Умная девушка

Од­нажды па­дишах ска­зал сво­ему ве­зиру:

— Вот те­бе ба­ран, све­ди его на ба­зар. Ты дол­жен вы­ручить за не­го день­ги, по­лучить шерсть, при­нес­ти мне два вер­те­ла ке­баба и вер­нуть жи­вого ба­рана.

Пе­ре­одел­ся ве­зир в одеж­ду дер­ви­ша и пус­тился в путь. Встре­тил по до­роге юно­шу. Пош­ли вмес­те. Прег­ра­дила им путь не­боль­шая реч­ка. Ве­зир пред­ло­жил:

— Брат, да­вай сде­ла­ем мост, од­но­му из нас бу­дет лег­че.

Уди­вил­ся спут­ник:

— Ты что, глу­пец! Как мы его с то­бой вдво­ем сде­ла­ем?

Пош­ли они даль­ше, уви­дели впе­реди холм. Дер­виш пред­ло­жил:

— Да­вай сде­ла­ем лес­тни­цу и быс­тро под­ни­мем­ся по ней.

Спут­ник опять уди­вил­ся:

— Дер­виш, ты сов­сем глу­пый? Как это мож­но сде­лать здесь лес­тни­цу и за­чем?

Дви­нулись они даль­ше, дол­го взби­рались на холм, по­том спус­ка­лись, на­конец выш­ли к по­лю. Дер­виш спро­сил:

— Вот бы уз­нать, хо­зя­ин по­ля съ­ел свой уро­жай или нет?

Рас­сердил­ся спут­ник:

— Да ты, вид­но, сов­сем ду­рак! По­ле еще не ско­шено, как же он мог съ­есть его?

Дер­виш и юно­ша вош­ли в го­род. Дер­виш спро­сил со вздо­хом:

— Го­род, ты жив или ра­зорен?

— Да раз­ру­шит­ся твой дом, ― вос­клик­нул юно­ша, ― ты же ви­дишь, сколь­ко здесь на­роду, зна­чит, он жи­вет. И по­чему он дол­жен быть ра­зорен?

Дер­виш нап­ра­вил­ся на пос­то­ялый двор, а юно­ша по­шел до­мой. При­шел и го­ворит сес­тре:

— Сес­три­ца, я се­год­ня встре­тил та­кого глу­пого дер­ви­ша ни­ког­да та­ких не ви­дел.

— А по­чему он по­казал­ся те­бе та­ким? Ну-ка, рас­ска­жи, что он те­бе глу­пого ска­зал?

— Дош­ли мы до ма­лень­кой реч­ки, а он ска­зал: «Да­вай сде­ла­ем, мост, од­но­му из нас бу­дет лег­че».

Сес­тра пе­реби­ла бра­та:

— Брат, дер­виш ум­ный, ты глу­пый. Он хо­тел ска­зать: «Да­вай один из нас пе­рене­сет дру­гого, од­но­му бу­дет лег­че». Вот и мост.

— Э, хо­рошо, пусть бу­дет так. По­пал­ся нам на пу­ти холм. Он ска­зал: «Да­вай сде­ла­ем лес­тни­цу и быс­тро под­ни­мем­ся по ней». Ну, не глу­пость ли?

— Глу­пень­кий-то ты, а дер­виш ум­ный, он хо­тел ска­зать: «Пусть один из нас рас­ска­жет что-ни­будь, так и под­ни­мем­ся не­замет­но».

— Э, ну хо­рошо. Но ког­да мы дош­ли до по­ля, он спро­сил: «Вот бы уз­нать, хо­зя­ин это­го по­ля съ­ел свои уро­жай или нет?»

— Брат, этот дер­виш очень умен. Он хо­тел ска­зать: «Дол­жник хо­зя­ин это­го по­ля или нет?»

— Лад­но, я сог­ла­сен с то­бой, сес­тра. Но вош­ли мы в го­род, на­роду пол­но, а он спра­шива­ет: «Го­род, ты жив или ра­зорен?» Я ему от­ве­тил: «Ко­неч­но, го­род жив, лю­ди же хо­дят».

— Э, брат, ка­кой ты глу­пый! Ведь ты дол­жен был ска­зать: «По­жалуй­те к нам в дом». А ку­да тот дер­виш ушел?

— Он по­шел в ме­ван­ха­ну.

— Брат, вот те­бе две­над­цать ле­пешек и трид­цать я­иц, от­не­си их дер­ви­шу.

