус­тил пас­тух со­баку на вол­ка и спас ма­лыша. И ос­тался маль­чик у не­го вмес­то сы­на.

Не бы­ло де­тей и у мель­ни­ка. Од­нажды во­дой при­било ре­бен­ка к мель­ни­це. Мель­ник вы­тащил его из во­ды, при­нес до­мой и усы­новил.

А тем вре­менем же­на па­диша­ха все ис­ка­ла сво­его му­жа. Ес­ли у дру­гих де­ти рас­тут го­дами, то сы­новья пас­ту­ха и мель­ни­ка рос­ли по дням. Как-то сын пас­ту­ха вы­шел на ули­цу по­иг­рать с со­сед­ски­ми деть­ми. Зас­по­рили де­ти, сын пас­ту­ха и уда­рил то­вари­ща, тот по­жало­вал­ся ма­тери, она раз­бра­нила обид­чи­ка:

— Ах ты без­родный под­ки­дыш! Те­бя спас­ли, из пас­ти вол­ка выр­ва­ли, а ты оби­жа­ешь на­ших де­тей. От­ца-то нет у те­бя, най­де­ныш ты.

Ве­чером пас­тух вер­нулся до­мой, а сын го­ворит ему:

— Ты не мой отец, ста­руха мне все рас­ска­зала. Я ухо­жу от те­бя.

И ушел.

Слу­чилось так, что сын мель­ни­ка по­бил сво­его сверс­тни­ка, тот зап­ла­кал, по­бежал жа­ловать­ся. Его мать и го­ворит:

— Най­де­ныш ты, не отец те­бе мель­ник. Он на­шел те­бя на мель­ни­це.

Ве­чером мель­ник воз­вра­ща­ет­ся до­мой, а сын ему за­яв­ля­ет:

— Ты не мой отец, ты на­шел ме­ня на мель­ни­це, я ухо­жу от те­бя.

Ис­пу­гал­ся мель­ник:

— Что ты, сы­нок, о чем ты го­воришь?

— Нет, раз уж чу­жие лю­ди ме­ня бра­нят, я не мо­гу слы­шать это­го, я ухо­жу.

Поп­ро­щал­ся он с мель­ни­ком и ушел.

По во­ле бо­га в пу­ти братья встре­тились друг с дру­гом. Спра­шива­ет один дру­гого;

— Доб­рый юно­ша, ку­да путь дер­жишь?

— Ре­шил я странс­тво­вать по све­ту.

— И я то­же. Да­вай вмес­те бро­дить по све­ту.

Дол­го они шли илп ко­рот­ко, по во­ле бо­га на­конец дош­ли до то­го го­рода, в ко­тором стал па­диша­хом их отец. Вхо­дят они в го­род, спра­шива­ют у лю­дей:

— Не ска­жете, где на­ходит­ся си­нод па­диша­ха? Мы хо­тим на­нять­ся на ра­боту.

— Си­нод па­диша­ха во двор­це, ― от­ве­ча­ют им го­рожа­не.

Вхо­дят они к па­диша­ху, здо­рова­ют­ся с ним:

— Будь в здра­вии, па­дишах. Мы ищем ра­боту, что­бы до­быть се­бе про­пита­ние.

Юно­ши приш­лись по ду­ше па­диша­ху, не од­ним сер­дцем он к ним рас­по­ложил­ся, а ты­сячью сер­дец. Он им от­ве­ча­ет:

— Доб­рые юно­ши, ос­та­вай­тесь сто­рожить мой дво­рец, будь­те при мне. Эта ра­бота не зат­руднит вас.

И ста­ли братья слу­жить па­диша­ху.

Так прош­ло нес­коль­ко лет. Все эти го­ды же­на па­диша­ха име­ете с тем всад­ни­ком ра­зыс­ки­вала пад­пша­ха и сы­новой. И по во­ле бо­га на­конец од­нажды к но­чи они по­дош­ли к во­ротам па­дишах­ско­го двор­ца. Спра­шива­ет их стра­жа:

— Что вы де­ла­ете здесь пос­ре­ди но­чи?

— Нам нег­де но­чевать, две­ри всю­ду за­пер­ты, хо­тим про­сить у па­диша­ха ноч­ле­га, а ут­ром про­дол­жим свой путь. Мы брат и сес­тра.

— Ты мо­жешь вой­ти, ― го­ворят страж­ни­ки всад­ни­ку, ― а твоя сес­тра пусть здесь те­бя по­дож­дет. Вмес­те вам нель­зя вхо­дить.

Во­шел юно­ша к па­диша­ху. Па­дишах его спра­шива­ет:

— Доб­рый юно­ша, с чем по­жало­вал?

— Я с сес­трой ос­тался без ноч­ле­га под от­кры­тым не­бом, раз­ре­ши пе­рено­чевать у те­бя, а зав­тра мы про­дол­жим свой путь.

— Хо­рошо, при­сажи­вай­ся, я дам те­бе при­ют.

— Но моя сес­тра ос­та­лась на ули­це.

— Ни­чего, там двое юно­шей раз­вле­кут ее, по­ка ты вый­дешь.

Как ни про­сят, ни уго­вари­ва­ют юно­ши жен­щи­ну вой­ти и ша­тер, она от­ка­зыва­ет­ся это сде­лать. Тог­да од­ни из страж­ни­ков го­ворит дру­гому:

— Брат, рас­ска­жи нам сказ­ку.