За­вяза­ла она еду в узе­лок и от­да­ла бра­ту. По до­роге юно­ша по­думал: «От­ку­да дер­ви­шу знать, сколь­ко здесь ле­пешек и я­иц?» Взял он да и съ­ел од­ну ле­пеш­ку и два яй­ца. При­нес он еду дер­ви­шу. Раз­вя­зал дер­виш узе­лок, сос­чи­тал ле­пеш­ки и яй­ца и об­ра­тил­ся к юно­ше:

— Дру­жище, у вас в го­ду один­надцать ме­сяцев и двад­цать во­семь дней?

Юно­ша не по­нял воп­ро­са дер­ви­ша, но ни­чего не от­ве­тил и вер­нулся до­мой. И го­ворит сес­тре:

— Сес­три­ца, а я все-та­ки прав, вы оба ка­кие-то глу­пые. Спро­сил он ме­ня: «В го­ду у вас один­надцать ме­сяцев и двад­цать во­семь дней?» Что он, не зна­ет, что в го­ду две­над­цать ме­сяцев, а в ме­сяце трид­цать дней?

Тут сес­тра рас­серди­лась:

— Да за­берет те­бя хворь! Ты за­чем по до­роге съ­ел ле­пеш­ку и два яй­ца? По­тому он так и ска­зал. Пой­ди приг­ла­си его к вам в гос­ти.

Юно­ша по­шел, при­вел дер­ви­ша. Во­шел дер­виш в дом, поз­до­ровал­ся:

— Са­лам-алей­кум, доб­рая де­вуш­ка!

— Алей­кум-са­лам, все­веду­щий дер­виш!

Приг­ла­сила де­вуш­ка гос­тя при­сесть. Дер­виш об­ра­тил­ся к тан­ду­ру:

— Тан­дур, на вид ты хо­рош, да вот хо­тел бы я знать: дым на­верх пря­мо под­ни­ма­ет­ся?

— До­рогой гость, дым из мо­его тан­ду­ра пря­мо под­ни­ма­ет­ся, ― от­ве­тила де­вуш­ка.

— Хо­зяй­ка, я ви­жу, ты де­вуш­ка ум­ная и толь­ко те­бе под си­лу мне по­мочь. Я ве­зир па­диша­ха, дал мне па­дишах ба­рана и пос­та­вил ус­ло­вие: что­бы за не­го и день­ги вы­ручить, и шерсть по­лучить, и два вер­те­ла ке­баба при­нес­ти, и при этом вер­нуть ему ба­рана в це­лос­ти и сох­раннос­ти.

— Э, ― го­ворит де­вуш­ка, ― гость до­рогой, что же тут труд­но­го? Ба­рана на­до ос­тричь, по­лови­ну шер­сти от­нести на ба­зар про­дать, а по­лови­ну ос­та­вить ― вот и день­ги и шерсть. По­том на­до от­ре­зать у ба­рана яй­ца, из них при­гото­вить два шам­пу­ра ке­баба и снес­ти па­диша­ху.

Ра­дос­тный, вер­нулся ве­зир в го­род и пос­ту­пил так, как по­сове­това­ла ему де­вуш­ка. Спро­сил па­дишах ве­зира:

— Ве­зир, у те­бя был со­вет­чик? Ска­жи мне прав­ду, я те­бя по­милую.

Приш­лось ве­зиру рас­ска­зать па­диша­ху о муд­рой де­вуш­ке. Па­дишах при­казал ве­зиру:

— Иди и сос­ва­тай мне эту де­вуш­ку.

При­шел ве­зир к де­вуш­ке и ска­зал ей:

— Доб­рая де­вуш­ка, я при­шел сва­тать те­бя са­мому па­диша­ху.

— Что же, я не про­тив, толь­ко це­ну ка­лыма наз­на­чу са­ма.

— Го­вори.

— Двад­цать яг­нят, трид­цать вол­ков, со­рок ль­вов, пять­де­сят вер­блю­дов, шесть­де­сят лис, семь­де­сят шкур, во­семь­де­сят муд­ре­цов ― вот мой ка­лым.

Вер­нулся ве­зир к па­диша­ху и пе­редал ему ус­ло­вие де­вуш­ки. Па­дишах по­думал и от­ве­тил:

— Де­вуш­ка пра­ва, муж­чи­на в двад­цать лет по­добен яг­ненку, в трид­цать лет по­добен вол­ку, в со­рок лет ― ль­ву, в пять­де­сят лет ― вер­блю­ду, в шесть­де­сят лет он хи­тер, как ли­са, в семь­де­сят лет от муж­чи­ны ос­та­ет­ся лишь внеш­ний вид, шку­ра, а в во­семь­де­сят лет он ста­новит­ся муд­рым. Она дос­той­на мо­его сы­на.

И ста­ла ум­ная де­вуш­ка же­ной сы­на па­диша­ха.