— Хо­рошо, я рас­ска­жу ис­то­рию, вот и ночь ско­рота­ем. Жил один па­дишах, бы­ли у не­го же­на и два сы­на. Очень бо­гат был па­дишах. Лю­ди со всех кон­цов зем­ли шли к не­му за по­мощью, всем он охот­но по­могал и всег­да го­ворил:

— Да бу­дет моя доб­ро­та вам на поль­зу.

Вско­ре в его стра­не на­чал­ся го­лод. На­род по­кинул го­род, и ос­тался па­дишах с же­ной и дву­мя сы­новь­ями. Го­ворит па­дишах сво­ей же­не:

— Все по­кину­ли го­род, толь­ко мы ос­та­лись, по­едем к мо­ему поб­ра­тиму, он по­может нам.

От­пра­вились они в путь. Дол­го они еха­ли или ко­рот­ко, ночь зас­та­ла их в пу­ти. Тут юно­ша на ко­не дог­нал их. Па­дишах спра­шива­ет его:

— Доб­рый юно­ша, что те­бе нуж­но?

— Моя же­на за тем хол­мом ро­жа­ет, пусть твоя же­на по­может ей.

— Что ж, я сог­ла­сен по­мочь, да бу­дет моя доб­ро­та те­бе на поль­зу.

По­садил всад­ник же­ну па­диша­ха на ко­ня и увез. А па­дишах ждал, ждал, ког­да всад­ник при­везет его же­ну, да и по­ехал ша­гом, по­тихонь­ку. До­ехал до реч­ки. Спе­шил­ся, од­но­го сы­на ос­та­вил на бе­регу, а дру­гого по­нес че­рез ре­ку. Ог­ля­нул­ся на­зад, ви­дит ― маль­чи­ка волк схва­тил. От ис­пу­га бед­ный отец и это­го сы­на вы­ронил, те­чение сра­зу под­хва­тило его и унес­ло. Что ста­ло с па­диша­хом и с тем маль­чи­ком, ко­торо­го унес волк, не знаю. А ме­ня при­било во­дой к мель­ни­це. Мель­ник вы­тащил ме­ня из ре­ки и взял в дом, вы­рас­тил, как сы­на, но по­том слу­чилось так, что я по­бил од­но­го маль­чиш­ку, он по­жало­вал­ся ма­тери, а та ста­ла кри­чать, что я не сын мель­ни­ка, а най­де­ныш. Ну, я и ушел от мель­ни­ка».

Тут вто­рой страж­ник бро­сил­ся ему на шею:

― Я твой брат, это ме­ня ута­щил волк!

И он рас­ска­зал, как его спас и вы­рас­тил пас­тух и как ему приш­лось уй­ти из до­ма пас-ту­ха.

Же­на па­диша­ха то­же уз­на­ла сы­новей.

— Я ва­ша мать. Вот уже семь лет, как я ищу вас, ― зап­ла­кала она. И она рас­ска­зала им, что с ней про­изош­ло.

Не бы­ло гра­ниц их ра­дос­ти.

— Ма­туш­ка, мы ус­та­ли, при­ляжем нем­но­го под­ле те­бя, ― ска­зали братья.

Вес трое улег­лись и зас­ну­ли. Тем вре­менем всад­ник вер­нулся м ви­дит ― его сес­тра, ра­ди ко­торой он столь­ко лет ски­тал­ся, де­лил с ней го­лод и хо­лод, спит с дву­мя юно­шами. Уди­вил­ся он и, при­дя об­ратно к па­диша­ху, рас­ска­зал, что уви­дел.

— Сту­пай и ти­хо сядь у них в из­го­ловье, пос­мотрим, что даль­ше бу­дет, ― ска­зал па­дишах.

При­шел он и слы­шит:

— Сы­нок, под­ни­ми го­лову, ру­ка у ме­ня за­неме­ла. ― И жен­щи­на ста­ла це­ловать то од­но­го сы­на, то дру­гого. ― Сколь­ко лет я вас ис­ка­ла, ― вновь зап­ла­кала она.

Всад­ник сно­ва при­ходит, сту­чит­ся в дверь па­диша­ха, па­дишах спра­шива­ет его:

— С доб­ром ли ты?

— Так и так, ― рас­ска­зыва­ет он.

— Пой­ди раз­бу­ди юно­шей и жен­щи­ну и при­веди всех сю­да, ― ве­лит па­дишах.

По до­роге, по­ка он их про­вожал, всад­ник го­ворит сес­тре:

— Вот уже семь лет, как я с то­бой ски­та­юсь по све­ту, а ты так опо­зори­ла ме­ня.

— Нет, ― го­ворит она, ― я те­бя не опо­зори­ла ― это мои сы­новья, на­конец я их наш­ла.

Они за­ходят к па­диша­ху. Па­дишах го­ворит им:

— Те­перь рас­ска­жите мне свою ис­то­рию.

Ког­да ус­лы­шал па­дишах рас­сказ брать­ев, с кри­ком бро­сил­ся к тро­им:

— Ведь я же ваш отец!

Не бы­ло кон­ца их ра­дос­ти. Всад­ник стал ве­зиром и же­нил­ся. Семь дней и семь но­чей гре­мели ба­раба­ны. Они наш­ли свое счастье, же­ла­ем и вам то­го же.